Обозреватель «СЭ» – о ситуации в «Спартаке» после вылета из Лиги Европы от кипрского АЕК

 

«И ЭТО ПРОЙДЕТ»

Увидев фото с красно-белыми шарфами, валяющимися на поле «Открытие Арены», словно выброшенные на берег мертвые медузы, я вспомнил, как уже наблюдал подобное много лет назад – только в еще более колоритном орнаменте. Летом 1999-го мне довелось поехать на выездной матч такого же, предпоследнего отборочного этапа, только Лиги чемпионов, в котором ЦСКА в норвежском Мольде играл против одноименного клуба. После домашних 2:0 выход на«Мальорку» казался гарантированным. Но случились унизительные 0:4. И поздним вечером после матча я стал свидетелем, как самые отчаявшиеся болельщики никогда на тот момент не игравших в главном еврокубке армейцев бросали шарфы в море…

Тогда, во времена безраздельного царствования в российском футболе «Спартака», поклонникамЦСКА казалось, что на «Мольде» жизнь закончилась, и больше не будет ничего. Они не могли себе представить, что настанут совсем другие времена – с выигранным Кубком УЕФА, шестью чемпионскими титулами за 13 лет, семью Кубками страны. А «Спартак» за это время не добьется ничего, и с какого-то момента даже сами его поклонники начнут с отчаяния считать себя проклятой кем-то командой. И после очередного унижения выбрасывать шарфы на поле своего стадиона.

У абсолютно каждого клуба есть свои жизненные циклы, и самые стабильные успехи однажды неизбежно сменяются черными полосами. Любому болельщику, если он по-настоящему предан своей команде, надо их перетерпеть, не сдаться, не переметнуться в чужой лагерь или вовсе потерять интерес к футболу. И когда в конце 90-х Евгений Гинер, ведший на этот счет переговоры с Олегом Романцевым, не смог стать владельцем «Спартака», но возглавил ЦСКА, тогда как «Спартак» – Андрей Червиченко, а впоследствии Леонид Федун, – это ведь и был какой-то перст судьбы. Указывающий на то, что не может один клуб всегда быть успешным, а другие – безнадежно задирать голову вверх.

И сейчас, когда «Спартак» в очередной раз унижен, его поклонникам больше ничего не остается, как мыслить согласно надписи на перстне царя Соломона: «И это пройдет».

Вот только по реакции на АЕК не скажешь, что они готовы мыслить столь философски и отстраненно. В футболе, штуке сверхэмоциональной, наверное, такое вообще невозможно. И в результате мы видим, что легендарный афоризм Виктора Черномырдина: «Никогда такого не было – и вот опять» – будто о том, как болельщики восприняли новый круг спартаковского ада. При том, что, казалось бы, уже можно привыкнуть, и три года назад предыдущий европоход красно-белых при Валерии Карпине завершился похожим «Санкт-Галленом», все отреагировали на кипрское поражение так, словно подобного не было никогда. Амплитуда высказываний колебалась от боли до истерики и отчаяния.

Последнее было вызвано, как понимаю, в первую очередь тем, что два с лишним года прекрасная новая «Открытие Арена» ждала спартаковских еврокубков – и уж дождалась так дождалась. Хотя и в поражениях киприотам для нашего футбола давно нет ничего нового – за последние годы через это прошли и «Зенит», и «Локомотив». Проиграй так испанский или немецкий клуб – было бы от чего изумляться, но российский-то? Тем более – 101-й в рейтинге УЕФА.

ЭЙФОРИЯ ПОСЛЕ ТУЛЫ?!

Чего в реакции людей я не заметил нигде – недоумения. Мол, как такое могло произойти, откуда взялось? Такого недоумения, как, допустим, после поражения сборной в Словении в 2009-м. Там действительно было невозможно понять, как такой конфуз мог произойти с командой, которая полутора годами ранее стала бронзовым призером Euro, а потом сыграла отличный отборочный цикл. Но в случае со «Спартаком» совсем не ожидать чего-то подобного мог только очень наивный человек. Даже несмотря на уровень АЕК – «команды ветеранов», как назвал ее Сергей Горлукович.

Лично у меня предчувствие, что все может закончиться скверно, появилось сразу после ответного гола киприотов в выездном матче. Слишком уж вальяжно разбазаривал «Спартак» убойные моменты при счете 1:0, слишком вопиюще мазали Промес с Зе Луишем, будучи уверенными: не попали сейчас – забьем потом. Никуда оно от нас не денется, ведь все очень легко дается. А ведь тот второй мяч все бы в этом соперничестве закончил.

Футбол такой безалаберности не прощает. Сначала у «Спартака» по чудовищной кипрской жаре (интересно, кстати, не могли ли красно-белые настоять на более позднем времени матча) иссякли силы, АЕК сравнял счет и вообще мог выиграть. А в ответном матче обнаружилось, что за весь первый тайм хозяева создали один момент. И тот – у крайнего защитника Ещенко, для которого любой гол в карьере – диковина.

Потом-то шансы еще были, но ощущение, что все висит на волоске и, даже несмотря на полное отсутствие моментов у соперника, легко может обрушиться из-за одной ошибки, росло с каждой минутой. И сбылось. Этакая футбольная классика, какую каждый из нас на разных уровнях видел десятки раз. Мне, например, в качестве образца вспоминается матч 1/8 финала ЧМ-1990 БразилияАргентина. С той, правда, небольшой разницей, что у тех аргентинцев были Марадона с Каниджей, а у АЕК я их что-то не наблюдал…

Меня потрясло одно из объяснений случившегося от Дмитрия Аленичева. Оказывается, это была… эйфория команды от 4:0 над «Арсеналом». Что?! Если бы речь шла об «Арсенале» лондонском, и победе над ним 4:1 в Лиге чемпионов 2000 года, то я бы еще понял. Но что-то не припоминаю, чтобы и от этого у романцевского «Спартака» возникала эйфория. Это слово было не про ту команду. 4:0 же над командами, только вышедшими в высший дивизион, почитались за абсолютную норму, о которой забывалось на следующий день.

А теперь, значит, эйфория после Тулы. Озвученная, заметим, не журналистами или болельщиками, а ее главным тренером. Вот это уж значит – точно приехали. Радоваться, безусловно, надо любой победе, тем более крупной. Но оценивать ее настолько неадекватно…

Ясно, что Аленичев как человек, по игроцким временам знающий цену настоящим победам, не мог не отдавать себе отчет, что выигрыш у Тулы – рядовой и проходной. Но раз не смог довести эту простейшую мысль до игроков, с которыми работает уже второй сезон, – это его и только его вина. Тем более что и с «Арсеналом» все могло повернуться совсем по-другому, если бы в первом тайме туляки забили то, что должны были.

Сейчас уже пошла критика Карреры – мол, если защита допускает такой коллективный ляп уровня ДЮСШ, как с АЕК, зачем итальянца брали? Но такие приглашения, как многолетнего помощника Антонио Конте, выглядят работой вдолгую, как раз-таки нехарактерной для современного«Спартака». Не факт, что они могли дать краткосрочный эффект. А вот общая мотивация команды, которая в первом в истории домашнем еврокубковом матче на своей арене обязана была выйти и разорвать в клочья такого соперника, – это прямая обязанность главного тренера. Найди Аленичев правильные рычаги – отдельная взятая ошибка в обороне ни на что бы уже не повлияла.

В этом смысле мне не вполне понятно, как можно было не выпустить в стартовом составе свежеизбранного командой капитана. Да, мы все видели швы на голове у Дениса Глушакова после матча с «Арсеналом», но ведь смог он появиться на поле во втором тайме. А травма Джано Ананидзе, как признался сам Аленичев, не помешала выпустить его в стартовом составе, о чем тренер теперь жалеет. Но невыход капитана, тем более не назначенного, а избранного, – это нечто более важное и нарушающее внутрикомандную иерархию, чем вынужденное пребывание в запасе пусть даже самой яркой звезды команды последней недели.

Впрочем, копаться в деталях такого поражения, – дело довольно бессмысленное. Обыгрывать АЕК«Спартак» был обязан и без Глушакова, и без кого угодно еще. Хорошо, что после игры Аленичев счел нужным извиниться перед болельщиками за позор и взять вину на себя. Это были те слова, которые он в сложившейся ситуации обязан был произнести. Но что дальше?

ЧЕГО НЕ ХВАТИЛО АЛЕНИЧЕВУ

Ни для кого из постоянных читателей «СЭ» не секрет, что я (наряду с Олегом Романцевым, Никитой Симоняном,Георгием Ярцевым и другими великими красно-белыми авторитетами) активно поддерживал идею назначения Аленичева главным тренером «Спартака», верил, что у него есть потенциал стать если не новым Романцевым, то тренером, с которым красно-белые способны возродиться.

На протяжении первого его сезона в «Спартаке» я видел и отмечал в своих публикациях серьезные минусы – в частности, отсутствие должной решительности и принципиальности во взаимоотношениях с боссами клуба, которой главный тренер обязан обладать, чтобы очерчивать свою территорию. Тем не менее я был за то, чтобы Аленичеву дали второй шанс, поскольку и прошлогоднюю задачу он частично выполнил, и шишки, казалось, набил. Меньше всего хотелось, чтобы приход нового тренера означал: очередной сезон «Спартака» пущен коту под хвост.

Первым позывом, который я испытал после игры с АЕК, стало желание извиниться перед болельщиками за собственное заблуждение, в котором я длительное время убеждал и их. Что я и сделал через соцсети. Мне казалось, что Аленичев, начав как тренер с самого низа и пройдя через все лиги отечественного футбола, при этом будучи человеком красно-белой крови, готов к «Спартаку». Ведь у того же самого Романцева к моменту прихода в «Спартак» в 1989 году вообще не было опыта работы главным тренером команды высшей лиги. А были лишь «Красная Пресня» – во второй и «Спартак» из Орджоникидзе – в первой. Но за его спиной была могучая фигура Николая Старостина

Похоже, еще как минимум одного этапа, – вроде работы с каким-нибудь клубом-середняком РФПЛ, – Аленичеву в его карьерной цепочке, ведущей к мечте жизни – «Спартаку» – не хватило. Впрочем, может, не хватило и той полномасштабной поддержки с клубных вершин, какая была на ранних этапах у Романцева, тогда как у Аленичева ее не было ни минуты. Что, впрочем, для главного тренера за неудачу с АЕК уж точно не является оправданием. Что уж тогда должен говорить Курбан Бердыев по поводу ситуации, которая месяцами продолжается в «Ростове», но не помешала ему убедительно и безоговорочно переиграть в Брюсселе «Андерлехт»?

ФЕДУНУ НЕ СТОИТ РУКОВОДСТВОВАТЬСЯ ЭМОЦИЯМИ

Пару дней назад мне в глаза бросилась новость об отставке спортивного директора «Спартака» Дмитрия Попова. Он долгое время считался любимцем Леонида Федуна, существовал в клубе как государство в государстве – в администрации красно-белых могли происходить любые изменения, а позиции Попова оставались неизменными. Даже после того, как он, рассказывают, полностью разошелся с Валерием Карпиным, неожиданно заняв на одном из советов директоров позицию, прямо противоположную тогдашнему гендиректору.

И вот – отставка. В разгар, заметьте, очередной трансферной кампании, когда одна из главнейших задач«Спартака» – приобретение центрального защитника – еще не выполнена. О чем это говорит? О бушующих внутри клуба междоусобицах, которые годами не позволяют клубному механизму эффективно работать. Можете представить себе схватку под ковром между Романом Бабаевым и Олегом Яровинским в ЦСКА у Евгения Гинера? Или что-то подобное в верхних слоях атмосферы«Краснодара» под Сергеем Галицким? А ведь они трое с Федуном – частные владельцы российских клубов.

Мне до сих пор не дает покоя чувство, что проклятие «Спартака» резко усилилось после того, как в клубе поступили с Унаи Эмери, будущим победителем трех Лиг Европы подряд во главе «Севильи». Это то, чего я никогда не смогу простить руководящему клубному тандему КарпинАсхабадзе.

Одна лишь деталь: ни одно издание месяцами не могло добиться права на эксклюзивное интервью с Эмери, которого все жаждали. В клубе говорили: испанец не хочет. А год спустя в интервью собкора «СЭ» по Испании Александра Вишневского Унаи посетовал, что ему не удалось наладить неформальные отношения ни с одним российским журналистом, поскольку ситуацию в клубе надо знать с разных сторон. И тут выяснилось, что все запросы об интервью застревали где-то в недрах клуба. После чего стало окончательно ясно: вокруг Эмери сознательно создается вакуум, не позволяющий ему лучше ориентироваться в российском пространстве.

Это происходило на территории, подведомственной Федуну. И при том что сам владелец«Спартака» вел переговоры с испанцем, который стал его креатурой в чистом виде! Что не помешало ему пойти на поводу у клубных руководителей и быстро отправить его в отставку. Эта история – пример его непоследовательности.

Сейчас Федуну, принимая решение, не стоит руководствоваться голыми эмоциями, что он сделал, например, в момент изгнания главного тренера Карпина весной 2014-го. У владельца не было «плана В», отставка для него была лишь отставкой, а не назначением, – и в итоге концовка сезона, еще к зиме манившего болельщиков золотым отблеском, была напрочь завалена. На тот моментКарпин потерпел пару болезненных поражений, вылетел от «Тосно» из Кубка, не развеялась еще и память о «Санкт-Галлене», – но он управлял приличной командой, уверенно обыгравшей в том сезоне ЦСКА и «Зенит», она была в считанных очках от лидерства и Лиги чемпионов. В одночасье превратив его из многолетнего любимца в «сбитого летчика» и назначив Дмитрия Гунько (это было назначение сродни приходу Сергея Чикишева в «Динамо» на последние три тура перед вылетом),Федун разрушил все собственными руками.

Теперь он, наверняка, извлечет уроки из того случая и четко продумает план действий. СамАленичев не облегчил хозяину задачу, в отставку после АЕК подавать не став: мол, будет совет директоров – он все и решит. Сошлет ли его Федун после этого Ватерлоо на свой остров святой Елены, зависит теперь только от него.

Но, во-первых, владелец должен понимать, управляет ли в сложившейся ситуации Аленичев командой. И, если честно, я не вижу особых рычагов для этого понимания, учитывая, что Федунуне свойственно с этой самой командой в принципе общаться – в отличие от тех же Гинера и Галицкого. А во-вторых, если у хозяина нет готовой мощной кандидатуры на замену (и подобранной не по методу научного тыка, как в случае с тем же Муратом Якином), в увольнении Аленичева не будет ровно никакого смысла. Потому что смысл отставки любого тренера – не в самой отставке, а в последующем назначении.

В конце концов, ведь и у Леонида Слуцкого после третьего места ЦСКА в сезоне-2011/12 и непринятого Гинером заявления об уходе было два поражения в трех первых матчах нового сезона, а потом еще и неудача в квалификации Лиги Европы с АИК. Но президент армейцев и тут тренера не уволил, а в конце сезона получил от своей команды золотые медали. И в следующие три года – еще две.

МОРАТОРИЙ НА КАНДИДАТУРУ

Федун, в межсезонье, как все утверждали, страстно желавший прихода Бердыева, не сумел с ним договориться. Напомню хронологию событий, если кто подзабыл: даже совет директоров «Спартака» перенесли на неделю, чтобы дождаться результатов переговоров владельца красно-белых с главным тренером «Ростова» – но они оказались неутешительными.

Только тогда Аленичев и был утвержден на второй сезон, и это уже создало ощущение ущербности ситуации. Такое пренебрежительное отношение к своему тренеру – так контрастирующее с тем, как Гинер взял под защиту Слуцкого – в итоге и оборачивается тем, что мы видим. Хотя, повторяю, данный конкретный случай с АЕК – не из тех, за которые Федун несет прямую ответственность, и вообще валить все на него одного – значит сильно упрощать картину.

Надо быть беспристрастным – и теперь, спустя время, я готов взять назад свои слова с жесткой оценкой по ситуации с контрактом Романа Широкова. По мне, жизнь доказала, что Федун, приняв решение не продлевать с ним дорогостоящий контракт (пусть даже и тем противоестественным способом, каким это произошло), был прав. Широков может говорить что угодно о том, что мог бы еще два года играть на самом высоком уровне, – но факт, что этим летом он оказался никому не нужен и вынужден был завершить карьеру.

…А кто, на мой взгляд, является лучшей кандидатурой на возможную замену Аленичева, если Федун все же решит его убрать, я говорить не буду. То, что произошло с человеком, чья кандидатура казалась мне лучшей в предыдущем случае, на один раз лишило меня морального права это делать. Впрочем, обещаю: мораторий будет однократным. И, зная современный«Спартак», не удивлюсь, если довольно скоро мне все-таки доведется высказать свои предпочтения…

 

Источник: Спорт-Экспресс

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи Кир