Наша беседа с обладателем Кубка России и серебряных медалей Чемпионата России, экс-тренером московского «Динамо», человеком, которому посчастливилось поработать с великим Константином Ивановичем Бесковым, а в настоящее время — футбольным агентом Алексеем Скородедом проходила на территории небольшого торгового центра Юга Москвы, в уютном кафе «под китайский стиль».

— Алексей, первый вопрос, экспромтом. В Аленичева где-то, кроме «Спартака», верите?

— Я думаю, что ему нужно подучиться.

— То есть шансы есть?

— Шансы есть. Если человек, скажем так, самодостаточный и профессионально будет относиться к себе… В принципе, в любом случае его выход с «Арсеналом» в Премьер-лигу не может быть случайным по определению. Мое мнение, и, думаю, мнение многих людей, которые в футболе разбираются — он просто поторопился с приходом в «Спартак». Думаю, что если я не ошибаюсь, и он подучится, наберется, скажем так, опыта как человек тренерского цеха, то не исключен вариант, что он сможет добиться каких-нибудь локальных или даже глобальных успехов. Но для этого нужно время.

Более того, чтобы у читателей сложилось какое-то мнение о том, как Аленичев хотел добиться успеха, надо вот что сказать. По моей информации, руководству «Спартака» в период, когда Дмитрий Анатольевич, скажем так, начал упускать руководство команды и несколько неправильно оценивать свои силы, было предложена помощь от людей, неравнодушных к тому, что происходит с командой. Собственно, первоначально речь шла о встрече Аленичева с одним очень уважаемым в футбольных кругах тренером, который имел опыт руководства командой РФПЛ. Речь шла о встрече, ну, консультационного плана, знаете, просто кофе попить и выслушать как Дмитрий Анатольевич видит команду, рассказать, наоборот, свое видение со стороны. Понимаете, да? Это для начала, так сказать, а там и до конкретных шагов по тому, чтобы команду «завести», недалеко.

Насколько мне известно, даже от встречи такого плана Аленичев отказался.

— Но и даже при этом, Алексей, вы считаете, что он небезнадежен как тренер?

— Будем надеяться.

— А как считаете, с прессом медийности Аленичев справился? Если брать не тренерскую составляющую.

— Нет. Не справился. Вы же читали, сколько критики было в адрес его интервью. Интервью были всегда невпопад и, скажем так, вызывали волну насмешек и иронии.

— Одна моя знакомая, болельщица «Спартака», как-то сказала такую фразу: «Дмитрий Анатольевич хороший парень, но не уровень». Согласны?

— Согласен. На данный момент.

— Хорошо. Теперь следующий вопрос — верите ли в Бердыева как тренера? Если убрать весь негатив, который люди в нем находят или пытаются найти? Или даже так: верите ли вы в Федуна, который возьмет к себе Бердыева?

— Честно сказать, я до последнего момента буду сомневаться в этом вопросе, потому что для меня очень много вопросов тогда возникает. Все-таки Леонид Арнольдович — человек, который занимается серьезным бизнесом. Спорт — это, конечно, отдельная стезя… Но мне тогда непонятен переход Карреры. Если он (Федун) просчитывал заранее приход Бердыева — зачем он приглашал Карреру? Логики никакой не просматривается. Можно было бы, конечно, предположить уход Аленичева… Я еще в социальной сети «Твиттер» написал, когда только пришел Каррера: «Этот человек под Аленичева», и дал прогноз, что он не пройдет первый круг ЛЕ.

— Может быть, тогда приход Карреры и приход нового тренера — это работа двух разных группировок в «Спартаке»?

— И я считаю, что Каррера — это может быть фигура, скажем так тех людей в руководстве Спартака, которых не устраивал Дмитрий Аленичев, а вот кто из них чья фигура, я не знаю.

— Так все-таки верите в его приход?

— Нет.

— То есть пока не скажет официальный сайт…

— Да. Но давайте вернемся к кандидатуре Курбана Бекиевича на пост главного тренера «Спартака». Это безусловно один из самых топовых тренеров России, он это работой доказал. Бердыев всегда добивался успеха на очень приличные деньги. Если слухи соответствуют действительности, и он просит у Федуна 100 миллионов, то за 100 миллионов не только Бердыев добьется результата, но и мы с вами. По крайней мере, в еврокубки точно попадем, сто процентов.

Что мне нравится, так это то, что Бердыев в свои 63 года голодный до футбола. Очень амбициозный.

Но тем не менее, я считаю, что второе место «Ростова» в прошлом году — это все таки и определенный элемент случайности и везения, совпадение неких факторов. Сейчас поясню. Первый момент — это опять-таки слабый уровень чемпионата. Второй момент — практически все топ-клубы, которые в прошлом сезоне должны были бороться за высокие места, провалились. «Зенит» провалился, «Краснодар» провалился, «Локомотив» провалился…

— «Ростов» после зимнего перерыва набрал больше всех очков в чемпионате, больше «Зенита» и ЦСКА.

— Давайте, я объясню. Не отрицая очень высокого уровня Курбана Бекиевича как тренера, скажите вот мне: вы много можете назвать в нашем чемпионате игроков, которые могут обыграть защитника один в один?

— Русскоговорящих или нет?

— Да даже иностранцев. Много таких назовете?

— Ну, был Вагнер Лав, был Макгиди, Данни еще, Быстров ранний…

— Быстров — это человек, которому нужно пространство. Так вот, Бердыев играет зонную защиту. Практически все игры — вторым номером. У него здесь очень четко все построено. Он выстроил свою модель игры и поймал на этом и «Спартак», и ЦСКА, и «Зенит». Я считаю, что он как тренер выиграл, а вот Слуцкий и другие тренеры — проиграли. Они не должны были с ним играть в открытый футбол.

Я когда еще работал с Константином Бесковым, он мне всегда говорил: «Леша, понимаешь, тренерская профессия — это такая профессия, в которой нужно всегда, каждый день, доказывать — себе самому, окружающим, футболистам…»

large

С приходом Курбана Бекиевича на пост тренера «Спартака» ему заново придется все доказывать. Он точно будет работать под давлением. Сейчас по поводу его прихода некая эйфория, я ее немного недопонимаю, потому что то же самое было и с Аленичевым, да и сколько людей было до Аленичева, когда они приходили… Вопрос в том, что люди через месяц присмотрятся и уже начнут требовать каких-то моментов.

 — Вы воспитанник футбольной школы при Лужниках. Как попали в футбол, расскажите.

— Я очень смешно попал в футбол. Довольно поздно, меня отец привел туда. Я начал заниматься футболом в 13 лет. По нынешним меркам это очень поздно, но я хочу сказать, что уровень дворового футбола в то время был очень высокий. Получилось так, что я пришел в команду, клуб «Союз», и мы в первый же год стали чемпионами Москвы. Я попал сразу в основной состав команды, которая стала чемпионом Москвы. Вот такой уровень подготовки… Мне, конечно, еще очень повезло с тренером. У нас был великолепный тренер, он в свое время играл в «Крыльях Советов», Анатолий Федорович Брагин. Его несколько лет назад не стало, мы ездили с ним прощаться… Он воспитал таких людей, как братья Савичевы, еще пару ребят…

— Рината Саяровича Билялетдинова?

— Билялетдинов постарше, у него был другой тренер, но он тоже воспитанник «Союза». Еще было двое парней, Королев и Романов, один даже до основного состава «Спартака» добрался. Вот такая команда была. Братья Савичевы 1965 года рождения, помоложе меня, они шесть раз были чемпионами Москвы.

— Дальше «Локомотив»?

— Потом в 1979 году тренер Валерий Викторович Стаферов пригласил меня в дубль «Локомотива». Я провел там четыре сезона, причем в тот первый год было так: в советское время школа играла за сезон побольше, чем сейчас, и я одновременно играл и за школу «Локомотива», и за дубль. Была двойная нагрузка. Капитаном той команды был Паша Шалимов, который сейчас работает селекционером в «Спартаке». Мы уже столько времени знаем друг друга… Это брат Игоря Шалимова, он был у нас капитаном в команде, и мы в последний выпускной год тоже стали чемпионами Москвы.

— (показывает фотографию) Вот Бокий. А вот я молодой, рядом с Бабуриным. Бабурин сейчас тренер сборной у Галактионова, тренер вратарей. Вот Милешкин, воспитанник Локомотива. Мы с ним в «Локомотиве» за дубль играли, но у него карьера хорошо сложилась — поиграл и в «Спартаке», и в «Динамо», и в «Локомотиве», и в олимпийской сборной, причем он играл и у Константина Ивановича. Когда он играл в «Локомотиве», он был центральным защитником, а Бесков из него сделал крайнего защитника.

— По уровню той первой лиги… «Локомотив» в 1981 году берет второе место, пропускает вперед «Металлист» из Харькова. В Харькове был Ткаченко, он и тогда уже был фигурой, и сейчас фигура… Так вот, об уровне того футбола. Был ли тогда футбол качественнее? Или все-таки чуть проще, в том числе тактически?

— Нет, это исключено. Могу сразу сказать, что средний уровень был намного выше, и уровень футболистов… Все было в основном построено на конкуренции. Такой был жесткий уровень конкуренции, причем касается абсолютно всех лиг. Что примечательно, в каждой команде были лидеры. Их было по два-три человека, в некоторых командах даже больше — в тех, которые боролись за выход рангом повыше, — но я к чему это все? В то время говорили, что самая страшная травма — перелом. Потерял место в составе, а вылечив травму, мог назад уже и не вернуться, потому что за тобой сидели равноценные игроки.

—  Но мы сейчас что видим? Даже в «Спартаке», клубе, игра которого породила целый термин «спартаковский футбол» как некий идеал у определенного среза болельщиков, причем не только ведь красно-белых — да, даже противники признают, что, мол, игра была. Как думаете: вот это отсутствие игры у многих команд, игры зрелищной, это ведь еще и по причине того, как работают с молодыми, с детьми фактически?

— Я вот сейчас работаю с молодежью, рассказываю им, что можно было в квадрат четыре против двух зайти и десять минут мяч не отнять, а они не верят — не понимают, как это так. Средний уровень подготовки… не было проблем — играть левой ногой, играть правой ногой. Потом, например, сейчас… я говорю именно про российский футбол… очень многие вещи делали в то время на автомате. Если утрированно: подключается, например, правый защитник, попробуй ему, грубо говоря, не отдай в атаку — тебя сожрут. Другой вопрос, что защитники тоже лишний раз вперед не бегали. Если ты, например, принимал мяч спиной к воротам, то знал: нужно сразу отдать человеку, который к ним лицом. То есть вот такие вещи… Я сейчас смотрю — такие вещи, как забегание, скрещивание, они практически ушли в российском футболе. Их нет. А это очень эффективные моменты.

Все вот требуют, условно говоря, «той самой» спартаковской игры. А что такое спартаковская игра? Ее нужно понимать. Она подразумевает стенки, открывание за спину, игру «на третьего». Вся модель игры Бескова подразумевала такую органику партнеров, когда вся команда как единый организм, один игрок чувствует другого, при этом не играет роли, как мяч будет доставляться к воротам соперника — будет ли это длинный пас или передача на ход, на свободную зону.

Идеалом игрока такого плана, кто мог бы реализовать в команде такие передачи, у Бескова были Федор Черенков и Юрий Гаврилов.

Гаврилов

В Динамо, когда я тренировал вместе с Бесковым, игроками такого плана он видел в команде Добровольского и Кобелева. Их исполнительский класс на тот момент позволял играть в такой футбол и эффектно, и эффективно.

Это очень тонкий момент — и построение такой игры, и поиск игроков, могущих в такой футбол играть. И понимание этого доступно далеко не всем, единицам. Я на протяжении всего времени вел конспекты занятий  Бескова, много кто просил меня, но разобраться в них трудно. Вот, для примера: существует упражнение, квадрат пять на пять. Существуют у этого квадрата границы. Пять на пять игроки играют, с одним нейтральным. Человек приходит ко мне и говорит: «Леша, у меня этот квадрат не получается, что-то я не так делаю». Тут получается что? Ты должен, грубо говоря, включать голову. Раздвигаешь границы квадрата… Нельзя каждое упражнение объяснять и понимать. Раздвигаешь границы квадрата, у людей появляется больше пространства, у них это начинает «идти», и потом уже потихоньку сужаешь границы квадрата. Такие вот нюансы.

А продолжая тему уровня чемпионата… не знаю. Мне очень тяжело сравнить, потому что смотря сейчас даже на нынешнее поколение, я вижу, какие у них изъяны в технической подготовке. Всегда, даже своим ребятам, с которыми я сейчас занимаюсь как агент, я всегда им говорю, что тренер — это тренер, а ты — это ты. И любой тренер, который тебе дает упражнение, не всегда за тобой смотрит, потому что требовать стопроцентного выполнения упражнений… Кстати, к сожалению, это очень большая проблема детского футбола. Есть комплекс упражнений, но вот строгое их выполнение и понимание, для чего этот комплекс упражнений дается — это абсолютно разные вещи. Кто-то работает по системе «Барселоны», кто-то — по системе «Баварии», кто-то — еще бог знает по какой системе, но там такие нюансы… Очень многие тренеры даже в футбол-то не играли.

— А это большой минус?

— Вы много знаете людей, которые, не играя в футбол, добились в нем высот? Нет, кое-кто есть — Слуцкий, Сантана еще был, журналист… Но их меньшинство. Сейчас вообще и в футболе, и в журналистике людей, которые имеют отношение к футболу, очень мало.

— Уметь говорить и понимать футбол — это совершенно разные вещи.

— Да. Что еще можно сказать о тех временах? В то время тренеры делились на две категории. Мне удалось поработать и с первой, и со второй категорией. Чуть позже я поподробнее объясню. Моя жизнь как-то так сложилась, мне очень повезло на тренеров: я работал с такими людьми, понимал их футбольную философию, участвовал в тренировочном процессе… Это Александр Александрович Севидов, Виктор Семенович Марьенко. Потом мне повезло: когда я попал после «Локомотива» в «Торпедо» — ну, там понятно, там Валентин Козьмич Иванов — особая фигура, но в дублирующем составе, когда я принимал участие в тренировках и играх, работал один из величайших советских футболистов, игрок плеяды Стрельцова, Маношина, Воронина — Борис Алексеевич Батанов. Я его считаю просто величайшим тренером. К сожалению, ему не удалось себя реализовать в силу неких причин, особенностей характера, но то, что я от него почерпнул… он мне дал первую футбольную философию, понимание футбола, которое потом мне пригодилось, в тот момент, когда я попал, так сказать, в руки Константина Ивановича Бескова. Мне тогда это очень помогло. Это категория людей, которые действительно реально понимали футбол, знали, что делать, знали, как объяснить, умели показать. И существовала вторая категория тренеров — это тренеры-мотиваторы.

— Гамула, Овчинников и иже с ними?

— Нет, это немного другая тема. Мне удалось поработать и с такими тренерами. Я в тульском «Арсенале» играл, у нас был такой Иван Васильевич Золотухин. Легендарная личность, в свое время на определенном уровне очень много выиграл турниров — во второй, в первой лиге, в переходных играх. У него была простая установка. Он рисовал на школьной доске ворота и писал: «Здесь зарыты деньги».

— То же самое и Овчинников говорил — «Там зарыты ваши премиальные».

— Да, примерно то же самое. Чем эти люди отличались? Они были классные психологи, рядом с ними всегда был человек, который что-то реально понимал в футболе и мог как-то организовать тренировочный процесс, но самое главное — что они умели выбивать деньги, под эти деньги собирали команду, и эта команда… им, по большому счету, тренер не нужен был, им нужен был мотиватор.

— А что важнее для главного тренера? Быть мотиватором или реально разбираться в футболе?

— Я думаю, что это комплекс.

— А именно сейчас, в 2016 году? Сейчас экономика с футболом связана более тесно, чем раньше. Что сейчас важнее?

— Думаю, что все-таки футбольное образование важнее. В любом случае. Зачем тренеру вообще сейчас искать деньги? Он приходит на готовый контракт…

— У нас Валерий Георгиевич Карпин в «Спартаке» совмещал, искал, находил…

— Ну, ребята, это мы с вами сейчас можем далеко уйти. Я выше говорил, что если у Бердыева будут деньги и он найдет, его уровень как тренера в нашем чемпионате сейчас таков, что он выиграет «за явным преимуществом».

— Сейчас, после фееричного выступления нашей сборной, многие говорят, что уровень футбола у нас в стране упал. Вопрос: мне кажется, что уровень футболистов упал только потому, что у нас очень сильно ухудшился уровень профессиональных тренеров. Возьмем для сравнения хотя бы восьмидесятые годы: Лобановский, Бесков, Ахалкаци, Зелькявичюс, Кучеревский, Емец, Иванов, Садырин, Малофеев. Не просто тренеры, а целые тренерские школы, которые друг на друга не похожи. А сейчас что? Романцев ушел, Семин в непонятно каком состоянии, остается лишь Бердыев…

— Романцеву реально повезло с той точки зрения, что когда распался Советский Союз, ему достался очень сильный состав. Я как раз начинал тренировать в то время. 1992 год, «Асмарал», причем был такой эпизод, я всегда о нем рассказываю. У нас в составе было три бывших игрока «Спартака» — Суров, Володя Сочнов и Юра Гаврилов. Мы попали в финальную пульку первого чемпионата России, он состоял из двух этапов. Тогда мы еще рекорд установили, который очень долго держался — обыграли «Зенит» 8:3, что ли. Нас Аль-Халиди тогда отправил в Турцию, я тогда в первый раз в Турцию попал. Купил путевки…

— Это вы Садырина обыграли?

— Нет, не Садырина. Мельников, по-моему, тренировал, если не ошибаюсь.

Так вот, играем на «Локомотиве». Народу прилично, мы тогда со «Спартаком» сыграли 1:1, причем даже вели, Кирилл Рыбаков забил. У них Юрий Петров сравнял.

— Это который потом в Голландию уехал, правильно? 

— Да. Как-то они нас придушили тогда… Ну, они фаворитами были — Онопко, Карпин, Попов, Хлестов, в воротах Черчесов, в общем, вся эта золотая когорта. И Константин Иванович минут за двадцать до конца выпускает Гаврилова. А Юре тогда было, ну, лет 38. И игра сразу поменялась. А они начали его бить. Я в первый раз такое видел. С трибун даже стали кричать: «Не трогайте его!» В общем, так 1:1 и закончилось.

— Как вообще две таких фигуры уживались в «Асмарале» — Гаврилов и Бесков?

— Он у нас два сезона провел, 1991 и 1992. Константин Иванович его пригласил. Юра — действительно уникальный футболист, я до сих пор перед ним преклоняюсь, потому что все это было у меня на глазах. Помимо того, что до работы в «Асмарале» я, естественно, видел его вживую как футболиста, потом мы практически два года общались каждый день, бывало, что и в одном номере жили на сборах. Пригласили его с одной целью — чтобы вокруг него растить футболистов. У нас был очень хороший футболист, к сожалению так и не смог до конца раскрыться — Андрей Губернский, сейчас он президент мини-футбольного клуба «Динамо», — так при Гаврилове он стал лучшим бомбардиром, наколотил под сорок мячей в первой лиге. Он обладал теми же качествами, что в свое время, например, Георгий Ярцев — взрывной, маленький, скоростной, а Юра ему вперед отдавал. Но у Андрея что-то после 1992 года не заладилось, с Аль-Халиди что-то не срослось, и как-то потом он быстро закончил с футболом, пошел в бизнес, потом в мини-футбол с Еременко. Мы с ним общаемся до сих пор. Вокруг Юры очень быстро росли футболисты. Это при том, что у нас еще Серега Новиков был, который тоже за «Спартак» играл в 80-х. Очень умный футболист. Ребята рядом с ними очень быстро росли. Когда внутри коллектива находится такой футболист, это живой пример.

— По поводу Федотова. Как считаете, мог он проработать в «Спартаке» дольше?

— Конечно, мог. Я считаю, что проблема Владимира Григорьевича была в том, что он достаточно мягкий человек. Деликатный. Где-то, в каких-то моментах, люди, которые им руководили, навязывали ему свое мнение. Он классный тренер, у него хорошие качества — я знаю о них не понаслышке, доводилось с ним работать, — он видел сильные качества футболистов и умел строить игру именно на этих качествах. Он не стеснялся доверять молодым ребятам.

— А вот после него пришел Черчесов. Он тренер или мотиватор? Или смог как-то интегрировать и то, и другое?

— Мне кажется, в первую очередь он все-таки мотиватор. Он достаточно харизматичный человек, как и, например, тот же Карпин. Это человек, который может жестко себя поставить. Как ни относись, он все-таки личность. Лени он не терпит ни в тренировочном процессе, ни на поле. Мотивацией он очень хорошо владеет и заставляет людей работать на поле. Равнодушных у него нет в команде, это однозначно.

— В его тренерский штаб уже довольно давно входит Мирослав Ромащенко. Получается, что в этой связке Черчесов — мотиватор, а тренер — Ромащенко?

— Я не отрицаю. В свое время я помогал Мирославу устроиться главным тренером в Белгород, но у него не срослось. Он туда уходил с Кечиновым и Тяпушкиным. Дело все в том, что… он шикарно работал в дубле, у него был сумасшедший дубль.

— На него людей иной раз приходило больше, чем на основу.

— Я в то время ездил к нему на тренировки. Он мог и сам показать кое-что ребятам. И в квадрате, и по воротам бил — настоящий живой пример для футболистов. Может, не легенда, но действующий футболист, который рано закончил, и с мячом еще обращается неплохо.

— Ромащенко, Аленичев, Карпин — это все люди, которые закончили карьеру довольно рано, так что могли еще сами что-то показать. Тот же Эмери, говорят, выдавал такие пасы, что все удивлялись. Может быть, «Спартаку» нужен кто-то, кто не показывал бы, а учил? Их есть вообще, чему учить? Условно говоря, нынешнего Комбарова есть, чему учить?

— Именно про Комбарова меня не спрашивайте, я вообще считаю, что это ограниченный человек. Как говорят, «наступил в жир ногой». Где-то вот по судьбе это очень ограниченный футболист.

— Как личность, или…

— Нет, как личность — я с ним не знаком, не могу судить. Он ограниченный в тактических построениях. Для меня, например, он примитивный. От него тонких ходов не дождешься. Посмотрите: в играх против сильных соперников его вообще не видно. Понимаете, очень многих футболистов нынешних спасает только слабый уровень чемпионата России. Допустим, «Арсеналу» вот «Спартак» в первом туре четыре набил. Хотя в начале их тоже могли пощипать… Это спасает не только футболистов, это спасает очень многих тренеров.

— Возвращаясь к вашему делению тренеров на мотиваторов и собственно тренеров. Черчесов и Бердыев. Для меня это две разные половинки тренерского искусства, скажем так, но в сборную берут все-таки Черчесова. Мотиватора. Это потому, что Бердыев выбрал «Спартак», или потому что выбрали именно Черчесова как мотиватора?

— Мы же не знаем, какие требования выдвигал Бердыев. Вернее, давайте так говорить, можно догадаться по работе Курбана Бекиевича в предыдыщих командах, что эти требования не простые, да. И мне кажется, в данной ситуации как раз Черчесов мог бы неплохо показать себя в «Спартаке». Для Черчесова не деньги главное, у него амбиций просто выше крыши. Может быть, он тоже принципиально хочет вернуться в «Спартак» и доказать, что «у меня это получится».

Хотя они оба требуют денег на комплектование команды…

(продолжение следует…)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи spektrowski