Защитник «Спартака» – о победе над «Краснодаром», работе с новым главным тренером и высказываниях российских олимпийцев о футболистах.

ТЕОРИИ СТАЛО БОЛЬШЕ

– За встречу с «быками» команда получила множество хвалебных откликов, что, может быть, не всегда и хорошо. А как это смотрится изнутри?

– Рановато пока начинают праздновать. Лучше отмечать победы в конце сезона, когда станет известен окончательный результат. Сейчас не время. У нас не было задачи обыграть только «Краснодар» и на этом остановиться. Порадуемся в конце чемпионата, если станем призерами. И мне больше по душе не думать об итоговой цели, а идти от матча к матчу.

– Результата вы можете добиться и в Кубке страны. На первую игру, правда, далеко лететь – или на Сахалин, или в Хабаровск.

– Не страшно. Нам везет на такие выезды. Когда «Спартак» возглавлял Мурат Якин, довелось выступать в Комсомольске-на-Амуре. Запоминающийся, если честно, момент.

– После встречи с «Краснодаром», ставшей для Массимо Карреры первой в роли утвержденного главного тренера, вы сказали, что «абсолютно ничего нового» в схеме красно-белых не было – в четыре защитника играли еще в прошлом сезоне. Но Каррера все же наверняка что-то поменял.

– Кардинально – так, чтобы все с ног на голову перевернулось, – нет. Ломать систему во время сезона чревато последствиями. Но, конечно, Каррера внес кое-что новое в тренировки. Теории стало больше, над тактикой много работаем. И я обязательно выделил бы нашего тренера-аналитика Романа Михайловича Пилипчука. Он дает много информации.

– Стало больше теории – что имеется в виду? Из-за перевода на нее больше времени тратится?

– Сама по себе она не столь продолжительна, зато часто повторяется. Можем собраться за пять минут до начала тренировки и что-то посмотреть: наши ошибки в матчах, какие-то перестроения на занятиях.

– Еще нюанс – как много из перевода слов Карреры с первого раза понимают футболисты? На прошлой неделе я побывал на презентации Массимо, и по переводу появились вопросы…

– Ну, у нас есть договоренность с переводчиком – кое-что из сказанного тренером мы можем додумать, поправить. К тому же вольны задавать столько вопросов, сколько нужно. Когда ты в этом котле варишься, многое понимаешь, даже если какое слово переведено не совсем точно.

– Спартаковский переводчик сам в футбол играл?

– Не люблю такую постановку вопроса. Мы – одна команда, никто не может поставить себя выше других.

КАРРЕРА ПОПРОСИЛ ДЕЙСТВОВАТЬ АГРЕССИВНЕЕ.
МЫ ВСЕ ВЫПОЛНИЛИ

– В матче с «Краснодаром», на мой взгляд, «Спартак» выглядел лучше, чем раньше, при отборе мяча в центре поля в целом действовал плотнее. Верные ли ощущения?

– Да. И отмечу настрой – вышли заведенные, заряженные на борьбу и с первых минут хотели показать, кто здесь хозяин, чей это дом, чье поле. Да, есть тренерские установки – Каррера попросил агрессивнее играть, плотнее. Мы все выполнили.

– У «быков» перед поездкой в Москву возникли серьезные проблемы с составом, что не могло не сказаться. Потеря одного Мамаева чего стоит.

– Мы отталкиваемся от своего футбола. Сами провели встречу хорошо, а проблемы «Краснодара», если откровенно, нас не особо интересовали.

– Федор Смолов – самый сильный российский форвард в нашей лиге?

– Мне кажется, в каждом клубе есть нападающий, с которым непросто, под которого надо подстраиваться. Смолов же точно один из сильнейших.

– Тем не менее вы у него, судя по статистике, выиграли 9 из 10 единоборств.

– Неплохо, считаю.

– А кто из соперников на старте чемпионата произвел самое сильное впечатление?

– Тот самый «Краснодар». Это пока самый трудный матч, несмотря на то что у соперника есть травмированные, а на неделе он проводил встречу в Лиге Европы… Нам пришлось нелегко.

– Что для вас как игрока обороны меняется, когда «Спартак» переходит от расстановки с тремя центральными защитниками к двум?

– Немногое. Просто у атаки становится больше вариантов за счет еще одного футболиста. А для функционала обороны это не так и принципиально.

В ЗАЩИТЕ ОБЩАЕМСЯ ПО-РУССКИ

– У вас ведь любимый зарубежный чемпионат – серия А. Наверняка хотя бы чуть-чуть знаете итальянский.

– Ох, все хочу заняться, но не получается. Времени нет.

– Но как вы общаетесь со своим итальянским агентом? Или уже поменяли?

– Нет, все верно. Это Джованни Дамиано Драго, он итальянец, у него своя футбольная школа, правда, в Африке – помогает ребятам наладить жизнь, трудоустраивает их в европейские клубы.

– Как началось ваше сотрудничество?

– Познакомились во время турнира «Виареджо кап», в котором участвовал в составе дубля «Спартака». После одного из матчей Джованни подошел к нашему автобусу – перебросились несколькими фразами на английском, обменялись контактами. Потом нашли друг друга в Facebook, стали общаться и в итоге приняли решение работать вместе. Вот уже который год это длится. Общаемся, кстати, на английском.

– Знаю, что в академии имени Коноплева в Тольятти, откуда вы выпускались, преподавание языков было поставлено на хорошем уровне.

– У меня даже не оттуда знание английского. Дело в том, что первые шесть лет средней школы учился в гимназии, а язык стали давать с третьего класса. И это помогло потом в академии, когда стали ездить на турниры за границу – там получал практику. Вроде пока учил, английский и не требовался, а потом бах-бах – и пригодился.

– В центре обороны «Спартака» выступают люди разных национальностей – русский, итальянец и немец. Как общаетесь по ходу игры, кто командует, когда надо, допустим, линию выровнять?

– Весь подсказ идет по-русски. Сальва Боккетти прекрасно говорит на нашем языке, а Сердар Таски понимает все команды – право, лево, назад, выход.

– В первом списке Станислава Черчесова несколько воспитанников коноплевской академии – вы, Дзагоев, Емельянов, Крицюк. В чем ее секрет?

– Отмечу, что нас не только учили футболу, но и воспитывали. Вкладывали силы, деньги в этот огромный проект, и очень жаль, что сейчас он переживает не лучшие времена. Академия, слышал, существует, но не в таких масштабах. Поблагодарить бы хотел не только тольяттинских тренеров, но и своего первого наставника – Попова Игоря Витальевича из школы ставропольского «Динамо». Он заложил мой футбольный фундамент, показал путь, по которому двигаться. Хочу сказать, что всех своих тренеров прекрасно помню, и хотел бы еще раз сказать им спасибо.

– Вы ведь в составе команды академии ездили на стажировку в «Челси». Общались с Романом Абрамовичем?

– Нет. Личных и командных бесед не было.

– Представим, у вас есть возможность задать Абрамовичу вопрос и получить совет. Спросили бы что-то про экономику, про то, во что вкладывать средства?

– Нет. Не знаю, как Роман Аркадьевич, но я бы поговорил о чем-то попроще. Просто за жизнь. Не люблю людям докучать. Но если бы он не возражал, кое-что специальное спросил бы.

– Вернемся к футболу. Понимаете свой статус в нашей национальной команде? Что значит «привлечен к работе на сборе»?

– Все нормально, спокойно к этому отношусь. Пока меня нет в основном списке, но завтра все может поменяться. Не буду загадывать.

– Как вам еще одна характеристика – наследник Игнашевича?

– Первый раз слышу подобное о себе. Но не хочется, чтобы меня с кем-то сравнивали. Потому что Игнашевич – великий футболист, великий защитник. Но это все же другой человек, не я.

– Держали в уме Euro-2016, когда весной стали стабильно выходить на поле за «Спартак»?

– Нет. Потому что не люблю вот эти гадания – возьмут в команду, не возьмут… Все по факту – если бы меня пригласили на турнир, был бы рад, готовился. Не взяли – работаю дальше, стараюсь доказать.

– Понятно, что классных итальянских центральных защитников вы назовете многих. А кто из россиян для вас образец?

– За кем мальчишки следят в детстве? Больше за иностранным футболом. Я в основном интересовался итальянским. Плюс, когда Игнашевич начал выступать за сборную, я был еще маленьким, и с тех пор он играл постоянно. Каких-то особых перемен на этой позиции в сборной и не происходило.

– Фамилия какой иностранной звезды была на футболке, в которой вы играли в детской школе?

– Мне на ставропольском рынке купили белую майку «Милана» с фамилией Филиппо Индзаги. Очень ее любил, заносил до дыр.

НЫНЕШНИЙ «СПАРТАК» – УЖЕ КОМАНДА МАССИМО

– Правильно понял по тону высказываний, что к Дмитрию Аленичеву вы питаете теплые чувства?

– Давно знаю Дмитрия Анатольевича, работал у него в юношеской сборной. Были хорошие человеческие отношения, но теплыми их не назову. Такой вывод могли сделать из одного моего интервью, но я никого не защищал, просто говорил как есть.

– Как считаете, нынешний «Спартак» еще команда Аленичева или уже Карреры?

– Считаю так: кто главный тренер, того и команда. Сейчас работает Массимо, это его «Спартак».

– Вы слышите, что он кричит с бровки?

– Я вижу, что Каррера не молчит. Идет постоянный, очень эмоциональный подсказ. Правильно сказал Рома Зобнин – Массимо очень сильный мотиватор.

– Что из его слов во время матча можете понять без переводчика?

– Свое имя, потом я смотрю на жесты. Когда работаешь с тренером некоторое время – а Массимо у нас уже со сборов, – то многое понятно и по ним. Плюс Каррера может что-то передать через Боккетти.

– Что из его советов по обороне стало для вас новостью?

– Кое-что пересмотрел. Не стану раскрывать всех секретов.

– Раскройте что-то одно.

– Кое-что расскажу, но без конкретики. Скажем, перестроения нашей линии при переводе соперником мяча с фланга на фланг или при подготовке передачи нам за спину. Эту работу мы корректировали.

– Поход к трибунам после финального свистка встречи с «Краснодаром» – идея Карреры?

– Если честно, да. Массимо выбежал на поле и показал: «Пойдем к болельщикам». Позитивная традиция.

– Вы помните, как он сам играл?

– Насчет его футбольной карьеры тяжело говорить. Я грезил «Миланом», для меня в то время другого клуба не существовало. Команда моего детства – это Кафу, Мальдини, Неста, Индзаги, Пирло… Плюс, конечно, Шевченко!

ОЛИМПИАДА? ВПЕЧАТЛИЛ ЖЕНСКИЙ ГАНДБОЛЬНЫЙ ФИНАЛ

– Некоторое время назад за музыку в раздевалке отвечал Денис Глушаков. Он предпочитал отечественных исполнителей, в частности песню «Фантазер» Ярослава Евдокимова. Что изменилось сейчас, кто стал диджеем?

– Сейчас нет ни музыки, ни диджея. Каждый настраивается индивидуально. Песни только в наушниках у игроков.

– Что звучит у вас? Слышал, что вы поклонник неформатных направлений.

– Все по настроению, не ставлю одно и то же, старюсь менять репертуар. Люблю, например, французский рэп. Мой любимый исполнитель – Maître Gims. Вот его слушаю чаще всего.

– Вы говорили, что любите читать. Что из последнего запомнилось?

– Признаюсь, сейчас где-то месяц как забросил это дело. Были кое-какие домашние дела, связанные с переездом, – все время занят. Из последних вещей читал автобиографию Златана Ибрагимовича, дома лежит книжка про Диего Марадону, но все никак руки не дойдут.

– Смотрели Олимпиаду?

– Мельком, когда свободное время было. Что особенно впечатлило? Женский гандбольный финал Франция – Россия. Наша команда – просто молодцы, вырвали победу! Очень рад за девушек.

– По ходу Игр несколько тренеров наших олимпийцев говорили что-то вроде: «Ну мы же не футболисты…» Не обидно, что представители вашего вида спорта стали неким пугалом?

– Реагирую спокойно. Если люди хотят говорить на эту тему, то имеют право, не могу никому запрещать. Я же, наоборот, только рад за тех спортсменов, которые в своих видах добились серьезных достижений. И заглядывать в чей-то карман, как у нас привыкли считать деньги футболистов, не стану.

Сергей Егоров

http://www.sport-express.ru/

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи Alpha-Manager