Первое интервью бывшего главного тренера красно-белых после ухода из клуба.

ХОЧУ ПОЖАТЬ РУКУ ФЕДУНУ

– Давайте вспомним, как вы уходили из «Спартака». После поражения от АЕК (0:1) выступили на пресс-конференции, достойно ответили на вопрос о возможной отставке. А что было на следующий день?

– Не назвал бы поражение от АЕК трагедией. Трагедия – это когда самолет разбивается, погибают люди. А результат матча с киприотами – это жизнь. Тренер не может всегда побеждать. Что ж, такова судьба… Тот проигрыш меня очень сильно задел. Когда пришел после финального свистка в раздевалку, понимал, что могут последовать определенные выводы со стороны руководства. Выступил с короткой речью перед ребятами.

– Было ощущение, что, может быть, это ваш последний разговор с командой?

– Да понимал, что меня, возможно, и не будет с командой. Так что в какой-то степени это было прощание с ребятами. Потому и пожелал им всегда проявлять силу воли, никогда не относиться к сопернику с пренебрежением!

– В деньгах сильно потеряли, учитывая, что расторгли соглашение по обоюдному согласию сторон?

– Никогда не думал о деньгах. Понятно, что есть официальный договор, обязательства сторон. Но для меня на первом плане был именно «Спартак», а не зарплата: Тарасовка, дух, персонал – вот что важно! Этим я жил.

– А вот людей точно интересует размер неустойки…

– Да меня вообще это не трогало! Вот, честное слово. Сколько там, что, чего… Не придавал значения. Я даже хотел бы пожелать футболистам, чтобы они не думали о больших суммах в контрактах – на первом месте должен стоять футбол. Можно потерять в деньгах, но достичь многого как игрок. Лучше добиться чего-то на профессиональном уровне, чем просто сидеть и получать два миллиона евро в год. Меня друзья в Италии спрашивали: «Дмитрий, а много ли ты получил после ухода из «Спартака?».

– Что ответили?

– Что горжусь тем, что тренировал «Спартак», а на суммах не зацикливаюсь.

– Вы подписывали соглашение по схеме «1+1+1»?

– Нет – оно было рассчитано на три года. И, повторю, финансовые вопросы меня особо не интересовали. Совершенно не шучу. Главное, что попал в свой родной «Спартак».

– То есть в мае вы договор не перезаключали?

– Нет, ничего не переподписывал.

– С Леонидом Федуном прощальный разговор состоялся?

– Нет. Общались с Сергей Юрьевичем (Родионовым. – Прим. В.К.) и с Александром Николаевичем (Жирковым. – Прим. В.К.). Честно говоря, хотел бы пожать руку Леониду Арнольдовичу, попрощаться и поблагодарить его за приглашение. Но понимаю, что он занятой человек. Наверное, в тот момент в отъезде находился. Я был готов к встрече, хотел пожелать ему успехов и удачи. Спасибо ему за возможность работать со «Спартаком»!

У МОУРИНЬЮ БЫЛ ДВА ГОДА НАЗАД. ТЕПЕРЬ ХОЧУ В ИТАЛИЮ

– Вы уже месяц без «Спартака». Как пережили это время?

– Конечно, тяжело. Теперь не вижу каждый день этих замечательных футболистов, людей в клубе и на базе. Все это пока непривычно. Сразу после ухода из команды улетел в Италию, чтобы от всего отвлечься. Отдохнул, поплавал, позагорал. Но лучше, безусловно, каждый день работать. Так что месяц получился довольно скомканным: утром просыпаюсь с одним и тем же желанием – тренировать, тренировать и еще раз тренировать. Хочется вновь работать с игроками, объяснять им, как добиваться побед. Впрочем, потихонечку отхожу от расставания со «Спартаком». Было тяжело, сейчас уже легче. Что ж – такова тренерская доля.

– Значит, правы те, кто утверждает, что тренерство – своего рода наркотик?

– Безусловно. Каждое утро возникает мысль: в девять утра тренировка, пора на работу. Что бы ни случилось, буду учиться своей профессии, набираться опыта – как у наших маститых специалистов, так и за границей. Скоро планирую съездить на стажировку в «Милан», «Интер» и, если получится, «Ювентус».

– У вас уже есть предварительные договоренности?

– Да.

– А с одним из своих футбольных крестных отцов Жозе Моуринью не пытались договориться о практике?

– Нет. Побывал у Жозе почти два года назад – провел тогда две недели у него в «Челси», посмотрел, что-то почерпнул для себя. Но сейчас решил сделать акцент на Италию.

– Почему именно на нее?

– В принципе, мне не составит труда договориться о стажировке в любом большом европейском клубе. У меня много хороших знакомых в Италии, Испании, Англии, Германии. Просто сейчас захотел съездить в «Милан», где работает Винченцо Монтелла: играл с ним и считаю его очень сильным специалистом. Кроме того, планирую познакомиться с методиками Франка де Бура в «Интере». Ну и, конечно, было бы здорово побывать на тренировках «Ювентуса» у Массимо Аллегри, понять, как команда с таким подбором исполнителей имеет едва ли не абсолютное превосходство в серии А.

НАВЕРНОЕ, ФЕДУН СОЖАЛЕЛ О СЛОВЕ «ПОЗОР»

– Что почувствовали, когда в конце прошлого сезона Федун назвал пятое место позором? Красно-белые попали в еврокубки, а тут последовала такая реакция высшего руководителя. Не возникло желания написать заявление об уходе уже тогда?

– Не скрою, испытал шок, когда в первый раз услышал, что Леонид Арнольдович так сформулировал. Но довольно быстро пришел в себя.

– Почему?

– Потому, что знаю Федуна – он может на эмоциях что-то сказать, а уже через пять минут остыть. Но сначала, конечно, не понял, зачем такое нужно было произносить публично. Команда, вроде, нормально выступала – четыре матча подряд провели на ноль, во всех победили. Мне кажется, Леонид Арнольдович сам потом сожалел о сказанном.

– По-вашему, пятое место – не позор?

– В тот момент – вполне приемлемый результат. Кто-то хотел бронзу, кто-то думал о серебре. Но с учетом всех обстоятельств, пятое место – нормальный итог чемпионата. Не хочу хвастаться, бить себя в грудь, но тогда это был наш максимум.

– Вскоре после отставки Карпина владелец «Спартака» назвал его сбитым летчиком. Про вас Федун такого не говорил – цените это?

– Вообще считаю, что не нужно выносить сор из избы. Если люди работают, общаются друг с другом в клубе определенное время, не стоит потом давать какие-то неприятные публичные оценки. Неправильно так говорить про Валерия Георгиевича. Надеюсь, это произнесено на тех самых эмоциях. Может быть, Леонид Арнольдович мог и про меня что-то сказать, но, видимо, я не дал повода.

– А вы с Карпиным общались после своего ухода из «Спартака»?

– Пока нет – я же сразу улетел в Италию, чтобы от всего абстрагироваться, отключиться. Понимаю, болельщики, журналисты хотели со мной поговорить, но тогда мне необходим был отдых. Даже на звонки не отвечал.

ПРОМЕС СИДЕЛ С ОПУЩЕННОЙ ГОЛОВОЙ

– Давайте вернемся в тот день, когда вы прощались с игроками в Тарасовке. Как они восприняли новость о вашем уходе?

– Сначала Жирков и Родионов объявили команде, что исполняющим обязанности главного тренера назначен Массимо Каррера. Потом в зал пригласили меня, Егора Титова и Олега Саматова. Я говорил минуты три-четыре: поблагодарил ребят за год вместе, за отношение к футболу. Пожелал быть не на пятом местом, а на самом верху. А напротив меня сидел Промес – с опущенной головой…

– Чувствовал свою вину за моменты, загубленные в матче с АЕК?

– Наверное. Впрочем, я не стал на этом зацикливаться. Потом Егор и Олег сказали по два слова. Непростой момент…

– Для вас? Для футболистов?

– В первую очередь, для меня. «Спартак» – мой дом, моя семья, мое все. Но, покидая Тарасовку, слезы сдержал.

– А комок к горлу подкатил?

– Конечно. Волновался сильно. В ответ Денис Глушаков, как капитан, выступил. Сказал, что было приятно работать вместе.

– В таком случае как относитесь к разговорам, что вас чуть ли не намеренно «сплавляли» в московской встрече с киприотами? Верите в теорию заговора?

– У меня такое не укладывается в голове. Мне друзья и знакомые эсэмэски писали, некоторые звонили: «Почему не забил этот или тот? Сплав!». Не могу в это поверить. Несколько раз пересматривал игру. Промес не забил, Ещенко… Но это же профессионалы, которые на глазах у болельщиков вышли на поле в форме «Спартака»! Нет, такое просто невозможно. Допускаю подобное где-то на любительском уровне – если тренер, допустим, на матчи нетрезвым приходит. А с АЕК в тех моментах игрокам просто не хватило хладнокровия.

– То есть это был чистый футбол?

– Да. Иное, по-моему, исключено.

– Чего же тогда не хватило. Ведь давили, моменты создавали. Банальное невезение?

– Недооценка соперника. Мы же на выезде могли победить 2:0 или 3:0. И все закончилось бы. Настраивали ребят на ответную встречу, говорили: «Не думайте, что будет легко». Но, видимо, все равно в голове сидит: сейчас обыграем их на классе. Однако, так или иначе, виноват я – это однозначно.

ПОКА ЭТО МОЯ КОМАНДА

– С Каррерой как попрощались?

– Массимо сказал: «Очень жаль, что так получилось». Пожали друг другу руки и пожелали удачи. Ничего особенного.

– Его приглашение в «Спартак» – ваша личная инициатива? Или совместная с клубом? Ведь на переговоры вы летали вместе с Родионовым.

– Для начала вспомним, как уходил Дмитрий Ананко. В конце мая состоялся совет директоров, на котором обсуждались все моменты прошедшего сезона, в том числе – действия команды в обороне. Не снимаю с себя ответственность, но за этот участок работы отвечал Дима – и результат признали неудовлетворительным. В связи с этим было принято решение об изменениях в тренерском штабе. Немного спустя Леонид Арнольдович позвонил и сказал, что нужно найти другого специалиста по организации игры в защите. Посмотри, мол, в Италии – у тебя же там есть связи, поговори с людьми, с Джанлукой (Риомми, тренер вратарей «Спартака». – Прим. В.К.).

Один вариант отыскался в Америке, где работает Алессандро Неста. Но специалист по обороне покидать США не захотел. Тогда Джанлука предложил обратиться к Каррере: Конте после чемпионата Европы уходит в «Челси», а его ассистент остается. И я сам позвонил Массимо – по-итальянски неплохо говорю. Каррера предложил встретиться, и мы с Сергеем Юрьевичем полетели в Лион на матч Euro-2016 БельгияИталия. После него сделали официальное предложение – полномочия на это имелись. Массимо в принципе сразу согласился, хотя отдельные нюансы присутствовали. Уже после окончания турнира во Франции подписали контракт во время нашего сбора в Германии.

– Какое впечатление у вас сложилось о Каррере, как о тренере? Квалифицированный, но узкой направленности специалист? Или способен на большее?

– Некоторые считают, что, например, бывший вратарь должен заниматься только вратарями. Тем не менее, Станислав Саламович (Черчесов. – Прим. В.К.) взял сейчас на себя огромную ответственность, возглавив национальную команду. Молодец! Желаю, чтобы сборная при нем сверкала. И все же специфика есть.

Центральному полузащитнику, наверное, проще. Как говорил Олег Иванович Романцев, ты же видишь на поле все, что происходит: и спереди, и сзади, и по сторонам. Массимо же может защитникам что-то подсказать. Но атака – отдельная тема. Чтобы в нее погрузиться, нужно время. Впрочем, он работал с Конте, а это – громадный опыт. Массимо сам мне говорил: «Ты же знаешь, Дмитрий, мы итальянцы, помешаны на тактике».

Помню, когда играл в «Роме» у Фабио Капелло, нас на занятиях по полю за руки водили. Я психовал, все время молил перед тренировкой: только бы не тактическая! Это, безусловно, полезно, но для футболистов неинтересно.

– Сейчас среди болельщиков идут жаркие споры: одни считают, что «Спартак» – по-прежнему команда Аленичева, который подводил ее к сезону, закладывал физический фундамент. Другие полагают, что это уже продукт работы Карреры. Что думаете по этому поводу?

– Команда туров десять играет так, как ее готовили. Поэтому пока, считаю, она держится на том фундаменте, который заложил наш штаб.

– Уже после вашего ухода футболисты «Спартака» в общении с прессой говорили, что теперь, с одной стороны, у них много тактических занятий, с другой, Каррера – прекрасный мотиватор. Однако не верится, что вы не уделяли этим двум аспектам внимание. Или все-таки где-то недорабатывали?

– Потому что мягкий? Матом, вот, на футболистов не ругаюсь. Нет, бегать вдоль бровки – это не мое. Главное – донести футболистам еще в раздевалке, что ты от них хочешь. Если что-то не получается, можно подойти к полю и подсказать. Но не допекать. Сейчас же пошла мода на тренеров, которые «вспахивают фланг» и как бы живут с коллективом. Но это показуха. Разве Венгер так поступает? Или Анчелотти?

– Но есть и пример ван Гала, который и беснуется, и результат дает…

– Каждый ведет себя так, как считает нужным. В последнее время и я стал «пихать». Но в целом стараюсь быть спокойнее.

– А про тактику что скажете? Некоторые специалисты утверждают, что Аленичев уделял ей недостаточно внимания, когда же пришел Каррера, все сразу изменилось.

– Итальянцы в этом вопросе доки. Массимо говорит: «Мы тактикой занимались, занимаемся и будем заниматься». Но буквально на днях читал, что Конте сталкивается с проблемами в «Челси». В Англии в цене скорости, интенсивность борьбы, итальянские же методы тренировочного процесса там привить непросто. Игрокам не нравится, когда им предлагают ходить по полю, взявшись за руки, и показывают, в каком углу находиться при той или иной ситуации. Хотя это, повторяю, полезно.

Впрочем, критику в свой адрес понимаю. Аленичев мало занимался тактикой? Во всяком случае, меньше, чем в Италии – больше обращал внимание на владение мячом. Пусть тактикой будут в первую очередь озабочены те, кто собирается обороняться. А мы должны знать, куда открываться, как и в какой момент пас отдавать. Да, в обороне при потере мяча возникали проблемы, но они не связаны с тактическими моментами.

– Прекрасно помню, как Карпин высказывался: «Спартак» не «Барселона», но мне хотелось бы, что он играл как «Барселона». То есть контролировал мяч и делал акцент на атаку. Вы в принципе то же самое говорите. При этом тенденция мирового футбола такова, что побеждают те, кто строит оборонительные редуты. Яркий пример – Португалия. Так, может быть атакующий футбол, если и не умер, то нуждается в реинкарнации? Или это вообще неправильный путь?

– Смотрел в прошлую субботу манчестерское дерби. Моуринью поставил у своих ворот «автобус» – он после 2004 года к этому все больше склоняется, хотя раньше мы с ним показывали приличный атакующий футбол. В итоге «Сити» в первые 45 минут вообще не дал «Юнайтед» шансов. Какие транспортные средства ни паркуй у штрафной, при надлежащих исполнителях все равно атака возьмет верх. У нас вот восхищаются «Ростовом», но вот он попал под «Баварию» и 0:5 – еще на самый страшный счет.

У каждого тренера своя философия. Лично я никогда не приду к оборонительному варианту. И в Туле к нему не прибегал, хотя предлагали всю команду сзади поставить. Пусть случится поражение, но иначе мне неинтересно. В конце концов, футбол – это зрелище.

О ПЕРЕГОВОРАХ С БЕРДЫЕВЫМ ЗНАЛ ЕЩЕ ДО ОТСТАВКИ

– Существует мнение, что в общении с руководством клуба Аленичев не стоял на своем, не отстаивал до конца свою позицию. По трансферным вопросам, например. Это действительно так?

– Зимой не получилось решить определенные вопросы. Скажу откровенно, это я просил руководство подписать Рому Зобнина. И Андрея Ещенко еще в декабре хотел взять – тогда не настоял. Летом было пожелание приобрести трех игроков хорошего класса: центральных защитника и хавбека, и футболиста в группу атаки. Полузащитника взяли – Фернанду. На мой взгляд, это исполнитель очень высокого уровня. Переговоры шли тяжело, но я уговорил Леонида Арнольдовича купить бразильца. Хотя цена вопроса высокая. На эту позицию рассматривали трех кандидатов, но я настаивал именно на Фернанду.

И статистика свидетельствует, что сейчас он лучший человек в РФПЛ на своей позиции – по количеству и качеству передач с ним поспорить может разве что Алан Дзагоев. Кстати, мне кажется, Алану надо отправляться на Запад, пробовать свои силы там. Понимаю, что на меня сейчас начнут ругаться – мол, зачем с советами лезешь, но уверен: Дзагоеву стоит уехать. Годика на три. Там совсем другой уровень. А у нас пока только молодежь за границу едет. А, возвращаясь к Фернанду, спасибо Леониду Арнольдовичу, что согласился взять его.

– Вы считаете бразилец сильнее Лассана Диарра?

– Меня попросили оценить каждого из трех кандидатов. Одним из них был Диарра, но поставил Фернанду на первое место.

– Правда ли, что в «Спартаке» наибольшим влияем в трансферных вопросах обладает технический директор Юхан Гераскин?

– Отвечу так: большую роль в этом процессе играют люди, которые продвигают не тех, кто действительно необходим команде, а тех, кто лично им нравится. Но меня попросили не вмешиваться.

– Так, может, стоило? Вы же пилили сук на котором сидели…

– Сейчас так не поступал бы, вел бы себя по-другому. Порядочно и спокойно, но по-другому. Конечно. Так, как было, нельзя.

– Какие главные ошибки вы допустили во главе «Спартака»?

– Тяжелый вопрос… Дайте подумать. (После паузы). Понимаю, что команда должна строиться сезона два-три. Этот год получился тяжелым, рассчитывал, что уже сейчас «Спартак» сможет занять одно из двух первых мест. А ошибки… Конечно, допускал их. Но вспоминать о них сейчас не хочется.

– Больно падать с такой высоты? Или вы не считаете это падением?

– Это не падение – неудовлетворение тем, что не смог воплотить до конца свою заветную мечту и завоевать со «Спартаком» первое место. Хотя шансы неплохие – учитывая, что «Зенит» потерял Халка, а ЦСКА – Мусу. Все возможности есть выиграть этот чемпионат.

– Ясно, что родной клуб вам не безразличен. Следили за эпопеей с готовящимся назначением Бердыева? Как к ней относились?

– С сентября прошлого года был готов ко всему: знал, что идут переговоры, однако, не обращал на них внимания. Если зацикливался бы, мне бы это только мешало. Для другого тренера подобная ситуация, возможно, стала бы стрессом, а для меня – нет. Так спокойно относился и был в курсе всего уже на второй день после подписания контракта со «Спартаком».

– В итоге выбор сделан в пользу Карреры, а не Бердыева. Одобряете? От кого будет больше пользы?

– Для меня это сложный вопрос. Может, стоит задать его ветеранам или болельщикам?

– Фанаты как раз от Карреры в восторге…

– Давайте дождемся хотя бы окончания первого круга, а там посмотрим…

– Но как лично вы считаете – справится Каррера?

– Массимо только начинает и должен понимать, что впереди его ждет немало трудностей. Время покажет.

– В «Спартаке» на протяжении долгих лет менялись тренеры, составы, неизменным остается только одно – нет трофеев. Как считаете, в чем причина?

– Руководителям клуба необходимо определиться с тем, чего они хотят. Выиграть? А для этого необходимо терпение – не месяц, и даже не полгода. Сделана ставка на какого-то тренера – так дайте ему время. Не хватает веры в людей.

– Вы приверженец теории Бескова, что необходимо минимум два года, а лучше – три, на создание команды. Но вот Романцев в свой первый же красно-белый сезон стал чемпионом СССР. Это феномен?

– Олег Иванович находил нужные слова, плюс у него был хороший состав.

МНЕ СКАЗАЛИ: «ШИРОКОВ НЕ ДОЛЖЕН ИГРАТЬ. ТАК ХОЧЕТ КЛУБ»

– Не считаете ли вы ошибкой приобретение Широкова?

– Нет. Не скрываю, что у нас с Романом состоялся разговор еще перед тем, как он пришел в «Спартак». У футболиста случаются неудачные периоды: не получилось у нас – ну и что? Он обладает идеальным последним пасом – такие же в свое время отдавал Титов.

– Вы неоднократно говорили: «Широков мне нужен», при этом не ставили его в состав. Почему? Деваться было некуда из-за условий его личного соглашения со «Спартаком»?

– Да. Меня поставили перед фактом, этого не скрываю. Я вызвал Широкова, мы поговорили один на один. Все ему объяснил, Роман отнесся с понимаем. У меня не укладывается в голове, как такая контрактная ситуация могла возникнуть.

– Говоря, что Широков нужен, вы должны были понимать, что идете против клуба…

– Да. Мне сказали: «Он не должен играть». Тогда я заявил, что меня это не устраивает. Ответ был один: «Спартак» хочет так».

– Вас это угнетало?

– Было тяжело справиться. Сам себе говорил: «Дима, успокойся!», старался не обращать внимания, хотя находился под прессингом.

– Вы говорите о том, что Широков обладает отличным последним пасом. Однако многие укажут вам на ряд моментов, когда у своей штрафной необходимо было сделать шаг-два к сопернику или нейтральному мячу – или последует гол в твои ворота. Роман этого не делал. Как это объясняется?

– Ленивый он достаточно, плюс оборона – это не его. От Широкова должна исходить энергия в атаке – вот что главное.

– Вас не удивляет, что Широков поехал на Еurо-2016 в качестве капитана сборной России, но летом у него не было предложений?

– А вы в этом уверены? Может, они его просто не устроили. Рома посчитал, что пора отдыхать от футбола – что ж, имеет право.

– Отстранение от работы с основной Паршивлюка и Граната – ваша инициатива?

– Да. Сергей перенес две тяжелейшие травмы и не смог вернуться на свой прежний уровень. Ему было тяжело психологически, я его понимаю. Злился на меня: «Почему не ставите?». Я ему объяснил, что необходимо добирать форму. Гранат тоже выглядел неубедительно. А последней каплей стала встреча в Санкт-Петербурге: нас разгромили 2:5, оборона полностью провалила второй тайм, а Паршивлюк с Гранатом стали одними из главных виновников случившегося. После той игры мы кардинально поменяли защиту – и «Спартак», сделав дома ничью с «Мордовией» – 2:2, выдал четыре матча подряд на ноль. Плюс у ребят сложились непростые отношения с коллективом.

– Болельщики приветствовали далеко не все ваши действия у руля «Спартака». Например, многие не поняли, почему после разгрома от «Зенита» вы взяли на борт самолета Дзюбу и зачем надевали шарф «Арсенала» после матча с туляками.

– Хочу успокоить людей, которые столь категорично относятся к этим поступкам: ничего криминального в них нет. Артема знаю хорошо, прекрасно отношусь к нему и как к футболисту, и как к человеку. А в Туле работал три с половиной года – о чем тут можно говорить? Пришел тогда в раздевалку, пожал руку каждому футболисту, которого хорошо знаю.

– Но шарф…

– Да что шарф! Подошел какой-то мужчина, повесил мне его на шею. И это вызвало такой резонанс. Не понимаю…

– Попробую объяснить: история ухода Дзюбы из «Спартака» тяжелая, а символика соперника на главном тренере красно-белых в глазах людей – едва ли не святотатство.

– До сих пор мне чужд такой подход. Те, кто понимает футбол, кто разбирается в ситуации, должны войти в положение.

– Но есть люди, которые не работали в спорте вообще и в футболе в частности. Им сложно найти объяснения вашим поступкам.

– (Вздыхает.) Если кого-то обидел, причинил боль, то извиняюсь. Но в меня, считаю, не за что бросать камни.

ИГРАЕМ НЕПЛОХО. НО ХОЧЕТСЯ БОЛЬШЕГО

– Не считаете, что рано возглавили «Спартак»? Может быть, следовало пройти еще одну-две ступени?

– Я принял «Спартак» поздно – нужно было на год раньше! Видел все, что происходило в клубе, знал обо всем! Там же работы оказалось непочатый край! Чем раньше пришел бы, тем лучше.

– Опишите тремя словами этот год у руля красно-белых.

– Назову одно: расстройство.

– Имеете в виду результат работы или сам процесс?

– Все вместе. Понимал, куда иду, и что меня ждет. Но был расстроен и удивлен тем, что увидел. Я хотел родной «Спартак» поднять на другой уровень и, считаю, сделал все, что мог. Но одно дело, когда у тебя есть помощь хотя бы с одной стороны. Другое дело, если работаешь и не понимаешь, кто тебе поможет, а кто подставит.

– У Карреры будет поддержка в клубе?

– Думаю, да. Руководители хотели итальянского тренера, они его и получили. Хотя не могу понять, почему нужен именно итальянский подход. Как получится у Массимо – не знаю, но желаю ему удачи.

– Вы видели последние матчи красно-белых?

– Только с «Анжи» и «Локомотивом».

– Как впечатления?

– Не то.

– Не то что?

– Большой процент брака при передачах. Я об этом и Глушакову говорил: ты – это центральная ось, у тебя должно быть минимум брака. В обороне при Каррере неплохо выглядят, но в атаке Зе Луиш нестабилен. Еще год назад твердил ему: «Ты должен постоянно держать уровень, сегодня забивать два, а в следующей раз – минимум один». В общем, команда действует неплохо, но хочется лучшего.

– В Мельгарехо не верите?

– Если будет действовать так, как в «Кубани» – у него получится и в «Спартаке».

– Глушаков недавно заявил в интервью «СЭ»: «Спартак» играет с душой. Давно такого не было». Но не верю, что при Аленичеве красно-белые выходили на поле без души.

– Каждый имеет право высказывать свое мнение. Кого-то я не устраивал, наверное. Но у тренера есть свое видение игры, требования, которым должны подчиняться все.

ЕЩЕ СДЕЛАЮ «СПАРТАК» ЧЕМПИОНОМ!

– Какие у вас планы на ближайшее будущее?

– Было три-четыре звонка с предложениями. Вот в Италии, например, сказали, что есть варианты с трудоустройством, но ответил, что хочу работать в России. Ставлю перед собой задачу выиграть чемпионат России. Леонид Викторович (Слуцкий. – Прим. «СЭ») побеждал в премьер-лиге с ЦСКА, а мне хочется сделать это со «Спартаком». И в этом году рассчитывал на это, но не получилось. Стану учиться дальше, чтобы мечта сбылась. И верю, что так будет!

– Допускаете вариант, при котором возьмете титул не со «Спартаком»?

– Допускаю. Но мечтаю сделать это именно с красно-белыми!

– Десять лет назад вы не по своей воле покидали «Спартак» в качестве игрока. А сейчас вас уволили с тренерского поста. Что тяжелее пережить?

– Больно и то, и то. Понимаете, «Спартак» – моя кровь. Ночами не спал, не мог осознать, что больше не являюсь частью красно-белых. Это очень тяжелый удар.

– Но вы же уезжали за границу в конце 1990-х…

– Да. Но там я рос! Кстати, то же самое хочу сказать всем российским футболистам: уезжайте, только в Европе будете по-настоящему прибавлять! Знаю, что меня все равно никто не послушает, но повторю: езжайте! В Германию, в Италию, в Испанию, в Англию – там другой уровень. Попробуйте себя там, не получится – вернетесь.

– Кутепову тоже года через два это необходимо сделать?

– У Ильи – сложная ситуация. Ему надо бы перебраться в Италию или Англию, но «Спартак» не отпустит.

– Правда, что Промес сказал: «Уйдет Аленичев – уйду и я?»

– Читал подобное, но от самого Квинси не слышал.

– В вашей карьере должность главного тренера «Спартака» – это пик?

– Да. Но пока не добился того, чего хочу. Буду учиться, расти. Я уже прошел период, когда люди злорадствовали. Случались неудачи и раньше, когда был игроком. Так что справлюсь и обязательно вернусь в футбол.

– В качестве футболиста вы достигли того, чего в России пока никому и не снилось…

– Да, но до этого и через поражения проходил. Теперь же буду только сильнее.

Источник

Записи maksspartak

  • Fl@mmender

    Высказывание про то, что тактика удел защищающияся команд, вызывает недоумение.