Бразильский защитник красно-белых дал интервью пресс-службе «Спартака».

ЧЕТВЕРО БРАТЬЕВ

— 20 сентября у вас был день рождения. Праздник  выпал на поездку в Хабаровск…
— Праздника как такового не было.  Знаете, никогда еще не проводил день рождения в самолете. И впервые в моей карьере добирался на матч так долго. Это особенные чувства — лететь восемь часов, но оставаться в пределах одной страны. Россия — огромная! Конечно, очень хотел в подарок на день рождения победу над «СКА-Хабаровск». К сожалению, у нас не получилось выиграть…

— Вспомните лучший подарок на ваш день рождения.
— Когда мне исполнилось восемь, мама и один из моих братьев подарили мне бутсы. Родные накопили на них. Было очень приятно, ведь раньше играл в бутсах своего друга. А в тот момент у меня наконец появилась своя футбольная обувь!

— Ваша семья жила небогато?
— Совсем небогато. Отец оставил нашу семью, когда мне было шесть месяцев. Мама, я и четверо моих братьев жили в фавелах. Мы обитали в бараках. Сами знаете, что в Бразилии в этих районах развита преступность. Ежедневно случались убийства, можно было увидеть наркоманов… Поэтому счастья, конечно, было мало.

— Как вы выживали?
— Наша мама — сильная женщина. Она была с нами очень строгой. Если она приходила домой с работы и видела, что жилище не убрано, то брала в руки палку и грозила ей. Понимаете, когда у тебя пятеро сыновей, растущих в фавелах, сложно их воспитывать по-другому.

— Братьям с юного возраста приходилось работать, чтобы помочь маме прокормить семью?
— Да. Все трудились. Самый старший работал в курятнике, а четвертый по возрасту следил за мной. Помогал мне в моей футбольной карьере.

— Вам — как самому младшему в семье — было легче или сложнее всех?
— Приходилось нелегко. У меня были друзья, которые воровали, продавали наркотики. В общем, бывал в плохих компаниях. Посмотрите (указывает на большую татуировку на левом плече, на которой изображены трущобы): здесь я жил. Это фавелы. Вот тут мой дом. А это название квартала в Сан-Паулу. Повезло, что, когда мне было десять лет, к нам приехала команда «Палмейрас». Тренеры заметили меня и предложили тренироваться с ними. Тогда переехал на базу клуба. И стал жить нормально. Наркотики и бандитизм уже обходили меня стороной. Играл за «Палмейрас» 13 лет. В девятнадцать лет попал в первую команду.

СГЛАЗ СОСЕДКИ

— Ваша семья оставалась в фавелах?
— Маме и одному из моих братьев клуб помог переехать. А еще двое братьев оставались в фавелах. Как только у меня появились финансовые возможности, сразу же купил большой, хороший дом маме и брату. А те братья, которые жили в бразильских трущобах, сейчас всегда путешествуют со мной. Где бы ни играл, они всегда рядом. Были со мной в Италии, теперь переехали в Москву. Помогают, поддерживают меня.

— Какой день в фавелах был для вас самым сложным?

— Когда появился вариант с «Палмейрас», многие мне завидовали: пробился в классную команду. Одна женщина сглазила меня. Она была нашей соседкой. Из-за ее слов просидел дома три дня. Она сказала, что руководство этого бразильского клуба не хочет, чтобы я выступал за него, что не смогу заиграть там.

— Просидели три дня дома?!
— Слова соседки меня напугали. И я не хотел больше заниматься футболом. Через три дня ко мне приехали представители «Палмейрас» и сказали: «Давай! Поехали к нам, чего ты ждешь?!» Тогда был еще совсем юным и позволил себя «околдовать» той женщине. Теперь же никто не заставит меня бросить футбол. Верю в Бога и ничего не боюсь.

— Когда последний раз были в фавелах?
— Последний раз — в мае, ездил туда в отпуск. Чувствую себя на родине увереннее всего. Знаю, что там я всегда в безопасности.

— Несмотря на то что там высокий уровень преступности? Например, спартаковец Фернандо ездит в родной Бразилии на бронированном автомобиле.
— Езжу в Сан-Паулу на обычной машине. В этом городе не страшно. Меня в фавелах все знают и любят. Сейчас помогаю там многим людям. Ведь когда-то они оказывали помощь мне.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ

— В прошлом сезоне вы играли в итальянской Серии А с Фернандо. В Бразилии пересекались?
— Да, играли в «Гремио» вместе. Там и подружились. Когда подписывал контракт со «Спартаком», уже знал, что Фернандо выступает за красно-белых, и был очень рад. Интересовался у него тем, как дела в России. Расспрашивал про новый клуб. Кстати, он, как и другие спартаковцы, помог мне адаптироваться здесь. Ромуло и Зе Луиш тоже поддержали меня. Мне здесь намного комфортнее, чем в «Лацио».

— Что вас не устраивало в Италии?
— Там был не очень счастлив. Первый сезон в «Лацио» сложился для меня удачно, второй тоже начинался нормально. Тренер хотел, чтобы я остался в итальянском клубе. Но, на мой взгляд, нужно было что-то менять.

— Хотели играть больше?..

— Нет, дело в другом. Знал, что в России смогу развиваться. И когда появился вариант со «Спартаком», сразу же согласился на предложение красно-белых. Даже попросил руководство и  тренера «Лацио» отпустить меня. В Италии мне было сложнее в плане общения. Здесь легче: в России люди приветливые и искренние.

— В прошлом сезоне вы и Фернандо стали лидерами Серии А по количеству полученных в чемпионате-2015/2016 желтых карточек. С чем это связано?
— В прошлом сезоне в Италии морально было нелегко. В команде отсутствовало взаимопонимание. Все было на нервах. Уже даже хотел покинуть «Лацио», когда поступило предложение от немецкого клуба. Но итальянцы отказали. После этого у меня стали возникать  «терки» с руководством. Так как обстановка была накалена, это отражалось и на игре. Отсюда столько желтых карточек. К слову, в России арбитры больше дают играть. Не свистят при каждой возможности. В Италии я переживал, а сейчас чувствую себя спокойно. Уверен, что в нынешнем чемпионате все увидят меня в другом свете.

КАК КВИНСИ

— Уже понимаете требования Массимо Карреры?

— Да. Всем итальянцам хочется, чтобы их команда компактно действовала в защите. Сейчас в большинстве матчей наши футболисты хорошо действуют в обороне. Но надеюсь, что получу шанс проявить себя и воспользуюсь им. Знаете, мне всегда приходилось много трудиться, чтобы завоевать место в стартовом составе. Так было и в юности, и сейчас. Но, например, во всех молодежных командах, где играл, был капитаном. Понимал, что нужно работать в два раза больше.  Когда попал в основу «Палмейрас», там играли очень сильные защитники. Нужно было пробиваться. Здесь — то же самое. В чемпионате России спартаковцы выиграли все матчи, за исключением игры с «Рубином», поэтому все ребята в хорошей форме. Мне нравится играть в «Спартаке». Надеюсь скорее набрать физические кондиции и постоянно выходить в старте.

— Вы вспомнили про свою юность. Центральным защитником стали давно?
— Да. В юности сначала играл как Квинси — на позиции атакующего полузащитника. Был самым высоким в команде и обладал сильным ударом. Когда меня взяли в «Палмейрас», уже действовал в центре поля. Потом  стал опорным полузащитником. А однажды игрок нашего клуба не пришел на занятие. И тренер попросил заменить этого футболиста. С того момента всегда играю в обороне.

— В дебютном матче за «Спартак» вы играли на позиции правого защитника. Как себя ощущали?
— Мне уже доводилось несколько раз делать это в «Лацио». Чувствовал себя неплохо. Но думаю, что смогу играть лучше, когда наберу физическую форму.

КРАСНАЯ ПЛОЩАДЬ

— Как ваши родственники отреагировали на то, что едете в Россию?
— Хорошо. Знаете, мама была напугана, когда мне сделал предложение «Бешикташ». Она смотрела новости в Интернете, видела, что происходит, и просила: «Пожалуйста, не уезжай туда, не нужно играть в этой команде». А по поводу поездки в Россию она не тревожилась. Мама знает, что здесь все хорошо.  Кстати, она приедет ко мне в октябре. Останется здесь, а потом мы вместе поедем в отпуск.

— Что удивило вас в России?
— Обычно о России говорят так: «Ой, там холодно… Плохая страна». Но у меня иное мнение. Очень нравится быть здесь. Люди вежливые, воспитанные. Несмотря на то что не знаю языка, трудностей в Москве не испытываю. У «Спартака» классная база; удобно, что после тренировки всегда можно сходить на массаж. Здорово, что столовая рядом: после необходимых процедур можно поесть. В общем, есть все удобства. Когда ехал сюда, был спокоен еще и потому, что слышал от игроков: в России здорово. За два–три месяца до того, как мне сделали предложение, общался с агентом Ари. Он рассказал, что здесь самые подходящие условия для жизни. А еще у «Спартака» прекрасные болельщики. Для нас очень важно, что даже  в сложные моменты они продолжают поддерживать команду.

— Какие места успели посетить в столице?

— Водитель возил меня и братьев на Красную площадь. Мы остались под впечатлением! Но пока больше нигде не были, потому что у меня постоянно идут тренировки и матчи.

— Чем занимаются братья?
— Они ищут квартиру, а еще учат английский язык. В общем, у них своя программа. Они в восторге от России. И особенно им здесь по душе еда.

— Есть любимое блюдо?
— Ну, например, рис и курица. Кухня здесь немного похожа на бразильскую. Например, и мы едим картошку, и вы. Единственное, чего в России нет, — это такой вкусной фасоли, как в Бразилии. Там она особенная, и дает много сил.

ИСТОРИЯ ЖИЗНИ

— Сколько у вас татуировок?
— Даже не считал. Думаю, точно больше десяти.

— Когда сделали первую?
— В восемнадцать лет. Я самый младший в семье, но первым пошел и сделал татуировку. А теперь все братья набили себе какие-то изображения на теле. Мама была очень зла. Сказала, что если увидит меня еще с сережкой, то оторвет мне ухо. (Смеется.)

— Каждая татуировка для вас с чем-то связана?
— Татуировки на левой руке — это история моей жизни.

— Наверное, знакомые вас редко о чем-то расспрашивают: все изучают рисунки на руке.
— Так и есть. Посмотрите, здесь, кстати, много интересного. Вот кубок, который выиграл с «Палмейрас» в 2008 году. А в этом месте набит номер, под которым играл в лиссабонском «Спортинге». Рядом — отрывок из Библии и код города Сан-Паулу.

— А что за бутсы вытатуированы на руке? Это те, самые первые?

— Нет. Видите, они висят на проводах? У нас в Бразилии есть традиция вешать на линии электропередач разные предметы. Просто ради забавы. Можно поместить там мяч, обувь… Да что угодно. Такое развлечение. А это татуировка с футболистом и надпись «Уважай нашу историю». Она связывает меня с друзьями, с которыми играл в детстве. А фраза, вытатуированная рядом, означает: «Мы уходим из фавел, но фавелы из нас – никогда».  У меня также набиты имена моих детей, мамы и братьев.

— Планируете сделать еще тату?

— У меня есть одна недоделанная. Закончу ее — и все, на этом остановлюсь.

Дотком

Записи Alpha-Manager