Болельщики «Спартака» влюбились в Массимо Карреру. Не сразу, но очень быстро. И это неудивительно – 52-летний итальянец был кумиром на протяжении всей своей жизни, где бы ни оказывался.

Он появился в Тарасовке совсем не как мессия. Не как спаситель. Не так, как его предшественники.

Лаудруп, Эмери, да и Якин приезжали под четкую задачу — построить новый великий «Спартак». Именно так их назначения обставлялись. Под них «расчищали руины». Они привозили с собой проверенных помощников из Испании и других стран. От их громких имен ждали мгновенного результата. Они должны были без промедления раскрывать все грани своего тренерского таланта. А сами взамен просили у руководства серьезных вложений под свои чемпионские проекты.

Но раскрывать не успевали, с вложениями обманывались.

И бесславно уезжали.

Карреру встречали совсем по-другому. Он приехал один. Без ассистентов, а на роль ассистента. Сменщиком Ананко в штабе Аленичева – согласитесь, сейчас это звучит странно. При всем уважении к рекордсмену по числу золотых медалей чемпионата России и к победителю Лиги чемпионов.

Болельщики кричали, конечно, что верят в Карреру, но шутки ради, каламбура для. Культу, как в случае с Валерой, взяться было неоткуда. Ведь широкой публике о Массимо не было известно ни-че-го.

Но – о чудо! – всего через несколько матчей вера эта стала настоящей. Эмоциональный итальянец заразил своей сумасшедшей энергетикой всех вокруг. Новых боссов, команду, болельщиков. «Спартак» из старательной, но унылой бригады рабочих превратился в настоящую банду. В отряд гладиаторов.

«Название клуба говорит само за себя. Чтобы добиться успеха, мы должны быть воинами. Мы должны делать все возможное, чтобы победить», – Каррера быстро уловил, на чем стоит делать акцент в своих речах. А еще понял, в каких вещах его команда может прибавить, что может дать ей лично он. Помимо объяснений тактики и интересных упражнений на тренировках.

РОДИЛСЯ НА СЕВЕРЕ, ВОСПИТАН НА ЮГЕ

Родной городок Карреры – Сесто-Сан-Джованни под Миланом («сесто» по-итальянски – «шестой», до Милана оттуда шесть миль). Там он и начал свою профессиональную карьеру. Дело было в далеком 1982 году.

На месте Массимо не сиделось. Через год, в 83-м, он перебрался южнее – в клуб, название которого кажется сейчас весьма символичным, – «Русси».

Еще год – и Каррера становится игроком «Алессандрии» из Пьемонта – региона, который спустя годы станет для него родным. Но это будет позже, а пока молодого парня тянуло на юг. В 85-м он оказался в «Пескаре», в середине итальянского сапога, в 86-м наконец-то обрел себя в «Бари» – у самого каблука.

Именно играя за «петушков», Каррера стал тем страстным защитником, который приглянулся через пять лет «Ювентусу». Южный темперамент не просто пришелся ему по душе. Он сам стал таким же горячим, как коренные жители Апулии.

В Бари Каррера стал легендой.

«Он был капитаном команды и именно здесь сформировался как футболист, что позволило ему стать первым игроком в истории клуба, перешедшим напрямую в «Ювентус», – рассказывал о Каррере известный итальянский журналист Танкреди Пальмери.

Болельщики красно-белых (а каких же еще?) вспоминают его исключительно с теплотой. А огонь, который зажег в его сердце этот южный город, горит и по сей день и помогает ему спокойно переносить сибирские морозы. По крайней мере при минус 15 в Томске Каррера предпочел остаться без шапки.

Кстати, тема «игры от сердца» для Карреры одна из любимых.

«Условия были тяжелейшие, но парни отдали душу ради победы. Это именно то, чего я от них прошу», – сказал он сразу после холодного томского успеха. Из его рта валил густой пар, а глаза светились от счастья.

НЕУГОМОННЫЙ, ИЛИ С КОНТЕ ПО ЖИЗНИ

Каррера и Антонио Конте – словно братья. Причем Массимо – старший. Разница в возрасте у них пять лет. Но в «Ювентусе» они оказались одновременно и там крепко подружились – на долгие годы вперед.

Каррера вернулся на Север из «Бари», Конте приехал из Лечче (это не каблук даже, а набойка). В одноименном клубе и играл, пока не позвали в Турин.

С тех пор они не просто дружат, а являются родными друг для друга людьми. В 2013-м Каррера был ближе всех к Антонио на его свадьбе. Ассистент на поле, помощник на тренерской скамейке, верный товарищ в жизни.

«Это большая удача – быть в тренерском штабе Антонио Конте, – говорил позже Каррера. – Мы работали с ним пять лет, и это самый полезный опыт в моей карьере. Я нигде бы не научился такому, даже будь я раньше главным тренером».

А начиналось все в 91-м. Они пришли в «Юве» к Джованни Трапаттони, который собирал абсолютно новую команду.

Тот «Ювентус» не был готов к борьбе за скудетто, это признавал и Каррера. Команда только строилась, но год за годом прогрессировала, игроки росли все вместе. Выиграли Кубок УЕФА, а потом и чемпионат серии А с Кубком Италии заодно.

«Трапаттони – наш главный учитель, – вспоминал Массимо. – Не просто сильный тренер, но и потрясающий человек».

Каррере нравилось, что Трапаттони работал с невероятной страстью. Безумно харизматичный тренер, наверное, и заразил этим задором молодого Массимо. Разнообразные тренировки, жгучие установки, задушевные беседы. При этом для Трапаттони было в порядке вещей оставаться после занятия с кем-то из молодых и до посинения работать с ним персонально над каким-то конкретным компонентом – остановкой мяча, ударом и так далее. Работал он и с Каррерой, к которому проникся большой симпатией.

«А потом пришел Марчелло Липпи, у которого я стал играть не только на правом фланге защиты, но и в центре. Он довел начатое Трапаттони до совершенства. С ним мы обрели дух победителей. И выиграли чемпионат, Кубок Италии, а затем и Лигу чемпионов».

Согласитесь, шикарная школа! Впрочем, до тренерства Каррере и Конте было еще далеко. В 96-м их пути разошлись. Конте играл за «Юве» еще много лет, а Каррера отправился в куда более скромную «Аталанту». В защите у Италии в те годы было столько звезд, что выдержать конкуренцию у Массимо, несмотря на всю любовь к нему со стороны партнеров и тренеров, не получилось. В том числе в сборной, за которую он провел в итоге всего один матч в 1992 году. Товарищеский. Против Сан-Марино.

Но опыт в «Ювентусе» Каррера накопил бесценный. Этот багаж пригодится сразу.

В Бергамо, город, где базируется «Аталанта», Каррера стал настоящим королем. Там он отыграл восемь сезонов. Там он был капитаном. Там ему посвящали песни. Боготворили за железный характер и несгибаемую волю. Эти качества Массимо проявил и потом, выступая на серьезном уровне до 44 лет! Уникальный случай. Тут ведь нужно не только богатырское здоровье, но и какая-то запредельная любовь к игре.

Когда все те, с кем ты начинал, тренируют или вообще ушли на покой, проводя больше времени с семьей, а ты продолжаешь «пылить» за «Про Верчелли» в серии С2… Кто-то крутил пальцем у виска. Но настоящие ценители футбола восхищались и говорили: «Неугомонный!»

Тренерская карьера двух друзей началась по-разному. Карреру сразу пригласили в «Ювентус», где он работал с молодежью. А вот Конте набирался опыта по всей Италии, в том числе в «Бари» и «Аталанте», то есть прокатился по местам славы Массимо.

Воссоединились они в 2011-м, когда Конте позвали главным в «Ювентус». Разумеется, он тут же взял старого друга в свой штаб. Вторым помощником после Анджело Алессио. В 2012-м, когда Конте и Алессио дисквалифицировали из-за коррупционного скандала, Каррере даже стал на время главным. В первом же матче завоевал Суперкубок Италии, переиграв «Наполи», и не потерпел в десяти встречах ни одного поражения.

«Конте – мой учитель, – признает Массимо. – Я рос как тренер под его руководством. Мы часто созваниваемся, общаемся, спорим. Для меня главные вещи – это страсть и желание в отношении футбола. Сначала я должен увидеть эти качества вне поля, а потом уже в игре».

Когда Алессио оправдали, Каррера снова ушел в тень.

АВАРИЯ, ИЗМЕНИВШАЯ СУДЬБУ?

В тени он оставался вплоть до минувшего лета. По-хорошему Каррера мог и сегодня работать в «Челси». Тренировать не Кутепова с Таски, а Терри с Ивановичем. Ведь много лет был он верным помощником Конте сначала в «Ювентуе», а потом в сборной Италии и по логике вещей должен был отправиться в Лондон вместе с другом и единомышленником.

Но сложилось иначе.

Судя по всему, руководство «Челси» поставило перед Конте определенные условия по количеству помощников, которых можно взять с собой. Пришлось выбрать лишнего.

Почему им оказался именно Каррера? Да, к тому моменту у Массимо уже мог появиться вариант со «Спартаком». Но это едва ли стало главной причиной. Вероятно, «Челси» мог отпугнуть неприятный факт из биографии Карреры.

В ночь на 1 января 2011 года он стал участником дорожно-транспортного происшествия. Погибли две 23-летние девушки. История вышла насколько трагичная, настолько и запутанная. Подруги ехали по трассе на малолитражке, когда в них врезался другой автомобиль, управляемый 41-летним мужчиной в состоянии алкогольного опьянения. Этого мужчину, к счастью, звали не Массимо Каррера.

Однако после столкновения автомобиль девушек с выключенными фарами остался на проезжей части, и в него въехал сначала внедорожник, а потом и машина, за рулем которой был Каррера. Сначала его приговорили к сроку в два с половиной года за непредумышленное убийство, но впоследствии реальное лишение свободы заменили денежной компенсацией – адвокатам удалось доказать, что Каррера физически не мог избежать аварии.

СЕМЬЯ

На чемпионате Европы во Франции сборная Италии была настоящей семьей. Даже те, кто не играл, чувствовали это. Команда сделала все, что могла, – это признавали все.

«Вылет с турнира был двойным ударом, потому что мы понимали, что наши пути с Конте расходятся, – говорил Каррера. – Спустя пять лет. А ведь мы могли пройти дальше».

Когда Карреру спрашивают о целях в Москве, он всегда говорит, что нужно создать такую же атмосферу, как в сборной Италии. Создать семью, и это будет первый шаг к успеху. Независимо от того, кто именно находится на поле, команда должна выкладываться на сто процентов – вот главный принцип тренера «Спартака».

«Каждый должен держать в голове «мы», а не «я». Для тренера это важно. Мы постараемся выиграть чемпионат. Этого не происходило с 2001 года. Если же завершим сезон в тройке, то признаем, что две команды были лучше. Не будем ни о чем сожалеть и искать виноватых. Я полностью сконцентрирован на работе в «Спартаке». Мне тут не хватает лишь итальянской еды, потому что я классический итальянец».

Еда и семья – действительно, что может быть важнее для человека с Апеннин? К слову, семья у Массимо просто образцовая. Супруга, которая после зимы приедет к нему в Россию. Две красавицы дочери – Мартина и Франческа.

Инстаграм Мартины уже пользуется популярностью среди спартаковских фанатов, а сама она поздравляет любимого папу с каждой следующей победой и регулярно выкладывает умилительные фотографии из детства. Дочери обожают своего отца и не скрывают этого. Обычно любимчики в семьях – самые младшие дети. В семье Каррера главный любимчик – отец.

Вот в такой атмосфере, всеобщей любви и негаснущей страсти, Каррера ведет «Спартак» от победы к победе. И сейчас он подходит к сложному и небывалому для себя испытанию. Впереди у него зимняя пауза и долгие сборы. С таким синьор Массимо никогда еще не сталкивался.

Впрочем, с той теплотой, которую излучает он сам и которой прониклась команда, все должно получиться. Каррера не делает в «Спартаке» ничего сверхъестественного. Он не придумывает прорывной тактики, ему пока что не покупают суперзвезд, он не мучает футболистов изнурительной «физикой». Вместо этого Каррера создает в «Спартаке» семью – то, чего в клубе не было много-много лет.

Оказывается, это работает.

Филипп Папенков

http://www.sport-express.ru/

Записи Alpha-Manager