Бывший тренер «Спартака» дал обстоятельное интервью «СЭ», в котором подвел итоги своей работы в клубе и выразил мнение по поводу перспектив команды в чемпионате России. 

РЕШИ Я В ТАРАСОВКЕ ЗАЖЕЧЬ СПИЧКУ, ПРОИЗОШЕЛ БЫ ВЗРЫВ

– Как сейчас проходит ваш день? Чем живете, чем заняты?

– Занимаюсь семьей, бытом – много дел. Успел отдохнуть. В январе начинаем готовиться к Кубку легенд, который состоится в феврале. Кстати, уже подтвердили участие португальцы Деку и Симау, их команда станет сильнее, зрителям будет интересно.

– Вы учитесь в ВШТ для получения тренерской лицензии категории А. Как идет процесс?

– В феврале – сессия. Вначале планировалось полететь в Турцию одной большой группой на 12 дней на стажировку. Но все это было до декабрьских событий в этой стране, и, возможно, клубы поменяют планы.

– Что дает вам учеба?

– Новую информацию, знания. Это большой опыт.

– Сами платили за обучение или «Спартак»?

– Сам.

– Как прошло ваше расставание с красно-белыми? Состоялся ли прощальный разговор с Леонидом Федуном?

– Если его не было у Дмитрия Анатольевича, то как это могло быть со мной, помощником?

– Но вы не последние люди в истории клуба. Почему не поговорить?

– «Спартак» стал совсем другим по сравнению с временами, когда играли мы. Не хочу утверждать, лучше или хуже – просто другим. Когда я первый раз после возвращения в команду зашел на территорию базы и условно решил бы зажечь спичку, произошел бы взрыв. Настолько была накаленная обстановка – начиная от футболистов и заканчивая работниками базы.

– В чем это проявлялось?

– Видимо, копилось не первый год. Даже когда меня убирали из команды со скандалом, все выглядело иначе, не говоря уже о «Спартаке» 90-х. Сейчас скажу аккуратно: не было семьи.

– Считаете это важнейшим фактором? Вспоминаю слова Леонида Слуцкого – в топ-клубах каждый сам за себя.

– «Спартак» всегда оставался большой семьей. Даже те, кто не попадал в состав, всегда переживали за результат. Это было проще в прежнем формате команды с обоймой в 16 – 18 футболистов, а не 20 – 22, как сейчас. Мы часто собирались вне поля, семьями. Когда иностранцев мало затянуть Робсона, Маркао и Самарони в свою компанию проще, чем им, легионерам, поменять нас. Они понимали, что пришли в большой клуб, и стремились соответствовать. Я до сих пор на связи с Робсоном, Самарони – он, кстати, пишет сообщения по-русски. Пусть с небольшими ошибками, но важно стремление.

– Вы пытались изменить атмосферу?

– А как же? В принципе мы находились на правильном пути. Потихоньку игроки становились командой. Когда 25 футболистов в обойме, тяжело – кто-то с кем-то не общается, кто-то кому-то не нравится. 50 человек, с учетом персонала, видят друг друга на протяжении 11 месяцев.

– Что еще мешало построению коллектива?

– Огромные зарплаты. Когда игроку делают огромный контракт, он для себя решает, что стал большим футболистом, и раз дали такие деньги, значит, стоит их. Человек меняется, лезут наружу негативные черты – кто-то становится, как в том фильме, редиской.

– Редиски – с российским паспортом?

– Не имеет значения. Задача стояла объединить коллектив. Просто когда много иностранцев, это сделать сложнее, потому что появляются группировки. Когда мы пришли, их было много. Сразу бросилось в глаза, кто с кем общается, кто с кем не здоровается.

– Несколько лет назад вы сказали в интервью, что Федуна окружают неправильные люди. Готовы сейчас повторить те же слова?

– Не буду конкретизировать, но есть люди, которые занимаются не своим делом. Не все, есть и те, кто предан своему делу. Работников в «Спартаке» очень много, штат клуба, как мне кажется, сильно раздут. К концу прошлого года, после первого круга, окончательно понял, что есть те, кто только мешает.

– Вы работали в «Спартаке» более года. Сколько раз общались с Федуном?

– В рамках собраний, на которых мы отчитывались. Встречались на матчах сборной на стадионе. Но такое общение – дело главного тренера. Леонид Арнольдович занятой человек, у него масса дел, и мысли штаба должен доносить главный.

– В клубе были люди, которые вашему тренерскому штабу откровенно не симпатизировали?

– У меня есть мнение, но лучше его оставлю при себе.

ЗОБНИН УВИДИТ И БОЛЕЕ СИЛЬНЫХ МОТИВАТОРОВ, ЧЕМ КАРРЕРА

– Вы читали прессу после ухода из «Спартака»? Чьи замечания для вас наиболее ценны?

– На телефон друзья, знакомые бросали ссылки – в том числе и на высказывания футболистов. И честно говоря, очень сильно задело то, что некоторые молодые, которые раньше тебе в лицо улыбались, стали так говорить. Но ничего, сейчас один не вылезает из запаса одной команды, а другой болтается между первым и вторым составом в другой.

Обухов и Давыдов.

– Я их фамилии не помню. А что касается вопроса о ценности мнений, то нас всегда поддерживали Олег Иванович Романцев и Георгий Александрович Ярцев, которые успешно работали в «Спартаке», много сделали для клуба. Есть, наоборот, крикуны, которые «переобулись».

– Романцев осенью выразился в таком духе: Карреру не знает и общаться не станет, пока тот не выучит русский. Это нормально?

– Олег Иванович может говорить то, что считает нужным. Я даже не удивился, услышав это. Помните, что было сказано болельщикам красно-белых об армейских фанатах? «Пусть они выиграют столько, сколько «Спартак», и тогда с ними будете общаться». Романцев добыл девять чемпионских титулов, стал первым еще в СССР, он имеет право на свое мнение. Может, прозвучало немного резковато, и Каррера если возьмет золото, ответит. Но Романцев правильно сказал об изучении языка. Это необходимо. Да и Массимо учит русский, уверен в этом.

– Вы в курсе мема: «Багаж Аленичева». Произносят эту фразу несколько иронически. Обидно такое слышать?

– Нет. Объясню – легче брать команду, когда у тебя есть фундамент, костяк. Совсем другое – приходить в коллектив, где 40-45 футболистов на контрактах, с чем столкнулись мы. Массимо пришел в коллектив, где уже имелся костяк, с некоторыми нужно было переподписать соглашения – с Джано, например, по-прежнему «висят» Таски и Боккетти. Очень хорошо, что решили вопрос с Ананидзе – неординарный футболист, умница. Если обходится без травм, он просто прекрасен. В начале сезона, на предпоследнем сборе, с Джано состоялся очень серьезный разговор – он все понял правильно. Сказал, что, несмотря на болевые ощущения, готов работать. Ему Аленичев ответил: «Рассчитываем на тебя, будешь играть». И полузащитник начал сезон просто великолепно: забил красивейший гол на Кипре, потом сделал дубль в ворота «Арсенала».

– Если по сути, что такое «багаж Аленичева», доставшийся Каррере?

– Это тот футбол, который мы пытались привить – комбинационный, с держанием мяча, через забегания, через фланги. Отмечу особо Зе Луиша, который умеет врываться в штрафную. Как он бежит, как выпрыгивает! У него лучший в России прыжок. Мы пытались во встречах с аутсайдерами именно через фланги вскрывать насыщенную оборону.

– Одним из главных плюсов Карреры считается умение мотивировать команду. Зобнин даже сказал, что еще не встречал таких сильных в этом плане тренеров. Не стоило и вашему штабу так вспахивать бровку, как это делает Массимо? Или это больше игра на публику?

– Ромка потрясающий парень, классный футболист. Расскажу историю – мы на матч с АЕК на Кипре наигрывали состав без него. Зобнин был новичком, немного тушевался. Но буквально за три-четыре дня до встречи травму получил Ромулу, который планировался в старт. Вариантов не оставалось, поставили Рому, и он выдал потрясающий объем на уровне Лиги чемпионов. По жаре плюс 40! С первого матча закрепился в основе. Потенциал у парня сумасшедший. Главное, чтобы продолжал верить в себя.

– А как же слова о мотиваторе Каррере?

– Рома молод, у него впереди много чего интересного, увидит и более сильных мотиваторов, чем Массимо. Хотя, конечно, и ему надо отдать должное. Каррера же итальянец. Посмотрите, что делает на бровке Конте – даже снимают ролики о том, как он дирижирует. Видимо, такая сейчас мода.

– Но почему вы не проявляли эмоций? Создавалось ощущение, что штаб не знает, что делать.

– Секунду. Вы хотите, чтобы главный тренер сидел, а помощники бегали на бровке? Эмоциональный фон, конечно, создает главный. Но Анатольевич такой, другим не станет. Ему в этом году будет 45 лет, как вы хотите поменять человека? Хотя я предложил: «Посмотри, как надо. Видел, как бегает Массимо?»

– А он?

– Говорит, что все понял, в следующей команде будет бегать до углового флага. Шутка, конечно.

– Важный момент, о котором многие говорят, – после матча с «Мордовией» в Москве команду затребовали на разговор фанаты, и игроки пошли к трибунам. А тренерский штаб – нет, и это называют одной из причин раскола.

– Команда – это и футболисты, и штаб. Много общались с лидерами болельщиков. И перед тем походом на сектор был задан вопрос: «Мы, тренеры, там нужны?»

– Что услышали в ответ?

– «Нет, нужны только футболисты». Вот поэтому нас там не было.

– Когда впервые услышали фамилию Карреры?

– Этим занимались Дмитрий Анатольевич и Сергей Юрьевич, они летали во Францию на переговоры. Я узнал обо всем, когда было получено согласие самого Карреры. Кто он, что – не знал. После нашего первого сезона создавался новый тренерский штаб, приходил не только Каррера, но и тренер-аналитик Роман Пилипчук.

– Это кандидатура Аленичева?

– Никогда в эти дела не лез и не знаю чья. В курсе, что глава ВШТ Андрей Лексаков дал хорошие рекомендации, что впоследствии и подтвердилось.

У МЕНЯ НИКОГДА НЕ БЫЛО КОНФЛИКТА С АНАНКО

– Важный момент – Карреру звали на должность тренера, ответственного за работу с обороной. Де-факто итальянец пришел на место Дмитрия Ананко. У вас был конфликт с ним?

– У меня никогда ни с кем их не было. Официально заявляю – с Ананко не было конфликта. Что мне делить с человеком, с которым играли 15 лет в одной команде?

– Вот о чем говорят: Ананко трудился с Аленичевым со времен КФК, хлебнул низших лиг. Вы сразу пришли в «Спартак». В этом разница, и якобы это Ананко задевало.

– Это уже вопрос не ко мне, а к Дмитрию Васильевичу. Я мог работать в «Арсенале» с Аленичевым и Ананко, и не в премьер-лиге. Все было подготовлено, но в последний момент что-то пошло не так. Сам Анатольевич потом позвонил и сказал, что наверху дали отбой.

– Вы можете понять, почему ушел Ананко – чье это решение?

– Могу сказать, что Аленичев бился до последнего, говорил отдельно с Александром Жирковым, но слышал категорическое «нет». Почему, сказать не могу.

– Получается, клуб был недоволен именно обороной, за которую отвечал Ананко.

– Но если рассуждать так, то и меня следовало убрать – случались матчи, где мы не могли забить. Играют в футбол не Ананко или Титов. Васильевич на тренировках много работал с защитниками, водил за руку, указывал на перестроения. И он ничуть не хуже Массимо, просто итальянец более опытен. Человек, работавший долгое время в «Ювентусе», не может быть плохим. Все так совпало – карьера, возраст – 52 года, пора становиться главным, выпал шанс, где-то и удача сопутствовала. Впрочем, везет сильнейшим.

– После 17 туров прошлого чемпионата «Спартак» пропустил 23 гола, сейчас на такой же дистанции 13. В чем гений Карреры, чем он лучше Ананко?

– Ананко проделал огромную работу. Кутепов подходил к основе молодым парнем, сегодня это совсем другой футболист, которого привлекают в сборную. Успокоился Таски, поняв, что никуда не уедет. И, конечно, пришел Фернанду. Это мастер. Переговоры получились сложными, надо отдать должное Диме Попову, который вел трансфер.

– Каррера намекает на то, что в России мало занимаются тактикой непосредственно на поле.

– Если сравнивать с Италией, то скорее соглашусь. Но результат все равно определяет набор классных исполнителей, он у «Спартака» хороший. Сейчас все говорят – какой тренер Зидан! А что тренировать «Реал», когда там такие игроки?! Там подбор исполнителей сумасшедший. Их просто надо правильно расставить, и главное, чтобы все поверили тренеру. Знаете, что еще сидит в головах у ребят: ага, приехал итальянец, значит, точно станет лучше.

– Титов и Аленичев, который выиграл Кубок УЕФА и Лигу чемпионов, для футболистов разве не авторитеты?

– Это у них нужно спрашивать. Точно могу сказать, что расстались с командой мы хорошо. До сих пор с некоторыми общаемся, атмосфера стала отличной. Уверен, оставили хороший след. Обид нет, «Спартак» останется «Спартаком» с любым тренером. Болельщикам важен результат. Сегодня он есть, дай бог, чтобы не было эйфории. Как только она придет, жди беды. К сожалению, в нашем случае она появилась в начале прошлого чемпионата. Нам, возможно, не хватило опыта, чтобы все быстренько остудить.

– За физподготовку в штабе отвечал Олег Саматов, о котором хорошие отзывы. Но затем ему в помощь взяли испанца из второй команды…

– Это случилось потому, что футболистов много, и два тренера по физподготовке – необходимый минимум. Дуэт Саматов – Хавьер Нойя очень хорошо сработался. Хавьер, кстати, лучший выпускник известной испанской школы, которая готовит таких специалистов. Саматов и сам хороший тренер, но, думаю, от Хавьера взял многое. И за физическое состояние игроков «Крыльев», где сейчас трудится Олег Анатольевич, можно быть спокойным.

– А вы пошли бы в «Крылья», если пригласили бы?

– Нет, поскольку просто не имею на это морального права. Аленичеву обязан многим. Если позовут, вежливо откажусь, футбол футболом, но человеческие качества на первом месте. Кстати, и Саматов такой же. Получив предложение, он подошел к Аленичеву посоветоваться.

ОБИДНО, ЧТО У ШТАБА КАРРЕРЫ КАРТ-БЛАНШ, КОТОРОГО У НАС НЕ БЫЛО

– «Спартак» перед заключительным отрезком чемпионата идет первым с отрывом в пять очков…

– И это тревожно. В голове может сидеть – здесь можем сыграть вничью, а если еще и соперник оступится, то вообще замечательно… Плюс начало сложное – «Краснодар», потом ЦСКА. Конкуренты усиливаются, особенно «Зенит», который с первого же весеннего тура постарается включиться в гонку. У «Краснодара» сильнейший козырь – новый шикарный стадион.

– Почему вам тревожно за «Спартак»?

– После побед появляется легкая эйфория, которая приводит к потере места в таблице. Футболисты-то не сильно поменялись, и многое будет зависеть от ключевых исполнителей, от лидеров.

– В прошлом году, по мере того как прибавлял «Спартак», шла дискуссия: чья это команда – еще Аленичева или уже Карреры. Как вы ответите на этот вопрос?

– Команда – Федуна. Не собираюсь дальше конкретизировать. Мне было приятно работать с футболистами очень высокого уровня, просто в определенный момент они перестали в себя верить. Шло постоянное нагнетание, что мешало. Как пошли победы, все расправили крылья. Конечно, огромную роль играет поддержка болельщиков – когда приходят по 25 – 30 тысяч, даже мне со скамейки хочется выбежать на поле.

– Что случилось в истории с контрактом Широковым? Почему он не играл?

– Роман классный футболист, сомневаться в этом не приходится. Но в «Спартаке» он оказался немного не в тот момент. Приди Широков пораньше, до Якина, еще к Карпину, Георгич бы нашел ему место в составе. Просто Якин проповедовал другой футбол, к которому Роман не привык. Из-за этого и разговоры пошли, что Широков не тот. Он – тот.

– А как же история с контрактом? О чем ведь говорят – Аленичев-игрок был более жестким, а став тренером, шел на компромиссы.

– Нам было сказано: «Вы отвечаете за спортивную составляющую. Кто есть, с теми и работаете». Очень обидно, что сегодня у штаба Карреры полный карт-бланш, которого у нашего штаба не было.

– Понимаете, что случилось в ответном матче с АЕК? Что это было?

– Индивидуальные ошибки. Исключительно они привели к поражению. В первом матче, на дикой жаре, мы могли победить, были моменты у Зе Луиша и Зобнина. Забивай хотя бы один мяч – и сейчас мы еще работали бы в «Спартаке».

– Уверены в этом?

– Команду-то готовил штаб Аленичева. Массимо появился уже на последнем сборе. Люди были готовы физически, бежали, что и подтвердилось по ходу чемпионата, когда победы вырывались в концовке.

– Что же дал Массимо?

– Эмоции. Его большая заслуга – перестроения в обороне. Но в плане «физики» «Спартак» к сезону готовили Нойя и Саматов.

НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕ ПРЕТЕНДУЮ НА МЕДАЛЬ. НАОБОРОТ, МОГУ ОТДАТЬ СВОЮ

– Вы назвали лучшим футболистом осеннего отрезка чемпионата Глушакова. Почему не Смолова?

– Денис привел себя в порядок, стабилизировал игру, много забивал. А Федор пропустил больше месяца из-за травмы.

– Но забил больше всех.

– А Глушаков – все самые важные мячи. Что ценнее – форвард, делающий свою работу, обязанный забивать, или игрок, у которого другие функции, но который много забивает, помогая команде? Как пашет Глушаков!

– Представим, что «Спартак» выиграет золото.

– Буду бесконечно рад.

– Станете претендовать на медаль?

– Ни в коем случае. Если кому-то не хватит, отдам одну из своих, которые дома висят.

Источник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи maksspartak