Зе Луиш – о том, как научился зависать в воздухе, почему уходит последним с тренировок и кому скажет «Пошёл к чёрту!».

Есть футболисты, которые не очень любят интервью. Зе Луиша пришлось преследовать три дня. Когда он всё-таки пришёл в оговоренное время, то первым делом сурово сказал: «Не больше двух вопросов». В результате их было 34.

«Мне не хватает объятий папы и мамы»

– Вы играете головой едва ли не лучше всех в РФПЛ. Как вы натренировали прыжок?
– В детстве я играл в футбол, но ещё ходил на тренировки по волейболу. Там учат и отталкиваться от земли, и зависать в воздухе.

– Долго занимались волейболом?
– 4-5 лет. Закончил примерно в 15-16 лет. Это было, ещё когда я жил в Кабо-Верде.

– В 18 лет вы отправились в Португалию?
– Да, но пробовал и раньше – в 16 лет. Приехал на просмотр, приглянулся, но не смог там остаться. По закону нельзя было в таком возрасте переселяться в Португалию без родных. В 18 лет я всё-таки перебрался. Мне было очень тяжело в таком возрасте уезжать из родной страны в Португалию – жить без папы, мамы и братьев. Пришлось всё делать самому.

– Что именно?

– То, что делала дома моя мама. Приготовление еды, стирка одежды, уборка комнаты. В Португалии в 18 лет я жил совсем один, не с кем поговорить. Было одиноко. Из всего этого сложнее всего пришлось с готовкой.

– Как преодолели этот этап?
– Верил, что непростой период пройдёт, и погрузился в футбол. Через какое-то время у меня в Португалии появились друзья, и стало проще. Хотя ты всегда будешь нуждаться в объятьях мамы и папы. Мне этого не хватает даже сейчас, когда у меня есть жена и дети.

– Как часто вы навещаете родителей?
– Два раза в год – летом и зимой.

– Думали о том, чтобы перевести их в Москву?
– Так я предлагал, но мама не хочет. Боится всех сложностей с переездом. Ну и морозов, конечно. Хотя этим летом, я её, наверное, всё-таки привезу в Москву на какое-то время.

– Любимое место в Москве?
– Мой дом (смеётся). Живу посередине между центром города и базой «Спартака». На Красной площади был только один раз.

– Вы всегда были нападающим?
– Я играл в полузащите до 10 лет, а потом меня отправили в атаку, хотя тогда я не отличался умением играть головой. Где-то с 16 лет этот элемент у меня начал получаться. Так, чтобы специально под меня шли высокие передачи, уже пошло не в Кабо-Верде, а в португальском «Жил Висенте».

«Следил, чтобы все кувыркались в мой день рождения»

– Сейчас на сборе в Абу-Даби вы уходите с тренировки последним. Почему?
– У меня была травма. Приходится заниматься больше других.

– Читатели предположили в комментариях, что вы почувствовали конкуренцию с Луисом Адриано.
– Нет, дело не в этом. После травмы я постепенно набираю форму. Занимаюсь с основой, но не полностью. Думаю, что уже со следующего сбора буду на 100% в общей группе.

– Насколько Адриано адаптировался в «Спартаке»?
– Он уже влился в коллектив. Для человека с таким большим опытом это не особо сложно.

– На этом сборе день рождения отмечали сразу несколько футболистов. Кто придумал поздравительный кувырок?
– Каррера. Пришлось покувыркаться – с новым тренером это стало правилом. Хотя в мой день рождения уже я следил, чтобы все сделали по кувырку.

– У «Спартака» на три сбора запланированы пять матчей. У «Зенита» уже на первом сборе их было шесть.
– Оно и понятно. «Зенит» из-за Лиги Европы раньше возобновит сезон. Не сомневаюсь, что мы будем хорошо готовы к матчам. Нас ждёт всего 13 игр в чемпионате, и нужно подойти физически крепкими.

– Успеете поймать игровой ритм?
– Да, он появляется с матчами, но, поверьте, нам и пяти игр будет достаточно.

– Могли бы сравнить двух последних тренеров «Спартака» – Карреру и Аленичева?
– Разные тренеры, разный подход. При Аленичеве больше внимания уделялось технике и владению мячом. Каррера добавил к этому тактические моменты. Кстати, и занятий на физику у нас стало больше.

«Простите, что-что намерен делать Боккетти?»

– Когда «Спартак» только возглавил Каррера, то многие были уверены, что он временная фигура. Вы тоже так думали?
– Футболисты работают с тем тренером, который есть. Кто бы ни пришёл — мы уважаем этого человека. Даже если он исполняющий обязанности, игроки обязаны воспринимать его как главного тренера. У профессионального футболиста не может быть мыслей о том, что скоро придёт кто-то другой.

– Игрокам «Спартака» позволили взять на первый сбор подруг, жён и детей. Для чемпионата России это необычная практика.
– Кажется, я с таким столкнулся впервые. Здорово, что футболистам дали такую возможность. Всё-таки уезжаешь надолго, и хочется видеть близких после занятий.

– Тогда почему вы никого не взяли?
– Мои остались в Португалии, потому что я хочу сконцентрироваться на тренировках. Но это лично мне так проще. К тому же прямо перед сборами был отпуск.

– Ваш отель находится на берегу, но футболисты почему-то не ходят купаться. Почему?
– Всё-таки холодновато.

– Россия – вот где сейчас холодновато.
– В моём родном Кабо-Верде температура не опускается ниже 25 градусов. А тут в Абу-Даби поменьше будет. Мы ходили на сам пляж – тренировались, но не окунались.

– Если Промес – братуха, то вы – Бонифаций. Вам нравится это прозвище?
– Это же черноволосый лев из старого мультика? Мне нравится. В Португалии меня называли только Матадором.

– За полтора года в «Спартаке» вы брали три разных номера. С чего вдруг такая чехарда?
– Никакой чехарды. Я всегда хотел 9-й номер. Когда пришёл, он был уже занят. Пришлось брать 99-й. Потом я взял 20-й номер, потому что именно эта цифра была на моей спине в начале карьеры. Мне ещё всегда нравился 20-й номер «Бенфики» Симау Саброза. При этом я всё ещё хотел «девятку», которая была занята (Давыдовым. – Прим. «Чемпионата»). Даже просил зарезервировать её для меня. И вот с этого сезона играю под 9-м номером.

– Боккетти сказал, что если «Спартак» выиграет чемпионат, то он пешком дойдёт из Москвы до Италии. А на что вы готовы пойти в случае чемпионства?
– Простите, что-что намерен сделать Боккетти?

– Дойти пешком до Италии.
– Он такого не говорил.

– Ещё как говорил.
– Я не буду обещать ничего невыполнимого. Я просто буду счастлив. «Спартак» заслуживает титула. Я не так долго в России, но успел заметить, насколько велик наш клуб. Отрыв от «Зенита» небольшой. Вся борьба ещё впереди. Мы это прекрасно понимаем.

– Ребров рассказывал в интервью «Чемпионату», что у него дома запрещено говорить о чемпионстве.
– Это правильно. Не нужно заблуждаться, будто мы чего-то добились. Свои амбиции мы и так знаем. Лишний раз теребить тему не стоит. Фанаты могут рассуждать и думать об этом сколько угодно, а нам пока рано. Для нас существует только следующая игра.

– Вы недавно опубликовали в «Инстаграме» фото с Ромуло и очень душевно пожелали ему успехов во «Фламенго». Он был близким для вас человеком?
– Очень. Мой лучший друг в «Спартаке». Я сильно скучаю по Ромуло. Мы ведь всё время были вместе. Это большая потеря, но я рад за него. Главное, чтобы он был счастлив. А он хотел этого перехода во «Фламенго» и доволен тем, что оказался дома. Мы продолжаем дружить и общаться. Он зовёт меня в Бразилию в гости, и однажды я к нему приеду. Кстати, я у него в Москве иногда оставался ночевать.

«Если кто-то предложит сдать матч, отвечу: «Пошёл к черту!»

– Есть мнение, что Ромуло до травмы и после – это два разных футболиста, поэтому его и продали.
– Я не видел Ромуло до травмы, но если он вызывался в сборную Бразилии, то его уровень очевиден. По-моему, и после травмы он остался великолепным игроком, он очень серьёзно относится к футболу. А травмы — они всегда подкашивают. Не только физически, но и психологически. Тем более когда ты больше года не играешь.

– В интервью «Чемпионату» Ромуло рассказывал, что первое время после выздоровления боялся играть в футбол.
– Я думаю, что он до сих пор боится. Какие-то вещи, которые он мог делать раньше, уже не делает. Всё-таки травма была тяжёлая. Хорошо, что он смог восстановиться.

– Вылет от АЕК и сегодняшнее лидерство – эти две вещи как-то связаны?
– Вряд ли мы находимся на первой строчке из-за того, что у нас было меньше матчей, чем у конкурентов. Футболисты должны быть готовы к тому, чтобы играть дважды в неделю. Даже с учётом травм. Мы вполне могли проводить больше встреч в 2016 году. Так что дело не в запасе сил. И всё же вылет от АЕК и сегодняшнее лидерство могут быть связаны.

– Как?
– Мы разозлились на себя, загорелись после поражения от АЕК. Ну как так? Вылетели из Лиги Европы на ранней стадии. Нельзя было проигрывать ещё и в чемпионате. Всё-таки мы должны приносить радость нашим поклонникам. За нами был должок, поэтому было здорово подняться на трибуну к фанатам в последнем матче 2016 года. В этом и есть единство фанатов и игроков. Мы играем ради них. Клуб – это и есть болельщики. Несмотря на холод и дождь, они всегда приходят поболеть за нас. Что бы ни случилось, они с нами. Мы поднялись на сектор после матча с «Рубином» в знак благодарности.– Болельщики пробовали пообщаться лично с вами?
– Это тяжело, ведь я не говорю по-русски. Хотя всё равно как-то объяснялись. Мы понимаем, чего от нас хотят фанаты. Нам самим хочется добиваться только побед. Не существует футболистов, которые хотят проиграть. Ну не бывает такого.

– На самом деле бывает. Неужели ничего не слышали про странные матчи?
– Ну хватит. Этого не может происходить. Если ты профессионал, то о таких вещах не может быть и речи. Если ко мне подойдут со словами о договорном матче, то отвечу: «Пошёл к черту!» Это моя работа, никогда, ни за что в жизни я не буду способен на такие вещи.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи maksspartak