Александр Селихов вернулся в «Спартак», за который он болел с детства. И, наверняка, во многом потому, что красно-белые всегда славились сильными стражами ворот. Вспомним двадцать сильнейших вратарей московского клуба и пожелаем Александру быть достойным продолжателем их дел, не пропуская лёгкие мячи, как это было в недавнем контрольном матче «Спартака» против хорватского клуба «Осиек».

Иван Рыжов

5.02.1907 – 20.03.1956
Пришёл из ЦДКА в 1935. Ушёл в «Пищевик» в 1937
В чемпионатах страны сыграл за «Спартак» 11 матчей. Чемпион СССР 1936

Иван Рыжов второй справа

Вратарский пантеон. Топ-20 голкиперов «Спартака» (Часть 1)
Пусть вас не смущает малое количество матчей за «Спартак» и армейское прошлое Рыжова. Иван Авксентьевич или Ванец, или Иван Авксентьев, как его часто называли тренеры и товарищи, был видной фигурой в «Спартаке» середины 30-х.

К концу двадцатых годов Орехово-Зуево утратило статус одного из центров отечественного футбола, большой футбол переместился в большие города. Тем не менее, ореховская команда была ещё крепкой и могла дать бой кому угодно. В том числе и «Промкооперации», где играли братья Старостины.

А кто может знать лучше про выходцев из Орехово-Зуево, чем главный ореховский краевед Владимир Сергеевич Лизунов, который в своей книге «Кузница футбола» приводит воспоминания другого ореховского футболиста Петра Николаевича Тарасова.

″…– Мне посчастливилось играть в одном футбольном коллективе с Иваном Авксентьевичем Рыжовым. В Орехово-Зуеве он жил рядом с нами, учился в школе № 1, работал на ткацкой фабрике № 1 помощником мастера и одновременно учился в текстильном техникуме. В 1931 году он женился. Жена его работала на отбельно-красильной фабрике. Выше среднего роста, сильный, стройный, с чёрными прямыми волосами, он выглядел видным мужчиной и спортсменом. Всегда шутил. Доброжелательность, отзывчивость и скромность очень украшали его. Он пользовался особой любовью в нашей команде. «Ванец» – так прозвали его земляки. Он много и упорно работал над собой, постепенно вырастая в спокойного, очень прыгучего и техничного хозяина футбольных ворот. Своей игрой он напоминал Григория Туранова, красиво, легко брал мячи, грамотно согласовывал свои действия с игроками обороны. Это был выдающийся вратарь, и только поэтому его взяли от нас в московский «Спартак» на смену Филиппову, несмотря на то, что Ивана в Москве многие недолюбливали. Видимо, из-за зависти. И в сборной столицы, и в сборной СССР он выступал надёжно и ровно, во многих международных встречах демонстрировал изысканную школу советских вратарей. Из ореховцев он был первым чемпионом СССР и назван лучшим вратарём страны. Его учениками были: Анатолий Акимов, Валентин Гранаткин и Константин Бородастов из Орехово-Зуева….

Но вернёмся к товарищеской встрече с «Промкооперацией», которая была сыграна летом 1927 года. Будущий «Спартак» имел большое преимущество в товарищеской встрече с ореховцами, но как же здорово играл вратарь соперника. Рослый и плечистый парень с роскошным кавалерийским чубом. Мало того, что обладатель чуба тащил все мячи, так он ещё и вызвался бить пенальти. И забил самому Филиппову. Москвичи сумели всё-таки найти ключи к воротам этого чудо-голкипера, а после игры Николай Петрович Старостин первым делом узнал, как зовут героя.

Николай Петрович вписал фамилию Рыжова к себе в блокнот и всегда следил за судьбой приглянувшегося ему вратаря.

А Иван Авксентьевич ушёл в ЦДКА, где заменил самого Михаила Леонова. В армейском клубе Рыжов стал одним из самых авторитетных вратарей Союза. Вот как писал о нем Николай Старостин.

″…– Высокий (180 см) и сильный, он много и упорно работал над собой, постепенно вырастая в спокойного, очень прыгучего и техничного хозяина футбольных ворот. Простой, скромный и отзывчивый, он пользовался особой любовью и в нашей команде, куда он пришёл в расцвете сил в 1930 году, и в сборной столицы. В течение пяти-шести лет Иван Рыжов выступал надёжно и ровно, во многих международных встречах демонстрировал изысканную школу советских вратарей….″

И когда в «Промкооперации» возникла проблема с вратарями – Филиппов травмирован, Акимов очень молод, а Черемисин нестабилен, Николай Петрович вспомнил об Иване Рыжове.

Рыжов пришёл в «Спартак», имея за спиной матчи за сборную СССР, – играл с профессионалами из чехословацкого «Жиденице». Наши победили в упорной борьбе 3:2, а Рыжову суждено было стать одним из героев той встречи. В 1935 году Иван Авксентьевич ездил в составе сборной в Турцию, где здорово защищал ворота нашей сборной в двух встречах, – обе завершились победами советской команды со счетом 2:1. Но основным голкипером «Спартака» этот замечательный спортсмен был недолго. И виноват в этом не Иван Рыжов, а стремительно прогрессировавший Анатолий Акимов. Ванец добросовестно тянул лямку дублёра своего молодого товарища (он был старше Акимова на девять лет) на протяжении нескольких сезонов. Иногда подменял Анатолия Михайловича, когда тот был травмирован или переживал спад в игре. Например, в 1937 году, когда Акимов пропустил четыре не самых сложных мяча от «Металлурга», Рыжов провёл несколько очень удачных матчей. Осенью 1936 года Иван Авксентьевич помог «Спартаку» впервые выиграть чемпионат страны. И, конечно же, нельзя не упомянуть о знаменитом матче на Красной площади во время первомайской демонстрации. Безусловно, это было, говоря современным языком, шоу, но популярность «Спартака», ворота которого защищал Иван Рыжов, резко пошла вверх.

Но роль второго вратаря вряд ли приносила удовлетворение Ивану Рыжову. Ему немногим за тридцать, и естественно хотелось играть. Он ушёл в другой столичный клуб «Пищевик». И, наверное, напрасно. «Ты меня без ножа режешь Иван Авксеньев, своим уходом», – говорил Николай Старостин, узнав о намерениях Рыжова. Но Иван Авксеньтевич пообещал найти себе замену и слово сдержал – привёл за руку Владислава Жмелькова.

В новом клубе у Ивана Авксентьевича игра не пошла. Пропустив 18 мячей в девяти встречах, он уступил место в воротах другому юному вратарю Владимиру Никанорову, которому суждено было стать выдающимся стражем ворот «команды лейтенантов». «Пищевик» выбыл из класса А, а Иван Рыжов завершил карьеру в 32 года, так и не реализовав свой огромный потенциал.

После войны Иван Рыжов тренировал мальчишек из спартаковской школы. Среди его учеников Анатолий Михайлович Ильин, забивший победный мяч на Олимпиаде в Мельбурне. Увы, Иван Авксентьевич не дожил нескольких месяцев до этой победы своего воспитанника, – он умер 20 марта 1956 года, на 50-м году жизни.

Анатолий Акимов

5.04.1915 – 10.08.1984
Выступал за «Спартак» с 1935 по 1937. Ушёл в «Динамо» (М) в 1939
Сыграл 70 матчей. Чемпион СССР 1936 (о), 1939, Обладатель Кубка СССР 1939

Анатолий Акимов в борьбе за верховой мяч

 

Вратарский пантеон. Топ-20 голкиперов «Спартака» (Часть 1)
Замечательным голкипером Анатолием Акимовым может гордиться не только «Спартак». Анатолий Михайлович играл и в «Динамо», долго защищал ворота «Торпедо», провёл пару сезонов в несуществующем ныне ВВС. Но в нашем рассказе Акимов будет представлен, как спартаковец, хотя бы потому, что именно в родном «Спартаке» и взошла звезда одного из самых выдающихся наших вратарей.

Маленький Толя Акимов решил стать вратарём, когда в восемь лет подавал мячи Михаилу Леонову. В четырнадцать лет Анатолий оказался в детской команде «Трехгорки». И так от «Трехгорки» до «Спартака», от голкипера четвёртой команды до первого номера.

″…– Ранней весной 1931 года старший тренер спортивного коллектива «Трехгорки» Иван Тимофеевич Артемьев – один из опытнейших игроков того времени – организовал детские футбольные команды. Я был принят в команду, но место вратаря было занято: в воротах стоял Саша Кувшинов. Мне пришлось довольствоваться местом правого полусреднего.

Однако я мечтал стать вратарём и поэтому каждый удобный случай использовал для тренировки в воротах. Часто, когда шли тренировки старших команд, приходил я на стадион и, сидя на земле, наблюдал за тренировкой вратарей. Иногда уставший вратарь уступал мне место. Волнуясь и робея, становился я в ворота, чтобы принять на себя град летящих мячей. Удары М. Зайцева, В. Бахвалова и Н. Глазова были настолько сильны, что я не всегда мог задержать мячи. Правда, моё усердие и старание, любовь к футболу были замечены и оценены бывалыми игроками «Трехгорки». Они предложили поставить меня вратарём за пятую команду взрослых, но моя длинная и тонкая фигура не внушала доверия тренерскому совету.

— Убьют ещё этого фитиля, отвечай за него тогда (кстати, прозвище Фитиль сохранилось за мной на всю мою спортивную жизнь), – говорили члены тренерского совета. Только дядя Саша, который с незапамятных времён жил здесь же, на стадионе, и всегда готовил поле к тренировкам, успокаивал меня говоря: «Ты, Толя, не робей, будешь ещё вратарём. Я здесь много видел вратарей и чую, что у тебя дело пойдёт». Эти слова восстанавливали моё душевное равновесие, – писал Анатолий Михайлович в своей автобиографии «Записки вратаря»….″

Конечно, шансов пробиться в основу у юного голкипера не было, ворота будущего «Спартака» находились в ведении Ивана Филиппова. Анатолий терпеливо ждал своего часа, совмещая тренировки в футбольной команде с игрой за гандбольную. Ручной мяч, кстати, очень помог Акимову, – например знаменитые акимовские броски мяча рукой были позаимствованы из гандбола.

Но не было б счастья, да несчастье помогло. Ивана Михайловича замучили травмы, и вратарь-резервист получил приглашение в первую команду. «Промкооперация» играла с ЦДКА. И хотя предшественник «Спартака» уступил 1:2, дебют Акимова был признан удачным. В 1934 году Анатолий провёл ещё несколько встреч за основу, но в следующем сезоне «Спартак» укрепил свой последний рубеж, пригласив Рыжова. Двадцатилетний Анатолий стал дублёром маститого голкипера.

В декабре 1935 года сборная Москвы получила приглашение из Франции провести ряд товарищеских матчей. Гвоздем программы суждено было стать матчу, запланированному на первый день 1936 года, с парижским «Расингом», одним из сильнейших французских клубов той поры. В составе сборной Москвы отправились три вратаря – спартаковцы Иван Рыжов и Анатолий Акимов, а также динамовец Александр Квасников. Двадцатилетний Акимов рассматривался как третий голкипер.

Но во время следования из Москвы в Париж Рыжов простыл, а Квасников заметно волновался перед матчем с «Расингом». Поэтому руководители делегации Николай Старостин и Фёдор Селин рискнули и доверили ворота Акимову.

Матч на «Парк де Прэнс» стал бенефисом высокого блондина в чёрном свитере. Сборная Москвы уступила 1:2, но как же феноменально сыграл Акимов. Молодой русский вратарь тащил самые тяжёлые, «мёртвые» мячи. Сенегальский форвард «Расинга» Куар дважды расстрелял ворота Анатолия в упор, но сколько же раз он не забил. «В воротах русских – человек-угорь. Такой выдающийся голкипер может украсить любой сильный клуб», – писала об Акимове французская пресса. А французский вратарь Ру подарил своему молодому русскому коллеге открытку с пожеланием провести свой последний матч в карьере так же здорово, как и первый.

После матча в Париже Анатолий Акимов стал основным в «Спартаке». Выиграл серебряные медали самого первого чемпионата Союза, а осенью 1936 года стал чемпионом страны. В 1937 году Акимов в составе «Спартака» победил на Рабочей Олимпиаде в Антверпене и принял участие в знаменитом матче со сборной басков.

Анатолий Михайлович всё время находился в поиске. Ещё на заре своей футбольной карьеры он разработал оптимальный комплект вратарской амуниции, который вскоре взяли на вооружение все голкиперы Советского Союза. Эта униформа с одной стороны обеспечивала голкиперу как можно большую подвижность и свободу действий, но при этом уберегала его от травм и ушибов.

Акимов едва ли не первым в нашем футболе стал играть на выходе кулаками. Ведь куда проще отбить мяч подальше от ворот и тем самым обезопасить их, чем пытаться в борьбе овладеть мячом. Кроме того, Анатолий Михайлович играл не только в воротах, а по всей штрафной площадке, превосходно вводил мяч рукой, начиная тем самым атаки своей команды. Акимов анализировал все свои ошибки, размышлял над тем, как можно было их избежать. И находил способы. В своих книгах он описывал, как лучше принимать мяч, как прыгать за ним и так далее. Советы Акимова не потеряют актуальности, большинство юных вратарей готовят по методике. разработанной в тридцатые годы.

Был ли Акимов прототипом Антона Кандидова, главного героя повести Льва Кассиля «Вратарь республики» и снятого по ней фильма «Вратарь»? Да, но не только он. Кассиль писал повесть под впечатлением игры двух голкиперов, – киевлянина Антона Идзковского, отсюда и имя героя, и Анатолия Акимова. Идзковский в свою очередь выступил в роли консультанта, как писателя, так и создателей фильма. И даже снялся в кино.

Осенью 1937 года Анатолия Михайловича призвали в армию. Служил он в воротах московского «Динамо», но скучал по родному «Спартаку». Поэтому демобилизовавшись из НКВД Анатолий Михайлович поспешил вернуться в «Спартак», при том что в воротах красно-белых обосновался другой великий голкипер – Владислав Жмельков. В 1939 году вратари «Спартака» чередовались – два матча Жмельков, два матча Акимов. Но когда в 1940-м Жмелькова выдернули из «Спартака», Анатолий Михайлович стал снова основным. В «Спартаке» Акимов и встретил начало Великой Отечественной войны.

Анатолий Михайлович рвался на фронт, но забраковали врачи – обнаружили туберкулёз лёгких. Акимов устроился на ЗИЛ, где всю войну проработал инспектором ОТК. Поэтому не стоит удивляться, что после победы Акимов защищал ворота «Торпедо». Автозаводцы не могли вмешаться в противостояние ЦДКА – «Динамо», но боролись со «Спартаком» за право называться третьей силой советского футбола.
Завершив выступления, Анатолий Михайлович стал тренером. Работал в Ереване, в Ярославле, во Вьетнаме. Но больших успехов не добился. Может в силу своего мягкого характера. Анатолий Михайлович умер в августе 1984 года, не дожив нескольких месяцев до своего семидесятилетия. На похоронах Акимова Николай Петрович Старостин сказал: «Он был, наверное, единственным, который никогда ни о чём не просил».

Владислав Жмельков

28.08.1914 – 12.06.1968
Пришёл в 1938-м из «Зенита» (Мытищи), Ушёл в 1940 – ЦДКА. Пришёл в 1945. Ушёл в 1947 в «Спартак» (Тбилиси)
Сыграл за «Спартак» 53 матча. Чемпион СССР 1938 и 1939, обладатель Кубка СССР 1938, 1939, 1946. Лучший спортсмен СССР 1939 года

Владислав Жмельков в центре

 

Вратарский пантеон. Топ-20 голкиперов «Спартака» (Часть 1)

«Спартак» – обладатель Кубка СССР 1939 года. Справа налево: Андрей Старостин, Владислав Жмельков, Виктор Семёнов.

Про самую легендарную и загадочную Личность в воротах «Спартака» я писал в статье, посвящённой вратарям-фронтовикам. Добавлю ещё немного. Не знаю, были ли родителя Владислава дворянами, но своё имение у них имелось, а маленького Владика окружали гувернантки. Но после революции всё изменилось. Перед призывом в армию Владислав работал токарем на заводе, где его отец занимал одну из самых высоких должностей. Стоял у станка, а потом шёл играть за заводскую команду. Репутацию сильного вратаря Жмельков заработал в команде Смоленского Дома Красной Армии. Молодому спортсмену предложили остаться на сверхсрочную, но он поспешил домой – к молодой жене Клавдии и товарищам из заводской команды. Только демобилизовался, как товарищеский матч «Зенита» – так назывался рабочий коллектив – со «Спартаком». Благо, что Тарасовка под боком.

Конечно, «Спартак» выиграл. Но Жмельков был хорош, – отразил с десяток тяжелейших мячей. Даже пенальти от самого Георгия Глазкова взял, а спартаковец Жорж, как называли Глазкова товарищи,  был пенальтистом номер один в нашем футболе. После игры спартаковцы стали выяснять кто же это такой. Узнали только фамилию героя – Кузнецов. Пригласили на сбор, оказалось, что приехавший Кузнецов вовсе не тот парень, что отразил 11-метровый. Но героя всё же нашли. Им оказалась 23-летний Владислав Жмельков из Подлипок. Его и привёл за руку уже упомянутый Иван Рыжов. В апреле 1938-го он сыграл в товарищеском матче против «Локомотива», причём сыграл выше всяких похвал. Но в ворота основной команды Жмелькова пока не ставили. Забились на спор с Глазковым – опять же на тему пенальти. И перестарались – отбивая очередной удар Жмельков сломал палец.

Тем временем выяснилось, что у «Спартака» немалые проблемы на последнем рубеже. Александр Квасников играет в новой команде намного хуже, чем в «Динамо», а Александру Головкину, продолжавшему творить чудеса на тренировках, порою не хватало уверенности.
27 июля «Спартак» в присутствии семидесяти тысяч зрителей принимал ленинградское «Динамо». В первом тайме Головкин совершил три грубые ошибки, приведшие к голам. На второй тайма вышел Жмельков. Первый удар по воротам Владислава обернулся голом – гости повели 4:0. Но в дальнейшем только блистательная игра спартаковского вратаря уберегла хозяев поля от ещё большего разгрома.

Вскоре Владислав Жмельков обосновался в спартаковских воротах, да так, что за считанные недели превратился в кумира. Новый спартаковский голкипер сочетал в себе лёгкость, надёжность и эффектность. Он совершал головоломные прыжки, отражал удары в упор, бросками в ноги гасил выходы один на один. Забить мяч в ворота «Спартака» стало очень трудно. Даже с пенальти. Ни один из 11-метровых, назначенных в ворота «Спартака» не был реализован. Мяч либо становился добычей Владислава Николаевича, либо летел мимо ворот. «Спартак» возвращает себе чемпионский титул, а Жмельков становится одним из главных героев сезона.

Осенью тридцать восьмого закончился срок службы у Акимова. Анатолий Михайлович вернулся в «Спартак». И как должны были ужиться в одних воротах два сильных вратаря? Тренер Пётр Попов нашёл выход из ситуации – Жмельков и Акимов менялись через каждые две встречи. Между двумя вратарями сложились замечательные отношения. «Встретились, сели, покурили и подружились», – вспоминал ту встречу Акимов.

«Спартак» в 1939 году выиграл и чемпионат, и Кубок, пропустив при этом меньше всех мячей. Намного меньше 23 в 26 матчах, второй показатель у «Локомотива» и «Трактора» – 39 мячей. И снова пробивать пенальти в ворота, защищаемые Жмельковым, оказалось бесполезным занятием.

Популярность спартаковского вратаря взлетела до небес. Читатель «Красного спорта» признали Владислава Николаевича лучшим спортсменом СССР в 1939 году. Но у этой славы оказался и побочный эффект. ЦДКА решил забрать Жмелькова к себе. В наркомате обороны считали, что такой блестящий голкипер должен играть только в их клубе. И Владислава призвали в армию. По второму разу.

Жмельков уже отслужил срочную в Смоленске, когда вместе с Головкиным защищал ворота местной команды. Но у армейского начальства нашёлся повод придраться, недослужил красноармеец Жмельков два месяца, пусть возвращается и дослуживает. С наркоматом обороны не поспоришь. Пришлось лучшему спортсмену страны снова отправляться в Красную армию. Но играть в ЦДКА Владислав отказался. «Если надо служить, то буду служить, как положено. А играть за ЦДКА не буду». И отправился служить в Забайкалье. И не на два месяца, а по полной катушке. Всё-таки Владислав Николаевич появился в армейских воротах. Осенью 1940 года он сыграл против «Торпедо» (1:1), где допустил ошибку. Но больше ни-ни.

Началась война. Все четыре года Владислав Жмельков находился не просто на передовой, а был разведчиком, – приводил языков. Был тяжело ранен, но едва оправившись снова вернулся в строй. За боевые заслуги был награждён орденом Славы третьей степени, орденом Красной звезды и двумя медалями «За отвагу». Водружал красное знамя над стадионом в освобождённом Киеве, а в мае сорок пятого расписался на рейхстаге. Согласно красивой легенды изобразил на стене спартаковский ромб.

Когда до конца войны оставалось чуть более месяца, старшину Жмелькова. как и многих спортсменов, хотели отозвать с фронта. Владислав отказался и продолжил воевать. После победы Жмельков наконец-то смог надеть вратарские перчатки. В мае-июне он играл в турнире с участием команд союзников. Советские футболисты заняли первое место, а Жмельков пропустил лишь один мяч в четырёх встречах.

Демобилизовавшись, Владислав Николаевич вернулся в свой любимый «Спартак». Увы, и «Спартак» был не так силён, как довоенный, да и Жмельков уже был не тот. Что-то надломилось в игре вратаря. Кроме того, мужественный спортсмен и отважный разведчик не смог устоять перед водкой. Жмельков стал пить, и это не могло не отразиться на его игре. Он стал объективно проигрывать борьбу за место в основе Алексею Леонтьеву. Не нравилось поведение вратаря и спартаковскому руководству. В 1947 году после проигрыша «Торпедо» 2:6 «Спартак» расстался со Жмельковым.

Владислав Николаевич уехал в Тбилиси, где встал в ворота местного «Спартака». Сначала получалось неплохо. Тбилисцы сумели пробиться в класс А и заняли там девятое место по итогам первенства 1950 года. Но потом несколько ведущих игроков «Спартака» перешли в местное «Динамо», и команда рухнула. 37-летний Жмельков не мог предотвратить этого падения.

После четырёх сезонов, проведённых в Тбилиси, Жмельков уехал в другую солнечную республику – Молдавию, где выступал сезон за кишинёвский «Буревестник» в классе Б. В Кишинёве на стадион ходили, как в театр, чтобы посмотреть на звезду ещё довоенного футбола.
В 1952 году Жмельков завершил выступления. Работал тренером в глубинке и пил. Нет, ни бомжем, ни опустившимся человеком Владислав Николаевич не стал, но алкоголизм прогрессировал. О Жмелькове стали забывать. Вспомнили только после известия о гибели великого вратаря. Как погиб Жмельков – никто не знает и вряд ли уже узнает. В июне 1968 года его тело с ножевыми ранениями было найдено у железнодорожного полотна недалеко от станции Болшево. Владислав Николаевич ушёл из жизни, не дожив до 54-х лет.

Алексей Леонтьев

18.03.1918 – 9.01.1998
Пришёл в 1940 из «Сталь» (Днепропетровск). Закончил в 1949 из-за травмы
Сыграл за «Спартак» 126 матчей. Обладатель Кубка СССР 1946, 1947

Бесстрашный Алексей Леонтьев

 

Вратарский пантеон. Топ-20 голкиперов «Спартака» (Часть 1)
1940-й год. Владислава Жмелькова выдернули из «Спартака», Александр Квасников уехал в Минск, и москвичи остались с одним Анатолием Акимовым. Спас ситуацию приезд новичка, который сам попросился в «Спартак».

Очевидец этого события Николай Старостин описывает.

″…– Очень удивился тренер московского «Спартака» Пётр Герасимович Попов, когда лютым январём к нему домой заявился с фанерным чемоданчиком, в кепочке почти без козырька, чуть выше среднего роста паренёк с ангельским личиком. Он, видите ли, мечтает занять место Жмелькова!

.. .И вот юноша с горящими от волнения глазами у обозначенных на стене ворот. По бокам для бросков уложены маты. В пятнадцати метрах Семёнов, Степанов и Андрей Старостин с их многопудовыми ударами. В действии три мяча, с особой силой и свистом отрывающиеся от деревянного пола.

Через пять минут «кронпринц» взмок, но геройски старается парировать каждый удар. Через десять ему предложили передышку – он отказался. Через пятнадцать минут Филиппов остановил бомбёжку. Едва передохнув, парень снова в боевой стойке. Чемпионы хохочут, но в их смехе – нотки уважения….″

Звали юношу Алексей Леонтьев и прибыл он из Днепропетровска. Вообще-то настоящая фамилия Алексея Ивановича – Шерейко, но при достижении совершеннолетия он взял другую. И в «Спартак» Алексей пришёл не с улицы, а вполне состоявшимся голкипером, поигравшим у себя на родине за местные «Спартак» и «Сталь».

Алексей Иванович старался играть в стиле Жмелькова – эффектно, смело, красиво и полагаться в первую очередь на себя. А ещё Леонтьев славился тем, что мог выбирать место в воротах, – мяч частенько приходил ему прямо в руки. И довольно быстро молодой вратарь завоевал авторитет в «Спартаке». В довоенных чемпионатах Леонтьев играл нечасто, был сменщиком Акимова. На долю Алексея Ивановича выпали сложные для «Спартака» послевоенные годы.

Став основным вратарём красно-белых, Алексей Иванович не уступил своего места в воротах даже своему кумиру Жмелькову. И во многом благодаря Леонтьеву «Спартак» не только не рухнул и не затерялся в компании середняков, а, напротив, стал прогрессировать. Два Кубка СССР – 1945 и 1947 годов, бронза 1948 года – всё это было взято во многом благодаря смелой и надёжной игре вратаря. Но Алексею Ивановичу пришлось завершить выступления в 31 год. В 1949 году во время встречи с московским «Динамо» Леонтьев получил тяжелейшую травму – перелом грудного позвонка. На протяжении нескольких месяцев Алексей был прикован к постели. О возвращение на поле и речи не было. Но с футболом Алексей Иванович не расстался, – он стал спортивным журналистом. На протяжении почти сорока лет Алексей Леонтьев трудился в отделе футбола газеты «Советский спорт». На его отчётах выросло не одно поколение болельщиков.

Михаил Пираев

6.11.1921 – 18.11.1998
Пришёл в «Спартак» в 1953 году из ВВС. Ушёл в 1955 в «Динамо» (Тбилиси)
Сыграл за «Спартак» 30 матчей. Чемпион СССР 1953 года

Михаил Пираев опережает соперника.

Вратарский пантеон. Топ-20 голкиперов «Спартака» (Часть 1)
«Спартак» не сразу смог заменить травмированного Алексея Леонтьева. И Владимир Чернышёв, и Юрий Костиков были сильными вратарями, но Чернышёв не отличался крепким здоровьем, поэтому клуб продолжал поиски вратаря даже после чемпионского сезона-1952. И тут расформировали ВВС, после чего освободился опытный Михаил Пираев. Большая часть карьеры Михаила Якобовича прошла в Грузии. В сороковые годы Пираев, ассириец по национальности, играл за «Спартак», но тбилисский. Потом его взяли в ВВС, где Михаил играл по очереди с Анатолием Акимовым. В «Спартак» он пришёл уже зрелым мастером. Наверное, будет интересно узнать, что писал о Пираеве Никита Павлович Симонян.

″…– Худой, тоненький, как тростинка, мощи – кожа да кости. Ему довольно сложно было играть на выходах, но зато в воротах мгновенно взлетал за мячом в верхний угол, мгновенно доставал его в нижнем. Помню, приехали мы в Польшу и в одной из газет увидели дружеские шаржи на себя. Миша был изображён чёрной птицей, нависшей над воротами, не то вороном, не то коршуном, готовым броситься на каждого и растерзать – горящие огромные глаза, лохматые брови. Он долго задумчиво рассматривал свой портрет: «Слушай, если я так похож на крокодила, может, мне пойти работать в зоопарк?

В команде Мишу любили. И за чувство юмора, никогда ему не изменявшее, и за кристальную честность, порядочность. Изобразив его птицей, готовой стремглав взлететь и камнем броситься на землю, польский художник явно не знал, что наш Пираев и птиц «переигрывает». В Тарасовке прямо за стадионом начиналась сосновая роща. Иногда мы делали в ней зарядку под аккомпанемент крикливых галок. Однажды, едва несколько галок слетело на землю, Миша совершил молниеносный бросок и выпрямился с птицей в руках. Повертел её, показал нам и выпустил. А однажды, к нашему изумлению, схватил сразу двух петухов – такая поразительная реакция. После 1954 года его пригласили в Тбилиси. Он принял приглашение, поскольку был родом из этого города, и не один сезон потом надёжно защищал ворота «Динамо»….″

А ещё Пираев, будучи стражем ворот ВВС, повлиял на выбор другого знаменитого голкипера – Владимира Маслаченко. После того, как юный Маслаченко увидел бросок Пираева за мячом, он твёрдо решил, что станет вратарём.

Источник: footballhd.ru

Записи OLytkin