Журналист «Спорт-Экспресс» Юрий Голышак пообщался с новобранцем «Спартака» защитником Георгием Джикией.

СЛОМАННАЯ ШТАНГА

Я в замешательстве. Вычитал где-то слова Джикии: «Что со мной интервью делать? Трех же слов связать не могу!»

На такого героя и настроился – а Георгий оказался чудо каким балагуром. Сердце компании. Если заиграет в «Спартаке» – вот она, душа…

Я заглядывал в комнату, где живут Джикия и Джано. Через пять минут складывало напополам от хохота. А если еще Ивелин Попов подтянется, так вообще.

Лучше разговаривать с Георгием в холле – где никто не отвлечет. Чтоб интервью не превращалось в «Смехопанораму». Впрочем, и здесь начинаются чудеса.

Рассказываю, что упомянул Георгия в репортаже, – он улыбается:

– Прекрасно, прекрасно! Играть не получается – так хоть читать люди будут.

– Как не получается? – отшатнулся я. – Всех из состава вытеснили. В центре вас пробовали – получилось, слева – та же история…

– Это у меня еще нога болит!

– Осталось только в нападении сыграть.

– Вот и предупредите Зе с Адриану

Обещаю – и перехожу к теме нейтральнее:

– Пушка у вас мощнейшая, – вкрадчиво выговариваю. – Роберто Карлос говорил, что рвал сетку. Вам хоть раз удалось?

– Нет, – спокойно отвечает Джикия. Без намека на улыбку. – Сетку не рвал. Штангу ломал.

Вот и думай – то ли шутит, то ли нет.

– Да ладно… – тяну я. По счастью, проходил мимо спартаковский пресс-атташе Леонид Трахтенберг. Поймал чутким ухом обрывок разговора. Воскликнул:

– Мюнхгаузен! Настоящий Мюнхгаузен!

– Лайки будем собирать! – чуть заметно усмехнулся Джикия.

– Кто-то лайки, а кто-то – вещи. Возьмут нас в «Амкар», как думаешь? Замолвишь словечко?

– Замолвлю! – смеется Джикия. – Вам-то в «Амкар», а у меня в «Спартаке» дел лет на десять…

Оборачивается ко мне. Помнит, на каком месте остановились.

– В общем, сетку не рвал. Не такой сильный у меня удар, как пишут.

– Не только пишут. Сами футболисты говорят.

– Со стороны виднее… Кто-то сказал – мол, в Перми Каряка после тренировки показывает, как штрафные бить. Но есть в команде парень, который бьет поинтереснее. Это Джикия. Я очень смеялся. Хорошая шутка.

– Был в ваших командах человек, который бил сильнее?

– По моим ощущениям – Алихан Шаваев в «Амкаре» изумительно сильно лупил. Сумасшедший гол «Мордовии» забил, посмотрите в YouTube. Мне по травме достались премиальные за этот мяч, спасибо ему большое.

– Самый сумасшедший гол, который видели своими глазами?

– Салугин – Томску. Видели его?! Невероятный, с сорока метров! Еще мяч Стаса Прокофьева «Арсеналу». Там, правда, рикошет небольшой случился, но все равно – «топ». Еще и выиграли 1:0…

НИКАКОГО МАНДРАЖА

– Сейчас в «Спартаке» прислушиваетесь к самому себе и происходящему вокруг: «Потяну ли?»

– Нет. Вообще каждый день здесь узнаю что-то новое… Уверен в своих силах. Никакого мандража, одно желание – поскорее бы дебютировать в официальном матче. Я такой человек – раз уж выбрал в 7 лет футбол и ничего больше не умею, надо по максимуму брать от футбола. Не допускаю мысли, что я «слабый» или чего-то не могу… Хотя снилось тут – выхожу на «Открытие Арену», с кем-то играем, атмосферу чувствую. Так жду этого момента!

– Прекрасно вас понимаю.

– Главное – не обоср…ся! Но думаю, все будет хорошо. Справлюсь.

– О вашем характере – тремя словами?

– Уравновешенный. Спокойный. Скромный чуть-чуть. Что «трех слов связать не могу» – это после матча с «Локомотивом» выдал, мы 1:0 победили. Там нормальное интервью получилось.

– Вам все происходящее не кажется сном? Пару лет назад никому нужны не были. А сейчас «Спартак» с кем-то за вас конкурирует, миллионы в прессе мелькают…

– Вот правильно вы сказали – действительно никому нужен не был. Когда с Дзержинском вылетел во вторую лигу, даже предположить не мог, что через полтора года окажусь в «Спартаке».

– Даже тогда не усомнились, что способны на многое?

– Понемножку сомнения закрадывались. Вернее, пришло ощущение – вот сейчас вылетели и вообще никому не буду нужен. Мы ж тогда много пропустили, а для защитника это показатель. Благодарен Богу, что появился «Амкар».

– Каждый помнит момент, когда дошло – «в высшей лиге играть могу».

– Это у меня быстро случилось. Как только взяли в премьер-лигу, сразу мысль: ага, я здесь, назад уже не нырну. А все для себя понял в первом же матче – дебютировал с «Крыльями Советов», вышел минут на пятнадцать. Сразу же желтую получил.

– За что?

– Да чуть-чуть прессанул… Двоих…

– Нормально.

– 1:0 выигрывали – надо было засушить игру. Это у меня для самого себя был такой план: засушить! Ну и справился на «отлично» с заданием. «Желтая», сорвал атаку. Все грамотно. Тогда-то понял: отсюда уже не уйду.

МЕНЯ КТО-ТО ОБВОДИЛ? ТАКОГО НЕ БЫЛО!

– Недавно Кирилл Панченко сказал, что самый невероятный защитник в премьер-лиге – Чорлука. Так ставит корпус, что с ним вообще ничего не сделать. Кто для вас лучший защитник в России?

– А я всегда про Чорлуку говорил: сильнейший центральный в России. Отличный футболист. А после того как со «Спартаком» поработал, вижу: Маурисиу, Боккетти и мой ровесник Кутепов – сильнейшие ребята. Мне есть чему учиться. Счастлив, что с Сальвой (Боккетти. – Прим. Ю.Г.) познакомился. Как-то играли вместе тайм – он в центре, я слева. Так 45 минут подсказывал мне элементарные вещи. Где-то левее, где-то выше, где-то игрока прихватить…

– Самый хитрый футболист, с которым сталкивались? Самая невероятная обводка?

– Чтоб меня кто-то обводил?

– Ну да.

– Такого не было!

– Прекрасный ответ.

– А самый хитрый футболист – Ивелин Попов. Что в жизни, что на поле, что в лифте. Когда спит, наверное, тоже. Прикольный парень, мы подружились.

Влад Ващук, бывший капитан киевского «Динамо», начал записывать воспоминания: «Лишь раз я почувствовал себя беспомощным на поле – когда столкнулся с Джорджем Веа». Вы себя беспомощным ни разу не ощущали?

– Только когда приезжаешь куда-то и знаешь: здесь не выиграешь. Это истории из первой лиги, ее особенности. Даже вспоминать не хочется. А чтобы кто-то из футболистов мне шанса не оставлял… Не было!

– В единоборствах вы прекрасны. У кого в нашей лиге самое жесткое плечо?

– У Ари из «Краснодара». Действительно, жесткое. Зе Луиш – тоже крепкий парень.

– Видели еще хоть одного футболится с таким прыжком?

– Да, прыжок у Зе Луиша отличный. Но вот в прошлой моей команде, «Амкаре», был нападающий Анене Чума. Тоже высокий, крепкий. Прыжок – фантастический! Что с места, что разбежавшись. На всех тестах первый.

– Что-то я не замечал.

– Я тоже не понимаю – что он в футболе это не использует? Когда мяч летит? Ха!

КАК-ТО ДРУЗЕЙ БОЛЬШЕ СТАЛО. ПОЧЕМУ-ТО

– Пристраивал бы вас агент в «Реал» – диск с каким матчем отправил бы?

– Матч, который самому понравился? Таких много…

– Опять шутите?

– Хорошо, отвечаю серьезно – мне запомнилась встреча с «Локомотивом» на Кубок. Я же вырос в «Локо» – тут впервые против него сыграл. Забил со штрафного, победили 1:0 и прошли в 1/4 финала. Получается, вывел команду.

– Действительно, особенный матч.

– Вы же понимаете, да? Значимый для меня! Тем более за неделю до этого встречались с тем же «Локомотивом» в чемпионате, 0:3 сгорели в Черкизове. Я травмирован был, а к Кубку выздоровел. Вышел – и получите…

– Матч, который не будете пересматривать никогда?

– «Спартак» – «Амкар» на «Открытии». Я тогда на замену вышел. Ха-ха.

– Неудачно, судя по всему?

– Ох как неудачно! Просто отвратительный выход! Из ста процентов ноль!

– Что такого?

– Сразу пенальти сделал на Зе. Тут же карточку получаю, потом срываю атаку – едва не получаю вторую желтую. Вот это точно не буду смотреть.

– Как самому себе объяснили, почему так случилось?

– А никак. До сих пор понять не могу. Даже не думаю об этом, выбросил из головы. После игры максимум пять минут размышлял. Решил: вот уйду из раздевалки – и не буду вспоминать никогда этот выход.

Дзюба рассказывал: как только заиграл в «Спартаке», сразу появилось много девушек из прошлой жизни. Желали возобновить отношения. Вы через такое уже прошли?

– Нет. У меня другое происходит.

– Что именно?

– Как-то друзей больше стало. Почему-то. Вдруг всем стало интересно, как у меня дела. Я-то все прекрасно понимаю…

– В Дзержинске было два звонка в день, сейчас – пятьдесят?

– Вот-вот. Но не обращаю внимания. У меня задача одна – закрепиться в основном составе.

– Вернейший признак футбольного прорыва – когда вас пытаются увести другие агенты.

– Вот этого нет – любого, кто заводит разговор на такую тему, сразу отсылаю к своим агентам. Я с ними с юности. Раз нашли мне «Амкар» после Дзержинска – значит, работают хорошо. Есть за что быть благодарным. Мой агент был знаком с Гаджиевым, даже в «Анжи» к нему ездил.

– Куда вас не взяли?

– Ага. Они на вылет стояли, надо было спасаться, а не молодых просматривать.

«ЛОКОМОТИВ» ВО МНЕ НЕ НУЖДАЛСЯ

– В музее «Спартака» вы побывали. Что особенно зацепило?

– Очень жаль, но пробыл там минут пятнадцать. В тот день, когда подписывал контракт. Вот обещаю вам сто процентов – приду еще раз. Пока был просмотр, а хочется сделать осмотр. Еще и книжку куплю по истории «Спартака». Мне интересно!

– Это похвально. Агент Торбинского рассказывал с гордостью: контракт футболиста при переходе в «Локомотив» вырос в 200 раз. У вас такой же скачок?

– У меня вырос… (Смеется.) Но это не играло главную роль в трансфере. Если играешь в «Амкаре», вдруг звонят и приглашают в «Спартак» – кто будет переспрашивать: «Сколько заплатите?» Покажите мне такого футболиста! Это клуб номер один в России. Величайшая команда.

– «Локомотив»-то хотел получить вас назад?

– Последняя информация – нет. Не нуждался. Хотя прежде до меня доносилось: вроде хотят…

– Кто-то мне рассказывал, вы сами очень хотели вернуться в «Локомотив».

– Ну да, хотел.

– После такого?

– Чего – «такого»?

– Вас же в упор не видели. Даже в дубль не взяли.

– Не видело руководство, которое тогда было. Потом-то пришло другое. Ну оказался «Локо» не нужен. Кого-то брали в дубль, большие надежды, все такое… Этим ребятам самим казалось – большое будущее! Оказалось – все иначе. А вот на меня никто никогда не смотрел.

– Зато у вас теплое отношение к клубу сохранилось.

– Судите сами: я с 10 до 17 лет был в «Локомотиве-Перово», потом «Локомотив-2», вторая лига… Это как родной дом был! Слово «Локомотив» многое значило в жизни. В детстве мячи подавал. На Лигу чемпионов ходил. Мне хотелось всего добиться в «Локо».

– Успешно мячи подавали? Не роняли?

– Я стоял рядом с Семиным, около скамейки запасных. Атмосфера – закачаешься. Все как в тумане! Мне лет одиннадцать было!

– Казалось, весь стадион смотрит на вас?

– Нет. Рассказываю историю. Аут, Лоськов бежит бросать. Мяч у меня в руках. Кричит: «Мяч давай!» А я застыл от восторга. Оцепенел. Смотрю на него в упор. Он орет уже: «Мяч давай, б…!» У меня руки затряслись, и мяч выпал.

– Спасибо вам за такие фокусы общество «Локомотив» не скажет.

– Мне вратарь Поляков спасибо сказал. Я ему бутылочку с водой за ворота положил, так он прямо во время матча обернулся, мне кивнул. Спасибо, мол. Потом, годы спустя, вместе оказались в «Локомотиве-2», вторая лига. Рассказываю ему: «Помнишь?» Нет, говорит, не помню. Золотой парень, кстати.

ТЕМА СБОРНОЙ ГРУЗИИ НЕ ЗАКРЫТА

– Мне кажется или вы похудели?

– Прилично похудел – на четыре с половиной килограмма!

– Представляю ваши страдания.

– Да никаких страданий, легко далось! Салаты ем. Траву всякую. Раз сказали сбрасывать – значит, буду. Другого варианта нет.

– Кому-то лучше играется с небольшим лишним весом. Вам эти почти пять килограмм не мешали?

(После паузы.) Думаю, все-таки мешали… Вот сейчас мне комфортно. Да и прежде тоже было нормально. Но риск получить травму гораздо выше. Опасность для коленей. У нас же все измеряют, прежде чем назвать оптимальный вес.

– Попали бы вы к Карпину с таким весом, он вас извел бы штрафами. Наверное, наслышаны.

– Разумеется.

– В нынешнем «Спартаке» мягко попрекают, советуют сбросить? Или грозят санкциями?

– Просто сказали: у тебя вес вот такой, а должен быть другой. К концу второго сбора всем привести себя в порядок. Не приведешь – тренер задумается. Все худеют.

– Сколько сейчас стало?

– 87.

– А что будет к концу сбора?

– Хочу дойти до 85. Судя по темпам – получится. Нормально уходит.

– Вы же не так давно съездили в Грузию?

– В декабре был впервые в жизни. Отлично принимали! Столько родственников в городе, от одних переезжал к другим. Всех навестил. Хотел задержаться почти до Нового года, но позвонили: срочно в Москву. Так надо. Примчался сразу на медосмотр, подписал контракт со «Спартаком», потом в музей…

– Грузины, как никто, умеют уговаривать. Вы под это обаяние попали?

– Вы насчет сборной? Были разговоры. Давно уже начались. Но сам знаю, как поступить. Уговаривать смысла никакого. Хотя приглашение есть, нравлюсь им как футболист. Все зависит от меня.

– Стоп-стоп. Тема же закрыта?

– Почему закрыта? Пока нет.

– Вас же вызывали в сборную России.

– Надо сыграть в официальном матче, чтоб тема закрылась. Пока – нет. Размышляю. Но сейчас у меня мысли только о «Спартаке», о сборной даже не вспоминаю. Цель все заслонила. Надо эти сборы ударно провести. Вот вы спросили – вспомнили. А так – нет…

– Предложили бы вам пару лет назад сыграть за сборную Грузии – и секунды не думали бы?

– Скорее всего. Только я тогда никому нужен не был.

СПАСИБО ГАДЖИЕВУ

– Давайте о Гаджиеве поговорим…

– Давайте. Напишите – спасибо ему большое! Дал дорогу в премьер-лигу. Поверил в меня. Со второй попытки. Но ничего, главное – все-таки поверил… Вообще не жалею, что меня куда-то не брали.

– Куда еще не брали?

– Про «Локомотив» вы знаете. В «Анжи» снова приезжал, когда они уже вылетели. Снова не взяли.

– Боже.

– Понять не могу почему. Должен был ехать и на второй сбор, первый провел неплохо. Достоин был остаться, честно вам говорю. Приземлился в Москве их игроком. Через день-другой должны были снова уезжать – и тут звонок: «Ты не едешь». Ну не еду и не еду. Отправился в Дзержинск. Правда, в ужасном настроении.

– Точно знаю, чему вас научил Гаджиев – выдерживать два часа теории.

– Это правда. Она у него часто и подолгу. Но однажды случилось чудо. Проиграли какой-то матч, ждали долгого разбора – и вдруг Гаджи Муслимович заявляет: «А знаете, не будем смотреть этот отвратительный матч. Забудем его!» Минут за двадцать рассказал о следующем сопернике – и вперед, тренироваться.

– По версии Гаджиева – главный ваш недостаток?

– Когда приезжал к нему в «Анжи» – сказал. Я был левым защитником. У тебя, говорит, плохая стартовая скорость. Вообще, Джикия – медленный для защитника. Зато через год в интервью заявил, что я очень быстрый и хорошо подстраховываю. Это уже в «Амкаре» у него играл. Видите как?

– Самое яркое, что услышали от Гаджиева после проигранного матча?

– Он человек рассудительный… Было словечко, от которого мы все лежали. Как скажет кому-то: «Барбос, куда пас даешь?!» – это просто истерика. На минуту можно обо все забыть.

– Я слышал, как Гаджиев пел. Как читал стихи собственного сочинения. Вас не баловал?

– Собственного – нет, но цитаты приводил постоянно. Чувствуется, начитанный человек. Вот музыкальные вкусы своеобразные. Мог в столовой Ваенгу поставить.

– Актер Машков оказался однажды в Голливуде на съемочной площадке с Де Ниро. Тот склонился над ухом и шепнул: «Следуй своим инстинктам». Бывало, что Гаджиев вам говорил что-то особенное?

– Я как-то пяткой сыграл в защите. Гаджиев надо мной склонился и тихонечко: «Джикия, не делай того, что тебе не надо делать». И все.

– «Барбосом» не назвал?

– В тот раз – нет. «Барбосом» я был раза три за полтора года. Да и то, когда надо было разрядить обстановку. В раздевалку зайдет: «Ну что, барбосы? Что делаете?» Чисто амкаровское словечко.

– Вас Гаджиев, наверное, обожал. Вы ж воплощение тренерской мечты: пришел парень ниоткуда, звать никак – а через полтора года стал футболистом сборной.

– Да, это его заслуга. Не только ж я в «Амкаре» так раскрылся – обещаю, через полгода узнаете еще пару фамилий.

– Назовите сейчас.

– Сейчас вот Селихова назову. Которого полгода назад никто не знал. Дебютировал я, через пару туров он встал в ворота. Так и начали путь в «Спартак».

– Чей прогресс вас особенно поразил?

– Вот его. Селихов считался третьим вратарем – стал основным. На моих глазах! Основным до этого был Рома Герус, вторым Дима Хомич. Топовые вратари, сами знаете. Селихов получил шанс с «Ростовом» – и все, тема закрылась. Тридцать матчей подряд. Обычный орловский парень со сложной судьбой. Мотало туда-сюда.

– Когда узнали, что за вами наблюдают большие команды?

– Кажется, в октябре. До вызова в сборную – это точно. После игры с «Локомотивом» в Перми пошел слух, что он хочет вернуть. Потом уехал в национальную команду. Этот вызов остальных зашевелил. К агентам моим стали обращаться – какой контракт? Долгий ли?

– Допустим, человек никогда не видел матчи вашего «Амкара». Какой надо посмотреть, чтоб все понять про ту команду?

– Проигрывали 0:1, а закончилось 3:1 в нашу пользу. Самый характерный для «Амкара» матч. Еще матч со «Спартаком» в Москве.

– Этот-то многие помнят.

– Проиграли 0:1 – когда Денис Глушаков на последних минутах случайно – случайно! – попал в «девятку». Обязательно так и напишите.

– Где вы находились, когда «Спартак» забил?

– На поле. Где ж еще?

– В какой точке? Как с нее смотрелся гол?

– Мяч пролетел слева от меня, никак не доставал. Даже рукой. Летел бы через меня – что-то подставил бы, не сомневайтесь. Из-под игроков выскочил, – и все, в сетке…

– Обидно?

– Тогда-то – еще как обидно. Сейчас уже не так. Все-таки «плюс два». Все нормально. Ха.

– Совсем юного Криштиану Роналду просматривали в «МЮ». Мальчишка начал так возить легендарного О’Ши, что немедленно подписали контракт. Помните, когда вас сильно поразил новичок?

– В «Амкаре» – нет. А вот в «Локомотив-2» взяли грузина Нодара Кавторадзе – мы все глаза вытаращили. Ракета сумасшедшая. Так носился по правому флангу, что туда никто не совался. Все равно не угонишься. Ростом сантиметров на пять меньше Джано. Представляете?

– С трудом.

– Такое бывает! Мы сейчас с Нодаром дружим. Получил серьезную травму, восстановился и подписал контракт с тбилисским «Локомотивом». Ручаюсь, мы все о нем еще услышим.

ТРЕНИРОВКИ С ТЕМПЕРАТУРОЙ

– Допустим, есть у вас возможность на часок вернуться в прошлое. Какой день выбрали бы?

– Разбил бы этот час на четыре части – и вернулся бы в разные места. В Нальчик, например. Даже в Дзержинск. Как выбирались на природу всей командой, жены рядом, дети, шашлыки… Очень семейная атмосфера. Приятные воспоминания.

– Город-то с худшей в России экологической обстановкой. Знали?

– Конечно. Но как-то мирились с этим. Не было такого: «Ох, где же я живу, где сплю…»

– Со стороны кажется, здоровья у вас море…

– Я знаю, что такое «море здоровья». Был у нас в «Амкаре» Богдан Бутко, сейчас в «Шахтер» уехал. Вот это человек, который отыграет три матча подряд – и спросит: «Ну что, когда следующая встреча? Скорее бы!» Столько носится – с ума сойти. Разбуди его в три часа ночи, скажи: «Побегай «йо-йо» – он обрадуется и добавки попросит. Это что-то сумасшедшее.

– Был в вашей жизни удар, который пережили без последствий, но сами не знаете как?

– Играли с «Ростовом», я был в полузащите. С кем-то столкнулись, попадаю тому парню в шипы. Несколько минут проходит, чувствую – с ногой что-то не то. Болит, но как-то странно. Смотрю вниз – а распухла так, что шнурки порвались!

– Ничего ж себе.

– Когда снял бутсу – нога вся синяя была. Огромная гематома прямо на подъеме! Я не понимал, как такое вообще могло случиться? На тридцатой минуте прямо с поля в больницу увезли. Гипс, все дела. Пропустил неделю, кажется…

– На какой матч было особенно тяжело по здоровью выйти, но вы все равно вышли?

– Это еще в «Локомотиве-2». Такая была температура, что ночь провел в больнице под капельницей. Тренеру говорить не хотел, обязательно в том матче надо было сыграть. Я только начинал. Из больницы выпускать не хотели: «Какой футбол? Ты о чем?!»

– Как сыграли?

– Прямо на матч примчался – и на поле столкнулся с кем-то головами. Сотрясение, десять дней….

– Ну вы даете, Георгий.

– Штрафной разыгрывали, я лбом в мяч пошел, а соперник – в мою голову.

– В ту же больницу увезли?

– Да нет, «скорая» дежурила на стадионе – в другой госпиталь доставили. Врачи глянули: «Ага, легкое сотрясение. Пусть дома лежит!»

– Как сейчас понимаете – правильно сделали, что вышли на матч?

– Тогда – правильно. Я часто с температурой тренировался. Сейчас не пошел бы, думаю. Но тогда – первый контракт, первые матчи, начало сезона…

– Бывало, что выходите на матч – и вдруг соперник дает такой темп, что понять ничего не можете?

– Со мной такое было один раз – против «Зенита» в Питере. Мы вообще ничего сделать не могли! Трешку нам кинули – и все закончилось. 0:3.

ДВУХЛЕТНЯЯ «МАЗДА»

– Чьи плакаты украшали вашу стену в детстве?

Зидан на мопеде. Это я точно помню. Еще Роналдинью. Жаль, не сохранились.

– В России кого особенно любили из футболистов?

Малхаза Асатиани. Центральный защитник – и какие подключения!

– На что вам в юности не хватало денег?

– На «Сникерсы» и чипсы. Мечтал зайти в магазин – и позволить себе все, что угодно. Довольно быстро это воплотилось. В 17 лет получал 15 тысяч рублей. Как раз на чипсы хватало. Зато год спустя была уже нормальная зарплата. То ли 150 тысяч рублей выходило в месяц, то ли 100… Мы много выигрывали!

– Самое время для глупых покупок.

– Вот бестолковых особо не было – тратил на университет, например. Чтобы в армию не забрали. Накопил на машину.

– Серьезную?

– На двухлетнюю «мазду». До сих пор на ней езжу спокойненько.

– В ту пору у футболистов «Локо» был яркий автопарк – я сам заглядывался на «тойоту» Овчинникова, расписанную в клубные цвета. У Гуренко был Range Rover с итальянскими номерами. Вы на чью засматривались?

– Помню ту «тойоту» Овчинникова… Вообще-то мы тренировались в Перове, первую команду не особо видели. Лет в семнадцать гляжу – на парковке у стадиона 458-я «феррари», беленькая, новая… Вот это серьезный аппарат! На такой можно поработать чуть-чуть! Думаю: чья же?

– Чья оказалась?

– После матча сел в нее Кайседо, был такой нападающий.

– Никогда за таким дорогим рулем не сидели?

– Таким – нет. Брали в аренду Lamborgini Aventador. Разгон до сотни за три секунды – это нечто. Серьезный автомобиль. Быстро я проехал.

– Надо думать, не в Дзержинске.

– В Дзержинске я и двадцати метров на «ламборгини» не одолел бы…

ТЕМ, КТО ИГРАЕТ ЗА «САХАЛИН», НУЖНО СТАВИТЬ ПАМЯТНИКИ. КАЖДОМУ

– Вы университет вспомнили. Учились серьезно?

– Очень несерьезно. Первые полгода от дождя прятался. Потом подписал полноценный контракт – и перевелся на заочное. Или как это называется? Потом вообще перестал туда ходить. Но скоро придется заскочить. Диплом все-таки.

– Самый озорной поступок вашего детства?

– Не представляю, как это возможно было делать – снежками палили по проезжающим машинам. Три-четыре зарядишь и ждешь. Водитель выскакивает – мы разбегаемся. Яблоки воровали по огородам. Дизентерии почему-то не случилось.

– Бытовые мечты есть у каждого. Какие – у вас?

– Чтобы ремонт побыстрее закончился. Купил недавно квартиру в Балашихе, неподалеку от родителей. Почти 24 года – пора иметь свое жилье! Где-то уже можно спать, готовиться к играм. Хотя у мамы с папой всегда место нашлось бы.

– Когда ремонт доделают?

– Надеюсь, вернусь со сборов – и можно будет въезжать.

– Значит, двойное предвкушение.

– Не обоср…ся в первом матче важнее! Ремонт-то можно переделать. А вот дебют в «Спартаке» бывает один раз. Надо сразу заявить о себе!

– Бывало в последнее время – наткнулись на какую-то передачу по телевизору и оторваться не могли?

– В Дубае на сборе был один русский канал – мы с Джано включили. Сериал «Гречанка». Что за гадость, думаем. Но делать нечего, оставили фоном. Так через два дня бежали на новую серию, боялись опоздать!

– Вот это да. Фильмом номер один для вас «Гречанка», надеюсь, не стала.

– Нет, номер один для меня – «Грозовые ворота». Старый фильм о войне. А вообще я киноман, много смотрю фильмов. Желательно – чтоб были основаны на реальных событиях. Вот «Чудо на Гудзоне», например. Как самолет на реку посадили.

– Книжки тоже глотаете?

– С книжками хуже. Все хочу начать читать, но пока никак.

Григорян, нынешний тренер «Анжи», во Владивостоке клал на газон боксерские перчатки, заставлял игроков всерьез спарринговать. Проверял характер. Самые памятные проверки, которые устраивали вам тренеры?

– Про Григоряна слышал, были такие темы. Ребята рассказывают – где-то еще петь заставляли, стихи читать. Мне такие тренеры не попадались. Заставляли разве что кувырки-отжимания делать. Но это банально.

– На сколько отжиманий сегодня бы подписались?

– Ноль. Сегодня выходной, восстановительный день. Давайте без отжиманий.

– Хорошо, завтра.

– Завтра 15 сделаю.

– Мне, кстати, кажется, вы любую проверку прошли бы. Даже с боксерскими перчатками.

– Да запросто!

– Как-то в интервью вы говорили про самый экстремальный выезд – с «Химиком» летали на Сахалин. Выезд номер два по самобытности?

– Сахалин все перекрыл! Первые три места – только ему. Ничто не сравнится по экстриму. Я до этого никогда так долго не летал. 9 часов! Посмотрел два фильма, спрашиваю: «Что, скоро садимся?» – «Еще столько же лететь!» Стоял, сидел, лежал…

– Ужас.

– Невыносимо было сидеть. Еще и опоздали. Сразу на матч поехали из аэропорта, появились за полчаса. Почти сразу – назад. Еще 9 часов. Стою на их ветру и думаю: «А вот люди, которые за «Сахалин» играют, в таком режиме постоянно живут. Памятники им ставить, каждому!»

– Поле там тоже яркое?

– Нормальное. С полем в Орехове-Зуеве ничто не сравнится. Ромашки растут. А по краям – одуванчики…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи Alpha-Manager