Полузащитник «Спартака» Александр Зуев ближайшие полгода проведет в аренде в «Крыльях Советов». В интервью «Советскому спорту» 20-летний футболист рассказал о космических испанцах, мотиваторе Каррере и любви к боксу.

«ГОЛЕНОСТОП ВЫВЕРНУЛСЯ. ЭТО ВЫГЛЯДЕЛО СТРАШНО»

— Много у вас было вариантов c арендой?
— Три. Но именно «Крылья» больше всех были во мне заинтересованы. Поэтому сразу принял их предложение. С главным тренером, думаю, обстоятельный диалог еще впереди. Пока нужно адаптироваться в команде. Коллектив хороший, ребята тепло приняли, все помогают.

— Вы взяли себе 27-й номер. Почему?
— Любимое число – 17. В детстве играл под десятым и седьмым номером, сложив их, получаем 17. Но 17-й номер занят, поэтому взял 27-й.

— В чем вам нужно прибавить, чтобы выйти на новый уровень?
— В завершении атак, в первую очередь. Все же смотрят на статистику.

— Летом вы тоже планировали уйти в аренду. «Спартак» не отпустил?
— Был один вариант. Понимал, что игрового времени будет не столько, сколько хочу. Но, да, «Спартак» не отпустил.

— Вы неплохо смотрелись в концовке прошлого сезона. Почему не удалось закрепить тот уровень осенью?
— Все идет от доверия. Когда каждый матч играешь, то – в тонусе. Появляется уверенность. А чем меньше играешь, тем сложнее проявить себя.

— Плюс у вас было несколько травм.
— Одна из тренировок очень тяжелой получилась. Мышцы перегрузились – пропустил неделю. Потом в кубковом матче в Хабаровске случилась вторая травма. На повторе этот момент выглядит страшно, голеностоп вывернулся. Около месяца пропустил. Это тоже повлияло.

— Почему тот кубковый матч со СКА получился таким тяжелым? «Спартак» же проиграл и вылетел из Кубка.
— Много факторов. Сначала добирались туда девять часов. Прилетели в обед по местному времени, но по Москве нам уже нужно было спать. С соседом по комнате Кутиным долго не могли уснуть. В итоге поспали часа два-три. Чувствовали себя как в космосе – голова не варила. Ну и опять же: игрового тонуса не было.

— Это была самая жесткая игра в карьере?
— Бывали и жестче. Хотя повтор с травмой действительно страшный. Хорошо, что все закончилось не так плохо.

«ЗАВАЛИЛ СОПЕРНИКА НА ЛОПАТКИ – И ВСЕ»

— Часто бываете на родине в Кустанае?
— Раз в полгода примерно. Там у меня остались бабушка, дядя. И друзей много.

— Какое самое яркое воспоминание из детства?
— Когда мы с «Тоболом» выиграли международный турнир в Болгарии. Мне 10 лет было. Тогда такие поездки были редкостью.

— Слышал, что вы очень любите бокс. Правда?
— Да. Бокс и UFC. Еще в детстве много смотрел, читал про Мохаммеда Али…

— Кто, по вашему, лучший боксер современности?
— Флойд Мейвезер. Хотя он уже завершил карьеру, но, надеюсь, проведет еще один бой и побьет рекорд Рокки Марчиано (49 побед в 49 поединках. – Прим. ред.). А в UFC болею за нашего Хабиба Нурмагомедова. Жду его боя с Конором Макгрегором, рассчитываю, что он побьет его.

— Самому приходилось драться?
— В детстве. И не раз. Из-за чего? Хотели свои лидерские качества как-то проявлять, наверное. Но в детстве больше борьбы было, чем самой драки – завалил соперника на лопатки – и все.

«ИСПАНЦЫ – КОСМОС»

— Когда приезжаете в Казахстан, там вспоминают вашу победу на юношеском Евро?
— До сих пор вспоминают. Хотя уже сколько лет прошло.

— Это главное достижение в карьере?
— Еще победа во второй лиге со «Спартаком-2». Там все более по-взрослому было. Но Евро – особняком.

— Что запомнилось на тех турнирах?
— Испанцы. Их техника, владение мячом – это вообще космос. Очень отличается от того, что у нас. Марко Асенсио, например, сейчас играет за мадридский «Реал», в Суперкубке забивает в «девятки». Казалось бы, недавно против него играл.

— За счет чего испанцы так прогрессируют?
— Система подготовки правильная, молодых грамотно подводят. Плюс менталитет. Они более раскрепощенные. Например, когда мы были на Евро, у нас был определенный режим – это можно, это нельзя. На солнце лучше не выходить, чтобы не свариться. В море ни разу так и не искупались, в основном просто по номерам сидели. А смотрим на испанцев – каждый день на пляж ходят, с полотенцами. Веселые такие, до часу ночи в карты играют. Наверное, эта раскрепощенность им и на поле помогает.

— Как вы попали в дубль «Спартака»?
— Когда мне было 12 лет родители вместе со мной переехали в Россию, в Челябинск. А через два года я попал в школу «Чертаново» в Москве. Наша команда 1996 года рождения сильная была – трижды выигрывали чемпионат России. На каждом турнире признавался лучшим игроком или полузащитником. Вдобавок в тот год со сборной выиграли Евро – ко всем ребятам был большой интерес.

— Вами и ЦСКА интересовался. Почему перешли в «Спартак»?
— Игра «Спартака» больше импонировала. В детстве очень нравилась игра Романа Павлюченко. Да и за два года до перехода решил, что если будет предложение «Спартака», то приму его.

«ЯКИН ДОВЕРЯЛ МОЛОДЫМ»

— Дебютировали вы при Мурате Якине. Чем он запомнился?
— Доверием к молодым игрокам. Он и его помощники часто с нами говорили, объясняли какие-то моменты. В итоге Якин дал дорогу в большой футбол мне, Давыдову, Кротову, Тимофееву, Самсонову. Мы получили некоторую уверенность, поняли, что можем играть на таком уровне.

— Чем-то удивлял швейцарец?
— Не то, что удивлял… Но был один необычный момент. Перед матчем с Тулой на предыгровой тренировке команда поделилась для двусторонки. И мне места не хватило. Сказали: «Иди, поделай упражнения с Жано». Он тогда был наказан из-за того, что не полетел на кубковую игру. Я подумал, что с Тулой теперь точно в заявку не попаду, раз даже в двусторонке места не нашлось. Пришел в номер расстроенный, вещи даже не планировал собирать, но потом все-таки у администратора уточнил, буду ли я в заявке. Он сказал: «Да-да, конечно, ты в заявке».

— И что в итоге?
— На следующий день сыграл 20 минут! Очень удивился.

«АЛЕНИЧЕВ ДАЛ УВЕРЕННОСТЬ»

— Самый яркий момент для вас за то время, что вы в «Спартаке»?
— Выход на замену в матче с «Динамо», когда мы с ребятами перевернули игру, победили 3:2. Еще хет-трик с «Соколом» за 20 минут за «Спартак-2». И выход на замену с «Амкаром», когда опять помог перевернуть игру, поучаствовал в голе.

— Перед тем матчем с «Динамо» знали, что будите играть?
— Да, Аленичев подходил, говорил: «Готовься, точно выйдешь завтра». Мне так проще настраиваться, нервов не было. Тем более, к тому моменту я уже сыграл пару матчей за «Спартак» при Якине. Плюс был международный опыт юниорского Евро, где мы взяли серебро.

— Что как тренер вам дал Аленичев?
— Уверенность в себе. Доверие. Почти каждый матч при нем играл, был в тонусе.

— Когда он ушел после вылета из Лиги Европы, не боялись за место в составе?
— Нет. Я футболист и должен делать свою работу. А решать – тренеру. Но, конечно, когда в трех матчах не вышел на поле, начал задумываться об аренде. Мне нужно играть.

— Каррера подбадривал?
— Он очень сильный тренер в плане мотивации. Постоянно говорил: «Я рассчитываю на каждого из вас». И это были не пустые слова. В итоге при нем я все-таки выходил на замену. И в основном составе выходил.

— При нем сильно изменились тренировки?
— У него другая специфика – итальянская. Больше тактики, бега. У Аленичева – больше работы, направленной на контроль мяча.

— Говорят, у итальянца очень тяжелые сборы.
— Нагрузка приличная – много бега, тренажерного зала. Но самые тяжелые сборы в моей карьере были при Якине. Я тогда месяц-полтора пропустил из-за травмы, поэтому физически был абсолютно неготовым. А сразу пошли серьезные нагрузки, йо-йо-тесты…

«В «СПАРТАКЕ» ВСЕ КАТЯТСЯ, ПЛАСТАЮТСЯ, БЬЮТСЯ»

— За те годы, что вы в «Спартаке», сейчас в команде собрался самый дружный коллектив?
— Думаю, да. Все эти полгода ребята были друг за друга. Реально команда – все катятся, пластаются, бьются.

— Это заслуга Карреры?
— И Аленичева, и Карреры.

— Многие говорят об итальянце как об очень сильном мотиваторе. Вспомните характерный момент.
— Например, установка перед игрой с «Ростовом». У нас тогда была серия не очень удачных матчей, психологически важно было победить. На установке он серьезно повысил голос. Говорил: «Выйдите и порвите их!». А рядом с ним стоял макет с бумажными листками. Так он как дал по нему кулаком – тот метров на пять отлетел. Все содрогнулись, подумали: «Ничего себе». В итоге поехали на игру и выиграли.

— По словам агента, вами интересовались «Эспаньол», «Лейпциг»… О Европе думаете?
— В будущем, конечно, хочу играть только там. Думаю, это цель любого футболиста – оказаться в топ-чемпионате. Какой мне больше нравится? Испанский. Из-за техники игроков.

— Готовы поехать в клуб-середняк?
— Конечно. Для начала так и надо, чтобы себя проявить и только потом думать о более сильном клубе.

— Вы – 20-летний перспективный игрок. Если поступит предложение, например, от сборной Казахстана, примите?
— Не задумывался над этим, потому что мне предложений не поступало. Да и смысл об этом сейчас думать? Цели надо постепенно ставить.

http://www.sovsport.ru/

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи Alpha-Manager