Обозреватель «СЭ» Игорь Рабинер – о главном матче сезона

«ДОЛЖОК ЗА 0:4»

Игрокам, тренерам, болельщикам «Спартака» казалось, что этого финального свистка не будет никогда. Все шесть добавленных минут миновали, семь – ну когда же? Каждый отскок мяча вблизи штрафной Реброва казался им смертельным, роковым. Промеса, казалось, кто-то заколдовал. Три нереализованных голевых момента (два – у него), которые были у «Спартака» в концовке, выглядели предвестьем чего-то ужасного и фатального. Того, к чему красно-белые так привыкли за последние 16 лет…

Привыкли – но не смирились. И их долготерпение было вознаграждено. До чемпионства осталось четыре очка в четырех турах. А первая из этих встреч – дома с «Томью».

Рокового отскока не произошло, и Владислав Безбородов все-таки свистнул. И пулей рванул на поле Массимо Каррера. Для начала вскочил на плечи первому попавшемуся ему на пути спартаковцу – Роману Зобнину. А потом, увидев толпу своих сходивших с ума парней, каким-то майкл-джордановским прыжком напрыгнул на них сверху: так даже Зе Луиш при всем своем волейбольном прошлом не смог бы.

И, увидев это, несколько тысяч счастливчиков, попавших в гостевой сектор на 3-й Песчаной и обозначившие свои намерения до игры баннером «Пришли за золотом», взревели: «Мы – чемпионы!» Учитывая, что на фан-трибуну ходит много молодежи, можно быть уверенным: многие из них чемпионства «Спартака» не видели никогда.

О такой – нет, не кульминации, а развязке этого чемпионата, пусть де-юре золото еще не оформлено, они могли только мечтать. ЦСКА в чемпионате России никогда не проигрывал на своем новом стадионе, а вообще уступал здесь только «Тоттенхэму». И большей сладости, чем «обновить» арену таким вот образом, для красно-белых быть не могло. Тем более, последний раз «Спартак» оба раза в сезоне победил ЦСКА в 1999 году. В прошлом, черт возьми, тысячелетии!

Денис Глушаков в смешанной зоне скажет очень важное: «У нас был должок. 0:4. И мы должны были его вернуть». 17 мая 2015 года «Спартак» был с таким счетом унижен армейцами в первом в истории дерби на «Открытие Арене».

Тренировавший тогда красно-белых Мурат Якин, думаю, о той игре уже и не помнит. Для него «Спартак» был всего лишь еще одной командой. Зато помнят Ребров и Комбаров, Таски и Промес – и тот же Глушаков. Тогда – полузащитник разобщенной команды, которая равнодушно заканчивала сезон. Теперь – капитан команды-семьи.

Такие вещи, как те 0:4, забывать нельзя. И этими словами автор победного гола Глушаков многое объяснил. Про собственное чувство гордости, вдохновившее его на очередные «похороны». Про это же чувство у всего коллектива.

А для Карреры «Спартак» стал первой командой в его карьере главного тренера. Все первое помнишь и ценишь всегда. И если должен был преуспеть в этом клубе тренер-легионер, то именно так. Когда не важным работа в нем для человека быть попросту не могла. Пусть он про те 0:4, возможно, и не ведал.

А ЕСЛИ БЫ ЦСКА ЗАБИЛ НА ПЕРВОЙ МИНУТЕ?

Это был тот случай, когда ни один человек не скажет – мол, у соперника был неудачный день. В отличие от «Зенита», переигранного «Спартаком» безоговорочно, ЦСКА вступил в этот матч, гордо гарцуя после разгрома «Локомотива». И словно продолжил ту встречу. Как красно-белые не пропустили на первой минуте – понять невозможно. Артем Ребров в одном и том же эпизоде спас трижды. Второй из этих сэйвов, когда голкипер, я бы сказал, по-советски, рискуя челюстью, бросился лицом в ноги Ионову и успел помешать ему пробить с метра, был выдающимся. А не случись его – все могло бы пойти по совершенно другому сценарию.

Но ЦСКА поначалу все равно был сильнее. И намного. Армейцы методично душили «Спартак» классным прессингом, не давая ему начинать атаки – мяч от штрафной красно-белых летал в сторону центра поля только верхом. А тем временем Мариу Фернандес справа вил веревки из Комбарова – последний раз, по-моему, с ним такое вытворял бельгиец Мертенс на ЧМ-2014.

После перерыва «Спартак» перестроится, и четко по Мариу Фернандесу станет действовать Зобнин. Виктор Гончаренко это охарактеризует так: «Зобнин превратился в защитника». Но неважно, как это называть: главное, что тем разрывом левого фланга красно-белой обороны, который творился до перерыва и в итоге привел к голевому штрафному, уже не пахло.

Но до этого еще нужно было дожить. Потому что на старте то ли «Спартак» трясло от волнения, то ли еще по каким причинам, но у ворот Реброва творился форменный ад. Команда обязана поблагодарить своего вратаря. В, возможно, ключевой момент сезона голкипер и вице-капитан был спокоен, собран и отважен. И не сразу, постепенно, но это передалось партнерам. А куража ради Ребров добавил к этой уверенности пару прыжков, как выразился бы Владимир Маслаченко, для «Пионерской правды». Необязательных, но эффектных.

Только очень сплоченные люди могут такое давление, какое на старте устроил ЦСКА, перетерпеть. Объяснение дал на пресс-конференции Каррера. И было оно не тактическим, а человеческим: «Прежде чем стать командой, мы стали семьей». Они действительно умирали друг за друга. Все. И если не пошло у Комбарова и отчасти у Глушакова – значит, им должны помочь… Нет, не одноклубники. Родные. Семья.

АРМЕЙЦЫ НЕ ЗАСЛУЖИЛИ ПРОИГРАТЬ ПЕРВЫЙ ТАЙМ

А потом, уже отодвинув от своих ворот чужую игру, но еще не наладив собственную, «Спартак» вдруг забил. Сделал это футболист, которого на табло стадиона назвали «Андриано». Футболист, который за короткое время в «Спартаке» получил уже несколько травм – и успел оклематься как раз к дерби. Чтобы войти в красно-белую историю, сыграв на опережение и пробив обиднейшим для Акинфеева образом – между ногами.

Невозможно не отдать должное врачам «Спартака» – Михаилу Вартапетову и Андрею Гришанову. Они и перед первым дерби, выигранным, напомню, (и опять же впервые в истории стадиона) на «Открытие Арене» – 3:1, в последнее мгновение подняли на ноги безнадежно, казалось, травмированных Промеса и Зе Луиша.

За день до того матча между двумя легионерами «Спартака» произошел разговор, который мне в январе в красках цитировал Квинси. Они столкнулись на базе, и один сказал другому: «Не знаю, как ты, а я точно сыграю». А потом второй повторил то же самое. И тогда они чуть ли не хором воскликнули: «Значит, мы сыграем оба!»

Сделали они это тогда по-разному. Зе Луиш оформил дубль, а Промес охарактеризовал свой футбол дословно так: «Знаю, что играл дерьмово». Перед ответным матчем ЦСКА оставался единственным (!) клубом в РФПЛ, которому голландец никогда не забивал. И дважды же он был к этому феноменально близок. И все делал правильно, и дважды переиграл Акинфеева. Но один раз – штанга, а другой – невесть откуда взявшийся там Витинью. Выглядевший, к слову, великолепно.

А при первом голе оплошал Головин, которого в последнее время много и заслуженно хвалили. После того, как Зобнин в одно касание возвращал мяч Попову, он был, как говорят футболисты, первым на мяче. И не имел никакого права дать болгарину себя продавить.

Попова многие спартаковские болельщики подозревали в бесхарактерности. Но в этом матче Ивелин их опроверг, здорово поработав перед первым голом, да и вообще, собственно, сделав две голевые передачи. Когда Адриану замкнул первую, сидевший прямо надо мной Алан Дзагоев с силой стукнул кулаком по столу: «Отыграйся назад – и все!». Это слышали все, кто сидел поблизости – ведь болел за одноклубников Алан мощно, не скрывая эмоций. Можно сказать, как болельщик, а не футболист. И это на самом деле здорово. Потому что – по-настоящему.

Сюжет с Дзагоевым тоже стал неотъемлемой частью истории этого матча. Мало кто после травмы, которую он получил во встрече с «Локомотивом» сразу после своего первого гола, верил, что хавбек успеет за три дня вернуться. Но в стартовом протоколе Алан значился в основе!

Однако минут за десять до начала матча, отложенного на четверть часа из-за концовки трансляции «Формулы-1», по ложе прессы прошелестела весть из официального твиттера ЦСКА: Дзагоев все-таки не сыграет, уступив место на поле Набабкину. А пару минут спустя Алан, расстроенный, появился в ложе прессы собственной персоной. «Я должен был играть, – подтвердил мне полузащитник. – Но вышел на разминку и понял: «Нереально».

Место Дзагоева как раз и занял Головин. Что ж, к этому случаю как раз подходит расхожая фраза: «На ошибках учатся». А то, что такой старательный парень, как Александр, извлечет из такого уроки, сомневаться не приходится. Но этой ошибки уже не исправить.

И все-таки ЦСКА не заслуживал того, чтобы проиграть первый тайм. Не по делу это было бы. Порвалось как раз там, где тонко – Комбаров сфолил на Мариу Фернандесе. А учитывая, что у армейцев куча больших игроков, какой-то сбой при стандарте в обороне «Спартака» казался неизбежным. И Алексей Березуцкий, когда-то забивавший и не в таком матче, а в финале Кубка УЕФА, бил без сопротивления. И почти тут же на разыгравшемся Мариу еще и Джикия желтую карточку схватил. На том и ушли на перерыв.

ПОМУТНЕНИЕ ВАСИНА. РЫВОК ЗОБНИНА. ФИНИШ ГЛУШАКОВА

Как обычно влияет на команду пресловутый «гол в раздевалку», вы и без меня знаете. Но мы ведь помним: это не просто команда, а семья! В перерыве тандем КаррераПилипчук отправил Зобнина на нейтрализацию Мариу Фернандеса, встряхнул футболистов какими-то известными только им словами – и на второй тайм вышел совсем не обреченный «Спартак».

И шесть минут спустя наступила кульминация. Она еще долго будет сниться Виктору Васину, который явно не для того возвращался вслед за Виктором Гончаренко из «Уфы» в ЦСКА. И о чем в момент этого чудовищного ляпа думал главный тренер, остается только догадываться. Ведь Васин по возрасту – далеко не Головин. Ему не 20, а 28. И никаким обретением опыта такое оправдывать нельзя.

Но в этой истории надо обращать внимание не только на негатив. Бог ты мой, какой рывок сделал от своей штрафной Зобнин! Увидев, что мяч в районе центра поля перелетел через голову нерасчетливо выдернувшегося Вернблума и оказался у Глушакова, 23-летний универсал рванул вперед. В эти секунды он не был человеком, которому дано строгое задание – прикрыть Мариу Фернандеса. Когда люди выходят на поле лишь для того, чтобы обезопасить себя от тренерской критики, – они выполняют задание и не делают ни грамма больше. Но такие ничего в карьере не добиваются.

А Зобнин – другой. Боец и трудяга, он не случайно услышал от Карреры после матча с «Уралом» слова на пресс-конференции, что может стать выдающимся футболистом. Тренер не боится за «звездняк» игрока, раз произносит такое вслух. И Роман в дерби характеристику итальянца оправдал.

Он совершил скрещивание с Глушаковым и, ворвавшись в штрафную, рванул к лицевой аж на противоположную от своего фланга сторону. И когда после роскошного паса Дениса (каков был его проход через полполя и фирменная уже передача «шведой» на Зе Луиша, а?) форвард из Кабо-Верде пробил не слишком сильно, и на линии вратарской мячом завладел Васин, Зобнин вполне мог бросить бессмысленное, казалось, занятие – шансов завладеть мячом у него не было объективно никаких.

Но Васин завозился с мячом, Зобнин бросился в борьбу с партнером по сборной – и уже в партере ее выиграл. Мяч отлетел к Попову, а тот выложил его под удар продолжившего движение в штрафную Глушакову. Капитану, который забил ЦСКА в обоих матчах сезона. Как же кстати для команды пришлось то, что КДК дал ему после удаления в Ростове одну, а не две игры дисквалификации!

БЕЗБОРОДОВ ОТРАБОТАЛ БЕЗУКОРИЗНЕННО

Спартаковцы наверняка были в курсе, что ЦСКА при Гончаренко, забив первым, никого не «отпустил». Победил во всех пяти встречах с таким поворотом событий. Но повести в счете красно-белые хозяевам так и не дали. Где-то на старте матча им в определенной степени повезло. Но то, что происходило в концовке, «с горочкой» компенсировало это везение.

В определенной степени помогли спартаковцам и… армейские фанаты. Увидев, что у их кумиров после перерыва мало что получается, они с досады, а также по недомыслию, начали массово жечь пиротехнику, и Безбородов – к слову, отработавший дерби безукоризненно – дважды останавливал матч. Поведение фанатов вызвало нескрываемую досаду Игоря Акинфеева. А Гончаренко потом без обиняков скажет на пресс-конференции: в такой ситуации паузы помогают выигрывающей команде. То есть «Спартаку». Джикия после финального свистка скажет: «А что – дым? Мне даже прикольно было!»

Армейцам – вряд ли.

Сам Гончаренко поменяет Ионова на Оланаре, но у того не будет получаться ровным счетом ничего. Логика замены, которую тренер объяснил журналистам, верна: когда ведущая в счете команда к концу встречи «закрывается», ее нужно брать уже не скоростью, а мощью. То есть именно тем, что теоретически имеется у нигерийца. Но в том-то и дело, что в этом матче – именно что теоретически. Кроме пары неудачных попыток пробить «ножницами» через себя, да еще и из-за штрафной (это можно сделать только для того, чтобы покрасоваться), африканец не запомнился вообще ничем. В отличие от человека, который вышел с 46-й минуты у «Спартака». И это полярное отношение к дерби двух джокеров, мне кажется, тоже на многое повлияло.

Выйдя сразу после перерыва, брат-близнец Луиза АдриануЗе Луиш несколько минут осваивался, а потом начал творить что-то невероятное. Выигрывать все единоборства. Удерживать мяч в самых невозможных ситуациях. Нанизывать по три-четыре соперника.

И именно Зе Луиш на 70-й минуте вывел один на один с Акинфеевым Зобнина. Вратарю удалось коснуться перелетавший через него мяч рукой – но лишь так, что тот срикошетил в штангу и покатился по ленточке. Кабы Акинфеев не извернулся ужом – Попов спокойно добил бы мяч в сетку, и почти все было бы кончено. Что сотворил капитан ЦСКА – объяснить невозможно. Второй рукой он успел выгрести мяч с линии ворот.

И вот тут произошла интересная вещь. Спустя пару минут на табло показали картинку вроде теннисного Hawk Eye, вдруг давшую понять, что на этом матче работала система фиксации гола. Она засвидетельствовала, что мяч линию ворот не пересек, и гола нет – да это и по повторам стало ясно. Нигде об этом заранее не объявлялось, но если такое было – надо отдать должное организаторам. Давно пора!

Единственный момент у армейцев во втором тайме «Спартак» «привез» себе сам (впрочем, как и ЦСКА – гол Глушакова). На 74-й минуте Фернанду вместо того, чтобы навесить со штрафного, отпасовал назад на Таски. А тот слишком слабо – Реброву. Вратарь совершил сумасшедший рывок, успел помешать сопернику, но спустя пару секунд Витинью все-таки пробил по опустевшим воротам. Но подстраховать партнеров успел Джикия. Напомню, если кто-то успел подзабыть (что, с учетом его уверенной игры, было бы неудивительно): зимний новичок «Спартака», для которого это дерби стало первым в жизни.

ПРИМЕТА С ДЗАГОЕВЫМ В КОНЦОВКЕ НЕ СРАБОТАЛА

В последнем отрезке матча ЦСКА не мог создать ничего. А «Спартак» организовал еще два убойных шанса. Сначала Промес убежал со своей половины поля один на один с Акинфеевым, перекинул его. Казалось, вот оно, чемпионство. А заодно вожделенный для Квинси гол армейцам. Ан нет – штанга!

А уже на третьей добавленной минуте Промес получил шанс номер два, и снова сработал, казалось, мастерски, оставив Акинфеева не у дел. Откуда там взялся, подстраховав вратаря, форвард Витинью?! Но – взялся. Оставив для красно-синих шансы на оставшиеся мгновения.

В это время со своего места в ложе прессы встал Дзагоев. Люди из числа журналистов, неравнодушных к «Спартаку», напряглись, а у тех, кому по душе ЦСКА, на секунды вернулась надежда. Потому что перед перерывом армейцы сравняли счет именно в те секунды, когда Алан, спустившись по ступенькам, досматривал тайм стоя. Это было сочтено приметой. Однако на сей раз она не сработала.

Потому что если в первом тайме «Спартак» не заслуживал победы, то после перерыва ЦСКА не наработал на ничью. И начались несколько минут безудержного ликования, которые уже в смешанной зоне сменились абсолютной собранностью. Мы же знаем Глушакова – у него, доброй души, нередко бывает рот до ушей. Здесь же об этом не было и речи. Он говорил, что одержана такая же победа, как и все остальные, и сходить с ума от радости время еще не пришло.

Такая реакция говорит о том, что уроки из победы над «Зенитом» – точнее, ее ростовских последствий – извлечены. И теперь уже никаких шансов конкурентам «Спартак» не оставит.

Но мы с вами, в отличие от Карреры и Глушакова, уже можем позволить себе сказать вслух: «Спартак» – чемпион!» И если не медицинским фактом, то очевидной реальностью это стало после очень красивого, по-настоящему драматичного дерби, которое, безусловно, станет значимой частью красно-белой истории.

Истории, 16-летняя черная полоса в которой закончилась.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: 

Записи Alpha-Manager