Интервью Ксении Первак с Егором Титовым для «Чемпионата».

«В Тарасовке не хватало спартаковского духа»

– Ты недавно вернулся из Санкт-Петербурга, где проходил курсы повышения тренерской квалификации. Что сподвигло пойти туда?

– Как говорится, век живи, век учись. В определённый момент я понял, что для меня это обязательно. Но это осознание пришло не сразу. Изначально, получая категорию B, я думал, что всё знаю о футболе. Мол, зачем мне это нужно?

— Получается, не всё?

— Как у футболиста у меня много знаний, но для тренерской деятельности недостаточно. Сейчас я получаю категорию А, мне это безумно интересно. Учусь, записываю, впитываю всё как губка. Пока говорить о том, чтобы возглавить команду Премьер-Лиги, рано, но процесс запущен.

– Как сейчас оценишь свой опыт в «Спартаке»?

– Знаешь, год в «Спартаке» надо сразу умножать на пять.

— Даже так?

— Работать в «Спартаке» нереально сложно. Даже помощником. Это огромная ответственность. Сейчас я понимаю, что это был бесценный опыт. И я благодарен за него.

– Какие были ощущения, когда ты вернулся в свою команду – уже тренером?

– Первое – волнение. Я опять приехал в Тарасовку, где долго жил и тренировался в бытность игроком. Это мой второй дом, родной уголок. Нервничал, боялся, что сделаю что-то не то, допущу ошибку. Помогло то, что тут до сих пор работают люди, которые были при мне как игроке. Когда я увидел их, стало полегче. Но Тарасовка стала другой. Это я сразу заметил. Чего-то там не хватало…

– Спартаковского духа?

– Вот-вот, правильную вещь говоришь. Скорее всего.

– Вы с Дмитрием Аленичевым примерно одного возраста, но в нашем чемпионате ты более титулован. Не давило, что стал вторым тренером?

– Абсолютно нет. Как только я закончил играть, сразу же забыл, что я Титов. Новый этап в жизни нужно начинать заново. Приятно, конечно, когда подходят и просят сфотографироваться или дать автограф, но нужно понимать, что после окончания карьеры ты уже никто. Аленичев — мой друг, старший товарищ. Сегодня я у него помощник. И помогаю ему я удовольствием.

– За что ты отвечал в клубе?

– За линию атаки и конкретно за полузащитников и нападающих. А вместе с Аленичевым — за организацию атакующих действий в команде.

– Может, вам просто не хватило времени?

– Правильно уловила. Именно времени и не хватило. То, что сегодня происходит в «Спартаке», это мы потихоньку и пытались построить. Увы, нас там уже нет.

– Что именно построить?

– Команду. Сегодня она есть. Есть общение, дружба, все ребята вместе. Один за всех и все за одного. Мы это пытались сделать, но не хватило времени. Нужно как минимум два сезона.

«Связка Титов-Черчесов была невозможна»

– У тебя есть своя история с тренером Черчесовым…

– Откуда ты знаешь (смеётся)?

— Ok, Google!

— Так сложилось. У меня даже нет ответа — почему. Он так решил. Мы играли с ЦСКА и проиграли 1:5. Затем была тренировка, построение. Черчесов сказал: «Титов, Калиниченко, Моцарт, вышли из строя и пошли в дубль».

– Ты чувствовал свою вину за поражение в этом матче?

– Чувствовал, что мы очередной раз проиграли. В этот раз — крупно. От этого было больно. Но Черчесов – это свои амбиции. Он так решил. Хотя я чувствовал тогда и сейчас считаю, что был готов на 100 процентов играть в этой команде.

— Больно было уходить?

– В тот момент связка Черчесов — Титов была невозможна. Мне было сказано: «Если хочешь, можешь оставаться, будешь помощником». Мне тогда было 32 года. В этом возрасте можно играть ещё лет пять. Сказал: «Нет, спасибо». Уехал в «Химки», потом в Казахстан. Считаю, поспешил с решением. Эмоции, амбиции. Учитывая, что через месяц Черчесова убрали, можно было досидеть в дубле, подождать.

– Осталась обида на Черчесова?

– Может, сначала и была, но сейчас я понимаю: а смысл обижаться?

– Сейчас Черчесов – главный тренер сборной. Скоро предстоит знаковое событие для нашей страны, нельзя упасть в грязь лицом. Как думаешь, он справится?

– Когда я был в Питере, один тренер спросил у меня: а что он выиграл? Но тем не менее я считаю, что сегодня Черчесов – это тренер, который во всех отношениях подходит сборной.

— Почему?

— У него есть и амбиции, и желание. Это сильный наставник, огромный мотиватор. К тому же РФС сейчас с неоднозначной репутацией, в долгах. Многие хорошие тренеры просто не будут связываться с этой организацией. Поэтому на сегодня Черчесов — это идеальный вариант.

– Почему у сборной идёт серия неудач? Проблема в кадрах?

– Думаю, да. У нас, к сожалению, короткая «скамейка». И нужно учитывать, что средний уровень вырос. Есть Испания, Германия, Аргентина, до которых не допрыгнуть, но я про такие сборные, как Бельгия, Словакия, Словения, Польша… Сейчас реально тяжело. Каждый матч нужно выцарапывать.

– Представь, что ты на месте Черчесова. Что бы ты сделал?

– Мне до этого очень далеко. Черчесов уже тренер сборной, а я только учусь.

– Осталось чуть больше года до чемпионата мира. Веришь, что удастся создать команду мечты российских болельщиков?

– Есть год. Надеемся, что за это время появятся ещё интересные футболисты. Я в это верю. У нас уже есть люди, которые могут, но хочется подкрепления. Скоро начинается Кубок конфедераций, будет ясно, чего мы стоим. Хотя понимаю, что сегодня мы будем аутсайдерами в нашей группе.

– Вопрос о детском спорте. На каком уровне находится развитие нашего будущего? Куда можно отдать ребёнка?

– Я человек, который всю жизнь провёл в «Спартаке», так что только в одну команду (смеётся). Если серьёзно, я много наблюдал за этим в прошлом году. Именно футбольное образование в спартаковской школе на данный момент лучшее.

«Нам не хватило доверия со стороны руководства «Спартака»

– Какой из чемпионатов, кроме нашего, ты смотришь? Какой из них любимый?

– Все смотрю. Любимый – чемпионат Испании, который, к сожалению, сегодня нельзя посмотреть по телевизору. Слава богу, что есть Интернет. Смотрю с удовольствием.

– Интересно смотреть наш чемпионат после испанского?

– Ну конечно, всё-таки сам отсюда, сам играл. Интересно.

– Ты жёсткий отец или понимающий по отношению к дочкам?

– Моя проблема в том, что я максималист во всём, что касается спорта. По отношению к себе, к детям. Меня это немножко бесит, мог бы и по-другому, но… Возможно, это и помешало старшей стать большой теннисисткой. Передавил.

– То есть давил? Мне казалось, ты добряк.

– Я добряк, да. Я очень добрый человек. Но должен быть результат. Я очень хотел, чтобы он был.

– О чём сожалеешь в своей собственной карьере?

– Может, нужно было уехать. В конце 1990-х — начале 2000-х была такая возможность. Но у нас было всё очень сложно в то время, не было агентов. Узнавали обо всех предложениях в последний момент. Могли и просто не донести, что приходил запрос, что интересовались. Лично я узнавал позднее.

– Где, по-твоему, случился тот переломный момент, когда «Спартак» перестал выигрывать? Шесть чемпионств, а потом такой провал.

– Думаю, что болельщики это знают…

– В этом году чемпионства уже не миновать. Много матчей в этом сезоне команда вытащила на зубах, чего нельзя сказать о прошлом. Аленичеву не хватило опыта? Или доверия со стороны ребят?

– Не хватило доверия со стороны руководства. Не было команды. Мы пытались слепить. Как я раньше сказал, один должен быть за всех, а все за одного. Без этого команда не может выигрывать. Каррера в этом плане молодец, у него получилось.

– Ты испытываешь гордость за сегодняшнюю игру? И чувствуешь ли свой вклад в этот успех?

– Безусловно. Мы заложили фундамент. Думаю, есть в нынешнем «Спартаке» и плоды нашей работы. И я рад, что «Спартак» сейчас впереди всех. Я рос и вырос в этом клубе. Для меня «Спартак» – это всё.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: «Чемпионат»

Записи Alpha-Manager