Нападающий «Спартака» дал интервью пресс-службе красно-белых.

КИЗОМБА 

— Если где-то неподалеку играет музыка — значит, рядом Зе Луиш. Кажется, вы всегда в наушниках и напеваете какую-то мелодию. Какая композиция самая популярная в вашем плей-листе?

— Музыка в стиле «кизомба». Это традиционные мотивы Кабо-Верде. Очень нравится певец по имени Джордж. У меня скачан весь его альбом девяти–десятилетней давности. Слушаю без перерыва. Эти песни напоминают мне о юности, проведенной в Кабо-Верде.

— О юности на острове Фогу?

— Да. Жил с родными скромно, но дружно и весело. Учился в школе на одном острове, а тренироваться ездил на соседний.

— Как добирались до него?

— Иногда на самолете. Но чаще всего на лодке.

— Каждый день?!

— Нет, что вы. Мое обучение, если можно так выразиться, проходило «вахтовым» методом. Месяц ходил в школу. Потом садился на лодку и уезжал играть в футбол: три-четыре недели проводил в Академии «Эпиф». Потом возвращался домой. И так чередовал учебу и тренировки. У «Эпифа» был филиал на нашем острове, так что я все же мог заниматься и в то время, когда учился. Уровень был не таким высоким, но главное — поддерживал себя в форме. А когда мне было 11 лет, дважды даже ездил на турниры в Испанию.

— Ваша семья ведь не из богатых?

— Да. Многого не могли себе позволить, но никогда не голодали. Когда стал играть за «Эпиф», основатель и владелец этой школы подарил мне первые бутсы. Всем их, конечно, не давали. Но если хозяин и тренеры видели, что паренек выделялся, что-то показывал в игре, а семья у него небогатая и позволить себе купить бутсы не может, то делали подарок. А поначалу играл как все — в чем попало. Нередко вообще босиком.

— Мама была не против того, что вы месяцами на другом острове?

— Нет. Она только просила, чтобы ни в коем случае не бросал учебу. У меня есть два старших брата. У них в школе дела не заладились. Поэтому мама всегда говорила: «Ты —моя последняя надежда… Давай, учись». Но против футбола она никогда не была. Потому что видела: мне это нравится. Всегда ей твердил: «Моя мечта — стать футболистом». Правда, мама понимала, что мало кто из играющих в футбол в Кабо-Верде выбивается наверх.

— Вероятно,  она огорчалась, когда вы прогуливали школу. 

— Нет, она не расстраивалась. Наверное, потому что чаще всего просто не знала об этом. (Улыбается.)

— Сейчас в Кабо-Верде вы герой?

— Ну, не то чтобы герой… Но меня узнают на улицах, приветствуют. Некоторые критикуют за игру. Футбол в стране любят, потому что это одна из немногих радостей, которую люди там могут себе позволить. За него не нужно платить большие деньги. А знаете, какие отношения с болельщиками у меня были в Португалии?

— Расскажите. 

— Жил в Браге и играл за одноименный клуб. А большая часть населения там яростно болела за «Бенфику». И если у меня получалось в матче с этой командой забить гол, то домой лучше было не возвращаться. Мне кричали: «Что ты делаешь?!» Становился врагом народа! Если же посылал мяч в ворота «Порту», с которым вечно враждует «Бенфика», то приезжал национальным героем. Болельщики ликовали: «О, спасибо! Классный гол! У нас для тебя подарки. Сейчас пойдем угощать…»

ДОМОСЕД

— На лодке вы плавали по океану частенько. А вулканическим сноубордингом,  ради которого в Кабо-Верде приезжают многие туристы, пробовали заниматься?

— Нет, фокусы с доской под ногами — это не мое. Как и распространенное в Кабо-Верде увлечение — серфинг. Дайвинг еще ничего. Плаваю, но без фанатизма. Знаете, мы, кабовердийцы, народ простой. Нам многого не нужно. Лишь бы были друзья рядом, океан, возможность гулять и играть в футбол. Здесь, в России, конечно, начинаешь скучать по той атмосфере и думать: эх, сейчас бы искупаться в теплом океане…

— Да, погода этой весной пока радует не всегда. 

— Москва вообще уникальный город. С утра просыпаешься, смотришь в окно: солнышко вышло. Думаешь: «О, как здорово! Пойду погуляю». Только оделся — пошел дождь. Поменял планы: возможно, завтра выберусь в город. Ночью еще похолодало, а на следующий день выпал снег… И не угадаешь!

— Вы однажды сказали, что в Португалии научились самостоятельной жизни. А какой опыт приобрели в России?

— Здесь стал домоседом. По большей части это из-за московских пробок. Трафик — то, что полностью выбивает меня из колеи. Поэтому сейчас чаще нахожусь дома, вдалеке от центра и московской суеты. Играю в плейстейшн. Так и коротаю дни.

— Не скучно?

— Ну, конечно, полным затворником назвать себя не могу. Нет-нет да и выберусь в город. Сама Москва мне очень нравится. Она красива. В центре гулять — одно удовольствие. Так что проблема не в столице. А в том, как в нее попасть. (Улыбается.)

— Вы водите машину?

— У меня есть водитель. Но и сам тоже езжу за рулем. Стараюсь водить аккуратно. У вас «подрезать» кого-то или при повороте не включить поворотник — в порядке вещей. Не говоря уже о пересечении линий — сплошная или не сплошная… Везде хаотичное движение. Поэтому избегаю резких маневров. Встал в полосу и еду. Иначе легко могут возникнуть проблемы.

— Терялись в Москве?

— Бывало. Едешь по навигатору. Промахнулся мимо поворота — и здрасьте, приехали… Объезд длиной еще в несколько километров — лишний час в пробке. Незабываемо!

— Полиция когда-нибудь останавливала?

— Постоянно! Не знаю, чем так привлекаю ее, но останавливают меня практически ежедневно. Бывает, сотрудники ДПС узнают. Иногда это облегчает общение с ними. Правда, недавно они спрашивали, есть ли у меня наркотики в машине или бомба. Не понимаю, почему. Но интересовались довольно живо.

— На каком языке объясняетесь?

— Когда понимаю, чего от меня хотят, зачастую прикидываюсь, что не говорю ни на каком языке. Начинаю мотать головой, мол, отстаньте. Иногда это помогает быстрее отвязаться. На днях поймали: «Пройдемте с нами в машину…» Дышал в трубочку. А однажды на протяжении километра меня остановили три раза! Машут жезлом, подъезжаю: «Да я только что от ваших». — «Нет-нет, давайте документы…»

— Приключения… 

— И не говорите. Вот только на неделе было одно из приключений. За двести метров от поста ГИБДД ухожу в левый ряд. Подальше от обочины. Так гаишник бежит через все полосы с жезлом, выцепляет меня из потока. Спрашиваю: «Да что я тебе сделал?.. Еду в своем ряду, никого не трогаю…» (Улыбается.)

ПРИВЫЧКИ

— Боккетти удивлялся в России суеверию: нельзя пожимать руку через порог. А теперь сам в Италии отстраняется от человека, который пытается поздороваться с ним, стоя, например, в дверях. Вы переняли от русских какие-то привычки?

— Есть такое. Знаете, друзья и знакомые, когда приветствуют друг друга, обычно целуют в щеку. У вас принято делать это один раз. А в Португалии — два. Поначалу, когда только приехал в Москву и встречал приятелей, было так: «О, привет!» — «Привет!» Человек целует в щеку, подставляю вторую — а он уже уходит. И я стою, ничего не понимаю. А теперь сам так здороваюсь, причем в Португалии тоже. Меня пытаются поцеловать дважды, а я прикоснусь губами к щеке и ухожу. А другой человек так и стоит, подставив вторую щеку. (Смеется.)

— Весело. 

— Первое время было сложно привыкнуть к другому укладу жизни. Особенно когда не знаешь языка. Помню, однажды пришел в ресторан, сел за стол, посидел немного и ушел. Никто по-английски не говорил, меню на английском не было. Понял, что ловить мне там нечего. А еще в магазинах не мог разобраться с продуктами. Например, пошел за сахаром в супермаркет. Смотрю: порошок белый. Решил, что нашел гранулы для чая. Но дома оказалось, что это соль.

— Ваша супруга, наверное, «обрадовалась». 

— Жена и дети ко мне еще не приезжали. Так, что решаю здесь все вопросы сам. У дочери были проблемы со здоровьем. Мы пока не рискуем привозить ее сюда. Родители тоже не решаются приехать. Длинный перелет, виза… Эти факторы останавливают.

— Ну хоть друзья-то у вас гостят?

— Обычно я здесь один.

— Еще одна сложность для вас в России — климат. Как переносите холода?

— Мне сразу вспоминается игра в Томске. Скверные ощущения. Никогда еще так не мерз. Холод был такой, что, когда зашел в раздевалку после первого тайма, у меня болело все тело. Промелькнула единственная мысль: «На поле больше не выйду». Было сложно, но взял себя в руки и продолжил матч.

КАК НА ВУЛКАНЕ

— Трудно не заметить, что в нынешнем сезоне вы прогрессируете в игре… 

— Кажется, все дело в том, что наконец-то смог адаптироваться. Потихоньку привык ко всему, сработался с людьми. Начал больше понимать, чего от меня хотят. Стал говорить по-русски, то есть сейчас уже сам могу что-то объяснить. Мне постоянно подсказывают ребята на поле. С каждым днем взаимопонимание между нами становится все лучше и лучше — и, соответственно, у меня появляется уверенность в себе и партнерах.

— Если судить по вашим рассказам, то можно сделать вывод: адаптироваться вам было непросто. 

— Сказать, что было трудно, — ничего не сказать. Поначалу было много негативных эмоций. Непонимание того, что происходит. Другая страна. Холод. Отчаяние. Плакал ночами. Потом еще узнал, что у дочери проблемы со здоровьем. В один прекрасный момент просто хотел махнуть рукой: ребята, собираю чемоданы и уезжаю, больше не могу. Семья переубедила: «Не выдумывай. Оставайся и спокойно работай. Все переживем». К счастью, черная полоса рано или поздно заканчивается. Моя завершилась. У дочки, слава Богу, все в порядке. Она поправилась. Дома все нормально. На работе у меня все получается. Так что сейчас всем доволен.

— Стресс, испытанный вами в России, сравним с тем, который был на острове Фогу? Вы ведь долгое время, можно сказать, в прямом смысле жили «как на вулкане»?

— Сейчас моя семья переехала в столицу, поэтому вулкан находится немного поодаль от нас.  Но несколько лет назад он стал извергаться. Я уже был в России в это время. И это тоже подливало масла в огонь. И без того был негатив, сложности с адаптацией. А тут еще у моих родных через день–два может рвануть под боком! Вулкан-то мощный. Почти три километра в высоту. В этот раз, к счастью, обошлось: были только боковые извержения. Но если бы он разошелся на полную катушку, то от острова ничего бы не осталось. Страшная сила. Однако люди как-то все равно живут там. Приходится мириться со стихией. Это природа…

— Певица из Кабо-Верде Сезария Эвора выходила на сцену босиком. Таким образом она отдавала символическую дань своим землякам, которые жили в бедности. А вы, выходя на поле, вспоминаете близких и знакомых, вулкан и острова?..

— Бывает, перед матчем мне звонят друзья из Кабо-Верде и просят: «Если забьешь гол, посвяти его нам: сделай такой-то жест в нашу честь…» В последней игре с ЦСКА послать мяч в ворота не удалось. Но есть еще встречи впереди…

— Тяжело было наблюдать за матчами с трибуны все то время, пока проходили курс лечения?

— Если скажу, что страдал, даже это не выразит всех переживаний. Нет худшего времени, чем то, когда пропускаешь матчи из-за травмы. Знаете, что испытываю в такие моменты? Когда наблюдаешь за игрой с трибуны,  хочется просто закрыть глаза, а потом открыть и сразу узнать итоговый счет. Иначе трудно. Смотришь — и все пропускаешь через себя. Как бы ты сыграл? А в этой ситуации как бы поступил? Но сделать ничего не можешь. Нельзя выбежать на поле и помочь команде.

— Но вы успели восстановиться к игре с ЦСКА!

— Да, рад, что чувствую себя уже намного лучше и что мы победили. Непростая игра. Впрочем, как и все матчи с ЦСКА. Обе команды играли на классе. Показали умный футбол. Создали немало моментов. Мы получили на поле удовольствие.

— Эмоций на матч с «Томью» хватит после дерби?

— Конечно. Постараемся еще на шаг приблизиться к чемпионству. Надеемся показать хороший футбол. Все понимают, что у «Томи» сейчас не лучшие времена. Тем не менее будем с уважением относиться к сопернику и играть с полной самоотдачей.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: Дотком

Фото: Юлия Давыдова/Bigpicture.ru

Записи Alpha-Manager