И еще одна статья о Коверчано. Ее можно хоть целиком растаскивать на цитаты о «футболе будущего».

Коверчано — конвейер чемпионов

В июне каждого года новая партия будущих итальянских тренеров съезжается в Коверчано, уединенный уголок близ Флоренции, чтобы завершить финальный этап своего обучения.

Обычно их там собирается пара дюжин; в основном это игроки, недавно завершившие карьеру. В течение всего предыдущего года они два дня в неделю учились, чтобы получить квалификацию, позволяющую им работать на высшем европейском футбольном уровне. Официально она называется «лицензией УЕФА категории Pro», но в Коверчано ее называют «Il Master».

Эти тренеры идут по следам великих. Антонио Конте, который уже в пятницу может оформить победу в Премьер-лиге, проходил этот курс. Как и Клаудио Раньери, чемпион Англии прошлого года, много лет назад. В этом году выпускники Коверчано выиграют чемпионаты Германии, России и Италии.

Но, прежде чем новички вступят в эти ряды, они должны провести здесь взаперти целый месяц — среди бледно-желтых стен, терракотовых крыш и аккуратно постриженных кипарисов «Каса Италия», штаб-квартиры руководящего органа итальянского футбола. Это неплохое место для отдыха, но они здесь работают четыре недели по четыре дня, и работают очень прилежно.

А затем — последнее препятствие: сложнейшие устные экзамены. Ренцо Уливьери, директор «Скуола Алленатори» («Школы тренеров»), и его техническая комиссия расспрашивают будущих тренеров на самые разные темы — от тактики до коммуникаций. Кроме того, каждый кандидат должен защитить диссертацию, которую готовил в течение года.

Каждый студент должен помнить две самые страшные ереси Коверчано, две фразы, которые строго запрещено произносить. Первая из них — «ai miei tempi», «в мое время». Вторая, еще более табуированная, — «il mio calcio», «мой футбол».

«Если кто-то произнесет хотя бы одну из этих фраз, — говорит Уливьери, — он не сдаст экзамен».

Уливьери признается, что «не любит правил». За свою долгую тренерскую карьеру он насаждал в своих командах своеобразную массовую демократию; в Италии он был знаменит тем, что на столе у него всегда стоял бюстик Ленина.

Но сейчас он совершенно серьезен. За любую из этих фраз студент автоматически получает незачет, и этому есть причины. Эти фразы противоречат всему, чему 76-летний Уливьери с коллегами учат в Коверчано, всему, во что они верят, всему, благодаря чему Коверчано вот уже почти 60 лет остается самой плодородной тренерской почвой в мире.

В пятницу в Вест-Бромвиче, всего через девять месяцев после прихода в «Челси», Конте, скорее всего, станет седьмым тренером не из Великобритании, выигравшим Премьер-лигу. Из предыдущих шести половина — итальянцы: Карло Анчелотти, Роберто Манчини и Раньери.

Но итальянцы процветают не только в Англии. Массимилиано Аллегри, наследник Конте в «Ювентусе», на этой неделе выиграет еще одно чемпионство в Серии А, где иностранцы возглавляют лишь четыре из двадцати команд. Анчелотти, главный тренер «Баварии», уже добавил немецкий титул в коллекцию к английскому, французскому и итальянскому. А Массимо Каррера, работавший ассистентом у Конте, впервые с сезона-2001 привел к чемпионскому титулу в России московский «Спартак».

Все они — выпускники Коверчано, как и великие итальянские тренеры предыдущего поколения — Арриго Сакки, Марчелло Липпи, Джованни Трапаттони и другие. Но, кроме этого, у их команд нет ничего общего.

Выпускники других великих тренерских школ — например, Йохана Кройфа или Марсело Бьельсы — несут в себе явные отличительные признаки, по которым сразу понятно, где они учились, но вот Коверчано никакого подобного отпечатка не оставляет. Уливьери считает, что отсутствие визитной карточки и есть визитная карточка Коверчано, и очень гордится этим. Он хочет создавать не последователей, а индивидуальности.

«Мы не хотим штамповать одинаковых тренеров, — сказал он. — Не существует «итальянского стиля» тренерства: я в это верю всем сердцем. Это не фабрика. Не существует никакого «моего футбола». Есть только футбол, в который ты можешь играть двадцатью игроками, имеющимися в твоем распоряжении».

В Коверчано множество курсов — программы для селекционеров, видео-аналитиков, технических директоров, судей, — но самая престижная квалификация там, конечно, Il Master. Правда, ее не преподают — по крайней мере, традиционным образом.

Там есть библиотека, где хранятся диссертации всех студентов, и к ним можно обращаться для справки, но Уливьери не дает никаких учебников.

«Футбол движется слишком быстро, — говорит он. — К тому моменту, как издадут новый учебник по тактике, он уже устареет».

Вместо этого он заставляет учеников думать самостоятельно. В «Итальянской работе», автобиографии бывшего тренера «Челси» Джанлуки Виалли, Марчелло Липпи, выигравший со сборной Италии чемпионат мира-2006, сказал: «Коверчано предлагает не истины, а возможности».

Есть, конечно, и лекции о тонкостях тактики, но они не слишком формальны. «Студенты могут перебить меня в любой момент», — говорит Уливьери. Формат лекций больше похож на дискуссионный клуб. У студентов есть тетради для конспектов, но им рекомендуют обязательно записывать собственные наблюдения — «что им понравилось, а что — нет». Уливьери хочет, чтобы его студенты учились друг у друга; Липпи говорил, что считает «обмен идеями» самой важной частью времени, проведенного здесь.

Большая часть обучения — это практика: не только работа на тренировочных полях и стажировка в элитных клубах — группа этого года посещала тренировки «Ювентуса», «Интера» и дортмундской «Боруссии», а также базирующейся по соседству команды Серии В «Перуджи», — но и просмотр видеозаписей.

«Мы смотрим вместе много матчей, — говорит Уливьери. — Я говорю одному студенту, что он — тренер хозяев, а другому — что он тренер гостей. После 15-й минуты я ставлю матч на паузу и спрашиваю, что они будут делать теперь. Они говорят: «У нас все хорошо, оставим, как есть». Тогда мы смотрим еще 15 минут и снова ставим на паузу. «Хорошо, а теперь что ты будешь делать? А ты?»»

Вот что Уливьери хочет донести до своих студентов: каждая игра динамична и текуча, она постоянно меняется. А когда меняются обстоятельства, меняться должны и тренеры. Ему нравятся тренеры, «которые держат в руках нити игры», которые вносят поправки и изменения по ходу ситуации.

Уливьери достает свой блокнот, чтобы проиллюстрировать эти слова. «Если у наших соперников два очень сильных центральных защитника, — говорит он, рисуя расстановку, — а у нас два очень сильных нападающих, то они могут просто разменять одних на других».

Потом он переворачивает страницу. «Но если наши нападающие отойдут сюда и сюда, то станут играть вдвоем против никого, и уже мы убираем их сильные стороны».

Еще одна страница. «Или давайте предположим, что мы проигрываем, и соперники нас прессингуют. У нас два варианта. Либо выкопать туннель — а это будет сложно, — либо обойти их сверху. Нужно поменять игру».

Вот почему запрещено говорить о приверженности одному стилю. «Идеального футбола», по словам Уливьери, не существует. Есть только футбол, правильный для текущего момента.

Именно это восхищает его в Конте — как тому удалось адаптировать свой подход для игроков и обстоятельств, с которыми он столкнулся в «Челси».

«Нельзя учить английских игроков так же, как итальянских, — сказал он. — Они на вас посмотрят как на сумасшедшего».

Уливьери и себе не делает поблажек. Он до сих пор тренирует команду девушек и часто пробует с ними новые тактические схемы, чтобы посмотреть, как идеи из его блокнота выглядят на практике.

Сейчас он экспериментирует с расстановкой «три форварда, играющие глубоко, но близко, метрах в 20 друг от друга». Это небольшое изменение схемы «Барселоны», которую изучает нынешний поток в Коверчано. Начало хорошее. «Движение прекрасное, — рассказал он. — Возможных вариантов очень много».

Такой подход, говорит он, можно использовать только в течение нескольких минут, но он считает, что в дальнейшем он может получить и большее распространение.

«Мы очень много размышляем над тем, каким будет футбол будущего, — сказал Уливьери. — И мы уверены, что будущее — за тактической гибкостью: команды, которые могут менять систему от матча к матчу или даже во время игры, которые атакуют одним способом, а защищаются другим. Будущее — за командами, которые умеют «переодеваться» на ходу».

Вот почему студентам запрещается вспоминать то, что они знали в игроцкое время. В одном из уголков огромного спорткомплекса Коверчано стоит Национальный музей итальянского футбола, в котором множество сувениров с четырех победных чемпионатов мира. Директором музея трудится Фино Фини. Он работает на итальянскую федерацию с 1958 года — сначала он был врачом сборной.

Коверчано — это место, где уважают историю, но не связаны ею. Там смотрят не на то, что работало раньше, а на то, что сработает в будущем. Там нет места ни ностальгии, ни фундаментализму. Как и вид спорта, который там изучают, школа постоянно развивается.

Вот ее визитная карточка, метка, которую она оставляет на всех, кто проходит через ее двери. Конте — самое новое доказательство успешности Коверчано. Но не последнее.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи spektrowski