Про Леонида Федоровича уже много лет ходит такая байка. Начинал он, как вы все знаете, в Советском Спорте, потом долгое время работал редактором отдела спорта в МК. И довольно часто ездил в заграничные командировки, сопровождая советские футбольные команды в матчах еврокубков.

А дальше, говорят, происходило следующее. Леонид Федорович заселялся в номер — и до отлета обратно в Москву его больше никто не видел. Ни на стадионе, ни в пресс-центре, ни в смешанной зоне. Зато на следующий день в очередном номере МК появлялась цветастая заметка об очередном противостоянии советского футбола и западного, буржуазного профессионального спорта, которому не под силу сломить коммунистических любителей футбола. Что-то в этом роде.

Это было очень удобно. В силу многих обстоятельств, футбол тогда в Союзе показывали крайне редко и крайне выборочно. Сегодня найти многие матчи 70-80-х годов представляется довольно тяжелой задачей. Поэтому Леонид Федорович рассуждал совершенно логично и верно — никто не может поймать его на несовпадении каких-то моментов и фактов, потому что никто не видел матч. А значит можно писать короткие заметки, в которых оперировать фразами типа «это было жаркое противостояние», «советские футболисты легко сдерживали напор соперника» и «блестящая, как по учебнику, атака нашей команды». Насколько противостояние было жарким, был ли хоть какой-то напор и есть ли подобные комбинации в учебниках — не имело абсолютно никакого значения. Надо было просто соответствовать в своих заметках духу твоего времени, духу противостояния коммунистических идеалов идеалам западным.

А это, поверьте, нетрудно. А уж если в номере отеля был телевизор, который показывал игру — тут Леонида Федоровича и его описательные способности было не остановить.

Сейчас Леонид Трахтенберг, удивительно похожий на мистера Бернса из Симпсонов и сильно состарившегося графа Дракулу одновременно, управляет всеми внешними коммуникациями футбольного клуба Спартак. В связи с чем внешние коммуникации клуба Спартак находятся ровно там же, где находился сам Спартак в последние годы. И даже чемпионство этого не изменило. Тексты на сайте Спартака выглядят так, словно их писали все тогда же, в 70-е годы, прямо не выходя из номера отеля. Это сквозит во всем. В стилистике, в построении фраз. Леонид Федорович искренне не понимает, что футбольный клуб живет не когда-то тогда, а вот прямо сегодня и он должен соответствовать сегодняшним реалиям. Сегодняшнему языку, стилю, нормам. В институтах уже не преподают основы марксизма-ленинизма, сайт больше не может выглядеть так, словно он написан вручную на html, все поменялось. Леонид Федорович через сайт общается с болельщиками мертвым языком, да еще учит, насколько я знаю, других своих сотрудников делать точно так же. Первый в истории пресс-атташе российского футбола застрял во временах своей молодости, которые ушли безвозвратно.

Однако Леониду Федоровичу везет, потому что по другую сторону баррикад, по другую сторону смешанной зоны, находятся люди, которые не сильно далеко ушли от самого Леонид Федоровича. Просто они чуть моложе и у них сместились акценты. Леонид Федорович придумывал отчеты о матчах, а современные журналисты придумывают все. От трансферных слухов до бесконечных инсайдов. Услышав или создав очередной слух, они бегут за подтверждением к Леониду Федоровичу, у того пригорает натруженное долгими рабочими часами устройство для сидения — и в результате футболисты Спартака проходят мимо прессы после матча с Рубином. После чего один из журналистов характеризует происходящее емким «хуйня».

Я бы даже вынес это в заголовок, но это было бы уже совсем по секторгазовски.

Но журналист, меж тем, прав в своей оценке. Не считывая, правда, что это оценка и его собственной деятельности. Ни у футбольного клуба в лице Леонид Федоровича, ни у футболистов, ни у самих журналистов, в голове нет базового принципа равенства и взаимоуважения между двумя общающимися сторонами. И те и другие уверены в том, что именно они — пуп земли. Футболисты уверены, что без них журналистам будет не о чем писать, что журналисты в них нуждаются — и они могут позволить себе насрать на регламент и пройти мимо. Журналисты, в свою очередь, уверены, что они — пятая власть, которая своим росчерком пера может сделать из футболиста звезду, а может превратить его в изгоя. А значит, футболисты должны их уважать, быть заинтересованными в общении с ними, самолично прибегать на интервью и не обращать внимания на идиотские однообразные вопросы типа «какая у вас была тактика на этот матч» и активно распространяемые слухи.

Проблема в том, что футболисты и журналисты играют в игру, где есть третья сторона, о которой они постоянно забывают. Болельщики. Болельщикам плевать на космические амбиции и тех и других, они хотят видеть информацию о своей команде. Желательно достоверную, яркую, интересную. Но вместо этого футболисты потчуют их стандартными отговорками на интервью, а журналисты пользуются этой нуждой и пичкают читателей набором слухов и инсайдов, которые они ошибочно именуют новостями.

Поэтому мне совершенно непонятно возмущение господина Алланазарова на решение команды не давать интервью после матча с Рубином. Это обоюдоострая игра. Вы говорите, что когда вы пишете свое мнение о матчах и игре футболистов — вы даете оценку тому, что увидели. Футболисты действуют точно так же — они дают оценку тому, что прочли. И равно как вы пишете, что тот или иной матч был исключительно плох (частенько основываясь примерно ни на чем), так и футболисты, прочитав заметку о себе, могут сделать вывод, что она исключительно плоха. И, дабы не давать вам дополнительных шансов написать еще какую-нибудь чушь — пройти мимо.

Современный российский футбол превратился в сражение амбиций. Каждый борется за свою исключительную охуенность, за свое мнение и право его выражать. Проигрывает в этой истории только одно общество — болельщиков. Которые сначала вынуждены читать все фантазии журналистов, а потом остаться без интервью с любимыми игроками, которые на эти фантазии отреагировали.

У футболистов будет работа и очередная игра. Фантазия журналистов, со времен Трахтенберга — штука тоже неиссякаемая. А болельщик схавает все. Абсолютно. На безрыбье, как говорил один почти великий русский писатель, и жопа — соловей.

Поэтому Леонид Федорович Трахтенберг и остается до сих пор пресс-атташе Спартака несмотря на свои устаревшие взгляды. Потому что с другой стороны — ровно такие же, как он трахтенберги. Некоторые из которых станут однажды пресс-атташе. А мы будем с вами и дальше читать «хуйню».

Куда деваться-то?

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи Влад Буханцев