10 ОТКАЗОВ
— Фавелы находятся неподалеку от того места, где вы родились?

— Как вы понимаете, они есть везде. И там, где родился, тоже. Туда, конечно, соваться не стоит. Особенно если едешь на красивой, дорогой машине: велика вероятность, что с тобой что-то случится. С другой стороны, в Бразилии много мест, где ты можешь спокойно ходить, как и в Москве, и не бояться, что на тебя нападут и ограбят. Там, где я живу, гуляю по улицам с удовольствием, и никто нас не трогает.

— Хорошо. А то мы уже слышали много историй от футболистов о том, что в Бразилии нужно быть крайне осторожным.

— Да, ни для кого не секрет, что в некоторых местах Бразилии ситуация с наркотрафиком и преступностью обострена. Но меня бог миловал, не был никак связан с этими вещами. Во многом — благодаря моим родителям, которые мне с детства вдалбливали, что такое хорошо и что такое плохо, следили за мной, контролировали. Знаете, безумно рад, что пошел в футбол, а не стал наркодилером или преступником.

— Каким было ваше детство?

— Хорошим. Футбольным. (Улыбается.) Родился в Эспириту-Санту: этот штат недалеко от Рио. Начал играть в футбол там, потом перебрался в Сан-Паулу, а оттуда уехал в Порту-Алегри — попал в «Гремио». С этим клубом подписал первый профессиональный контракт. Ну а дальше вы уже знаете мою историю: спустя несколько лет перешел в «Спартак».

— Кто из родителей больше всего поощрял ваши занятия футболом?

— Папа всегда со мной — с самого старта моего футбольного пути. А начал я играть в четыре года. Отец — в прошлом футболист. Он не стал профессиональным игроком, но футбол безумно любит. Поэтому ездит со мной на все игры. Мама, конечно, тоже помогает, но главенствующая роль — у отца. Когда был маленьким, моими кумирами были Роналдо и Роналдиньо. Старался брать с них пример. Но папа мне всегда говорил: «Будь собой!» Он воспитывал во мне личность.

— Полагаем, что первые бутсы подарил вам отец.

— Да. И до сих пор их бережно храню. Они крохотные, черного цвета. Сейчас уже совсем старенькие, потрепанные. В тот момент, когда их получил, был еще совсем маленьким. Прыгал от счастья. Интересно, что эти бутсы папа делал на заказ у сапожника. Потому что купить футбольную обувь такого размера в магазине было нельзя. Штучный товар. Не скажу, что у меня богатая семья; родителям было тяжело. Отец не мог приобрести для меня крутые бутсы. Но он, как и мама, делал все, чтобы я себя хорошо чувствовал.

— В общем, вы были счастливы.

— Да. Но случались и сложные ситуации. Нередко бывало так: команды звали меня на просмотр, приезжал, тренировался, а затем мне говорили: «Нет!» В такие моменты, когда мне отказывали, очень переживал. Тем не менее рук не опускал. Продолжал тренироваться, работать. И в конце концов добился успеха.

— Сколько раз вам отказывали?

— На протяжении всей юношеской карьеры подобное происходило раз десять. В некоторые команды приезжал на просмотр дважды или трижды. И всегда отвечали: нет. Было по-разному, кто-то мягко объяснял, почему не берет в клуб, а кто-то говорил в лоб: «Парень, да ты вообще играть в футбол не умеешь. Ты посторонний — делать тебе здесь абсолютно нечего. Футболистом никогда не станешь». Это, конечно, было слышать больнее всего. Сейчас уже с улыбкой могу об этом рассказывать, а тогда было очень неприятно. Иногда меня брали на какое-то время, тренировался в клубе несколько недель. А потом мне сообщали: «Нет, ты нам не подходишь!» — и отправляли обратно. Но у меня была мечта — стать хорошим футболистом, и я шел за ней, несмотря ни на что.

                                                     ХЕТ-ТРИК ПОД МУЗЫКУ

— У вас прекрасное голевое чутье. Всегда были нападающим?

— Да. И голевое чутье у меня с детства. Всегда старался быть начеку. Никогда не расслабляюсь, находясь в штрафной или рядом с ней. Из любой возможности, которая появляется в игре, пытаюсь выжать максимум. Ну и потом — то чувство, когда забиваешь гол, это что-то невероятное. Просто фантастика. Ощущаешь себя на седьмом небе от счастья! Поэтому каждый раз, послав мяч в ворота, по полной выражаю свои эмоции.

— У вас много индивидуальных наград?

— У меня неплохая коллекция трофеев, в том числе индивидуальных. Все хранятся у папы. Одна из последних и самых значимых для меня наград — приз лучшему игроку в матче Кубка Либертадорес. Забил два мяча и тем самым помог своей команде пройти в следующий этап турнира. А еще с «Гремио» выиграл в прошлом сезоне Кубок Бразилии, в финале которого забил два мяча. И по итогам того сезона стал лучшим бомбардиром клуба.

— Дубль в официальном матче вы делали. Теперь мечтаете оформить хет-трик?

— В Бразилии есть традиция: когда игрок забивает три мяча в воскресной встрече, он заказывает телевизионщикам музыку, под которую будет проходить по ТВ нарезка его голов. Поэтому все футболисты мечтают сделать хет-трик и, что называется, заказать музыку. Мне пока не удавалось. В России понравившиеся композиции игрокам не включают, но все равно мечтаю забить здесь как можно больше голов.

— «Гремио», наверное, было непросто вас отпускать.

— Да, было грустно расставаться. После того как уже были подписаны документы со «Спартаком», пришел на домашний матч. Попрощался со всеми. Этот момент запомню на всю жизнь. «Гремио» оставил большой след в моей жизни, очень помог мне вырасти как игроку. Пришел туда в 2014 году. Интересно, что, когда взяли в команду, у меня не было профессионального контракта. Но спустя десять месяцев меня заметил главный тренер, и со мной подписали соглашение.

— Все тот же Фернандо рассказывал, что в юности его зарплаты хватало только на зубную пасту, шампунь и два пирожных.

— Да. Уровень зарплат в юношеском футболе очень отличается от уровня доходов игроков, выступающих в Серии А. Помню, после первой зарплаты в «Гремио» купил себе сотовый телефон получше и набрал одежды, прибарахлился, что называется. (Улыбается.) С тех пор как подписал первый профессиональный контракт, помогаю своим родителям. Когда начал тренироваться в Порту-Алегри, они жили в другом городе. Потом перевез их к себе.

— Теперь собираетесь забрать родителей в Россию?

— Да. Перевезу их сюда в начале следующего года.

                                                    СПОНТАННОЕ РЕШЕНИЕ

— Можно ли сказать, что вы игрок, которому, чтобы раскрыться, требуется какое-то время?

— Думаю, что все-таки адаптируюсь достаточно быстро. Хотя это и мой первый опыт игры в европейском клубе. Для себя отмечаю, что все идет лучше, чем ожидал. Привыкаю ко всему быстрее. Честно признаться, даже не думал о продолжении карьеры в Европе. Предложение поступило настолько неожиданно, что у меня и времени-то на раздумья не было. Агент позвонил, сказал: «Тобой интересуется “Спартак”». Мы обсудили детали, и я загорелся идеей перехода. Закрыли сделку за один день.

— До переезда могли показать на карте, где находится Москва?

— Конечно. Знал, что это очень-очень далеко. Но расстояния меня не смущали. Очень хотел сюда приехать. Хотя по поводу жизни в России даже совета спросить ни у кого не успел. Настолько скоротечно произошел переезд.

— Сколько теплых вещей вы с собой взяли?

— Я подготовился! (Улыбается.) Много прикупил в Бразилии. Так как меня предупредили, что в России бывают холодные времена. Надеюсь, что выдержу их. Пока что здесь нормальная погода. Но уже собрался и жду наступления морозов.

— Вы часто спонтанно принимаете решения?

— Нет. Обычно все происходит более взвешенно. Берется какое-то время на раздумья. Но здесь его не было. Единственное, что успел сделать, — переговорить с родителями. Выслушал все «за» и «против». «За» перевесили. И подписал контракт. Было непросто решиться, так как на протяжении всей моей жизни мама и папа обычно постоянно находились со мной рядом. А сейчас они сказали: «Сын, принимай решение сам. Ты у нас уже взрослый. Это твоя карьера. Тебе играть». Мне было очень интересно попробовать себя в «Спартаке». Знал, что это самая титулованная команда в России. В Бразилии часто говорят о красно-белых. И я счастлив, что перешел из великого бразильского клуба в величайший российский. Верю, что здесь продолжу расти как футболист.

— Что вас больше всего удивило в России?

— Первое, что впечатлило, — это Москва. Когда прилетел, из аэропорта меня сразу же повезли на стадион. Мы ехали через центр города, и я увидел, как красива столица. Был поражен. В Бразилии говорят: «В Европе все не так, как у нас». И это действительно так. Здесь улицы чище, инфраструктура лучше. Все организовано. Все здания подсвечены. Это первое, на что обратил внимание. И вообще пока всем доволен. В клубе меня тепло приняли. Был очень рад.

                                             ПРИКЛЮЧЕНИЯ В РОССИИ

— У нас есть старый фильм «Невероятные приключения итальянцев в России». Можно ли назвать вашу историю «Приключением бразильца в России»?

— Наверное, да. Климат и культура сильно различаются. Поэтому да, это «Приключения Педро Роши в России». Понятное дело, что пока больше всего общаюсь с Фернандо и Луисом Адриано. Но потихоньку отношения с другими партнерами также налаживаются. Знакомлюсь, привыкаю. Самое сложное — это понимать язык, конечно же. Не хватает средств общения. Иногда хочется кому-то что-то объяснить, но не получается. Поэтому хожу везде вместе с бразильцами. А в крайних случаях мне помогает Google. Наговариваю что-то, а машина переводит.

— А в игре к чему вам приходится привыкать?

— Безусловно, ритм и стиль разные. Здесь выше скорости, матчи и тренировки проходят более интенсивно, чем в Бразилии. Адаптируюсь. А вот что касается плотного графика, то он мне привычен. На родине играть раз в три дня — в порядке вещей. В Бразилии с начала сезона и до момента перехода в «Спартак» провел уже сорок матчей. Если не ошибаюсь, то в России такое количество встреч клуб проводит за весь сезон. Так что это для меня не страшно.

— Вы дебютировали в стартовом составе «Спартака» в гостевом матче с «Тосно». Почему не получилось выиграть?

— Трудно сказать. Вы же сами видели, как развивалась игра. Мы забили два мяча. В целом доминировали на поле, владели инициативой. Но в концовке встречи соперник сравнял счет. Прежде всего, нужно покопаться в себе, понять, почему упустили победу. Ну и постараться впредь больше не повторять таких ошибок.

— Впереди домашний матч против «Анжи». Тоже придется нелегко?

— Надеюсь, что мы победим. Те игры, в которых принимал участие в российском чемпионате, дают мне надежду, что здесь смогу раскрыться как футболист и принесу «Спартаку» не меньшую пользу, чем в свое время «Гремио». Так что настроен позитивно. Кроме того, мечтаю успешно выступить в составе красно-белых в Лиге чемпионов.

— Вас уже узнают в Москве?

— Да. Около гостиницы, где пока живу, есть ресторан. Хожу в него периодически. Часто туда приходят спартаковские болельщики. Узнают, просят сфотографироваться. Пытаются пообщаться, но это, как вы понимаете, сложно. Заметил такую вещь: когда русские пытаются мне что-то объяснить и у них ничего не получается, они из-за этого смущаются. Начинают сами на себя сердиться и поэтому говорят еще быстрее. Тем самым лишая меня последнего шанса понять, о чем же идет речь. (Смеется.) Так что мне надо скорее осваивать язык.

Еще до приезда мне рассказали, что у «Спартака» огромная аудитория поклонников, в чем сейчас на последних выездных матчах — в Мариборе, Санкт-Петербурге и Краснодаре — уже успел убедиться. Наших болельщиков было едва ли не больше, чем фанатов домашней команды. По крайней мере, голоса красно-белых было отчетливо слышно. Это очень впечатляет. Приятна их любовь и преданность.

— Есть ли что-то в Бразилии, чего вам будет здесь не хватать?

— Знаете, кроме футбола… я люблю футбол. (Улыбается.) В Бразилии есть такая народная забава — играть с мячом на песке два на два на маленькой площадке. Кажется, в России такое называют «дыр-дыр». Вот это мое хобби. А еще очень люблю собак. У меня папа — заядлый собачник. Все детство — в окружении животных. В Бразилии у меня есть два бульдога — английский и французский.

— Интересный выбор.

— Моей девушке безумно нравится эта порода. Год уговаривала меня взять их. Сначала сопротивлялся, но потом сдался. А теперь она за них отвечает. Та, что побольше, — девочка Тора, через два месяца ей будет год. А тот, что поменьше, — мальчик Борис. Ему семь месяцев. Очень ласковые. Мечтал их сюда привезти. Но поскольку у бульдогов врожденные проблемы с носоглоткой, им нельзя летать на самолете. К сожалению, пришлось оставить их в Бразилии. Теперь очень по ним скучаю.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: Дотком

Фото: Сайт Спартака

Записи Shiko