Дерби – ну что может быть лучше в футболе! Кто из истинных любителей «игры ногами в мяч» не хотел бы оказаться на встрече, скажем, «Милана» и «Интера»? «Ливерпуля» и «Эвертона», «Юнайтед» и «Сити»? Да пусть хотя бы на седьмой игре плэй-офф «Монреаль канадиенс» супротив «Торонто мэйпл лифз», хотя последнее, кажется, не совсем уже футбол… Окунуться в кипящий и ревущий котел стадиона, кожей ощутить зашкаливающий градус противостояния, проникнуться духом борьбы до победного конца и так далее. И сегодня я расскажу о самом лучшем дерби, которое мне посчастливилось увидеть своими глазами. Это был матч между командами старинных населенных пунктов Б1 и Б2…

…Тихое очарование Русского Севера. В этот край невозможно не влюбиться сразу и навсегда. Само время там течет по-другому, даже не течет, а неспешно переливается и искрится, как водная гладь бессчетных озер, на берегу одного из которых и раскинулся привольно городок Б1. Раскинулся, между прочим – шутка ли сказать! – с девятого века, старше Москвы! Ведь именно тут, неподалеку от Пророческого холма состоялся первый на Руси футбольный матч, в котором сборные дружины варяжских князей Рюрика и Синеуса разыграли, кому оставаться на здешнем хозяйстве, а кому идти дальше, «володеть» над всей Русью в целом. Победила, как известно, команда Рюрика. Правда, как поведала недавно найденная берестяная грамота авторства самого Нестора-летописца – «…аз подыграмши есмь обема рукама» — но история ведь не знает сослагательного наклонения. Ну а некоторая, скажем так, подслеповатость скандинавских арбитров – как мы видим, корнями уходит в далекое, седое Прошлое…
Городок Б2, конечно, помладше. Но тоже нанесен на карту отчизны не позднее правления Иоанна Васильевича Грозного. В настоящее время, по примеру Великого Устюга, ставшего вотчиной Деда Мороза – борется за право считаться родиной лучшего друга всех детей, знаменитого Бабая.
Жизнь обоих уездных центров была, как водится, тишайшей. Да, на дворе стояли «лихие девяностые» — но что там какие-то «девяностые», когда здесь привыкли мерить веками и тысячелетиями. Иногда лишь встрепенется, когда местный звонарь Игорь, бывший хиппи и студент-расстрига философского факультета МГУ, а ныне воцерковленный человек – нет-нет, да и вспомнит бурную свою молодость. И поплывет тогда над бескрайними лесами чарующий перезвон композиции «Дым над водой» группы Deep Purple. Это если кому на свадьбу. Или «Лестница в небо» группы Led Zeppelin. Это, стало быть, под похороны. А в остальном…
Но однажды… однажды…

Рукописная афиша на центральной площади: «Футбол! Футбол! Б1 – Б2. В воскресенье, в семнадцать ноль-ноль». Спешите, как говорится видеть – впервые после путчей, развалов, либерализаций, демократизаций и прочего неспортивного поведения. Заклятые друзья-соперники снова выйдут на поле центрального стадиона, на которое в период запустения и упадка догадливые аборигены уже приноровились выпускать домашнюю живность в поисках подножного корма!

Здесь, конечно, дотошный читатель непременно возразит: «Ну-у… как бы не совсем все-таки дерби… города-то разные!» Да, разные… но какая борьба! Какая насыщенная история совместного проживания, почти шестьсот лет дверь в дверь, окно в окно. Взаимные похищения невест, налеты на обозы с запчастями и дефицитной радиоаппаратурой, перехваты в «центре» беспроцентных кредитов райсобеса на целевые нужды местного крестьянства и сопряженное с многочисленными трудностями посещение «выездных» дискотек и танцев – да само собою дерби, безо всяких скидок и оговорок!
И уездный центр – ожил на глазах, хотя еще недавно даже местный рынок не работал по субботам-воскресеньям, ну а как же работать, коли «выходной»… и зашумело, и закрутилось! Футбол, футбол! И откуда-то сразу явилась масса специалистов, аналитиков, советчиков да и просто крупных знатоков, и не стало такого места, где не говорили бы о предстоящем матче!

Тут же возле афиши:

— Серего-то выйдет сегодня, что скажешь-то? (ах, а вернее даже – ох, это чудное оканье озерчан, ни с каким другим не спутаешь! Не спутоешь-то – вот так правильно).
— Тю, ты-то вспомнил! Серего-то давно в Москву подался… то ли в бандиты, то ли в охранники – там-то поди разбери…
— То-то не видать давно…
— Но, главно-то дело – чтоб Максим-то вышел…

Возле магазина:

— Колько-то сыграет? Без Кольки-то трудно будет, ох…
— Вот не знаю… Туто одно время все рвался в Югославию завербоваться, поеду-то, говорит, братьев-славян подмогнуть… Кажный день рвался!
— А сегодня?
— Сегодня-то тоже с утра рвался… но потом опять на пляже видал его!..

Северное лето короткое, месяца два от силы, в августе уже заморозки бывают – можно понять человека…

— Ну так и что на пляже? Сыграет нонче? Или прям с пляжу – и сразу в самую Югославию?!
— Ну, может и сыграет…
— Ну, дай-то бог! И Максим-то чтоб тоже…

И в самом пункте розничной торговли:

— Сашок, ты-то как – в основе сегодня? В самом что ни на есть стартовом составе?
— Ага, дядь Вась!
— Ну а что ж ты, паразит, тогда на красное-то налегаешь прям с десяти?! Возьми хучь вон чего полегче, пивка того же… мы ж с отцом твоим тогда за город наш, за сборную играли, я ж тебя в секцию сам водил, когда батяня твой на семь-то годков присел… Не позорь семью!
— Да ладно-то, дядь Вась, ну игра-то во сколько еще…
— Я тебе дам, сорванцу, «ладно»… Маш, не отпускай ему! Максим-то будет?
— Да а кой пес его знает…

Я и сам уже потихоньку стал проникаться нелегкой судьбой таинственного Максима.

Ближе к обеду поползли тревожные слухи на предмет того, что матч находится под угрозой срыва, так как ночью неустановленные злоумышленники слили всю солярку из автобуса, и гостям решительно не на чем ехать. Потом вроде солярка нашлась, и из пункта Б2 машина выдвинулась, но до отметки «Переправа» в зачетный срок не добралась. Но, по счастью, все разрешилось благополучно, и в половине пятого видавший виды уроженец Львова ошвартовался возле дома культуры. Спортсмены переоделись прямо в салоне и, цокая шипами бутс по асфальту и на всякий случай тревожно озираясь по сторонам, проследовали в направлении «эстадио».

Прибыл и судья. Настоящий, из губернии! Попенял маленько хозяевам по поводу инвентаря:
— Вы сетку-то на воротах… Да вон, хоть бы в рыбколхозе целую попросили!
— Да нету уж рыбколхоза… закрыли демократы! Так давай суди. А мы, если что – подскажем!

Ну и то верно.

Прозвучал свисток, с лавочек углового сектора довольно слаженно зарядили: «Наш Б1, ты самый лучший, ты самый сильный русский клуб!» — игра началась!

Почти тут же все без исключения присутствующие на исторической встрече приступили к излюбленному занятию всякого уважающего себя болельщика – поеданию семян подсолнечника из бумажного кулька, так что слой шелухи к концу доходил до щиколотки, а у особо сноровистых – и до середины голени. Впрочем, это не помешало любителям футбола яростно поддерживать своих любимцев и давать им по ходу дела ценные тактические советы.
«Пали!» – взрывались слева, стоило кому-нибудь местных выдвинуться на ударную позицию. «Заряжай!» — откликались справа, требуя исполнения навеса после прохода. «Насыпай! Накладывай! Запускай!» — скандировали все вместе. Не каждый, между прочим, даже профессионально пишущий о спорте приведет столько синонимов, сколько прозвучало их за те девяносто минут.

К сожалению, шансы проявить торсиде свои недюжинные лингвистические способности кумиры и любимцы предоставляли довольно редко. Возможно, немного «перегорели» или избрали неверный план на игру. Посланцы Б2 выглядели, мягко говоря, получше, и на перерыв команды отправились при неутешительном счете 0:2.

— Алё! – понеслось с трибун. – Вы там тренируетесь или только пьете?
— Сашок, я тебе что говорил? Вот освободится папка – он тебе задаст-то ремня!
— Максима! Максима давай! Где Максим-то?!

Но застывший у бровки наставник лишь отмахивался и пристально вглядывался куда-то в бескрайнюю северную даль.
Начало второго тайма не внесло ожидаемого перелома. На поле вновь доминировали гости, и гул возмущения нарастал с каждой минутой:
— Петрович! Ну ты кого набрал-то, гони их в шею! Максима давай. Максима! Вот, вот и третий пустили…
И донеслась с колокольни печально исполненная заглавная тема альбома «Wish You were here» группы Pink Floyd, и потянулись на выход первые нетерпеливые и разочарованные, и тут…

И тут произошло маленькое футбольное чудо, о котором неоднократно говорили нам отечественные футбольные комментаторы. С грохотом распахнулась дверь магазина класса « сельпо», возведенного почти впритык к угловому флажку еще при упомянутом Синеусе – и на пороге возник статный молодой человек. Кудлатая голова его была всклокочена, на мужественной небритой щеке застыли крошки. Некоторое время молодой человек смотрел на происходящее мало что понимающим взором – и тут гримаса ужаса и ощущения непоправимости им содеянного исказила прекрасные черты его лица…

— Максим!!! – истошным хором завопили трибуны, так, что, небось, и в Б2 было слышно безо всякой радиотрансляции. – Максим!!! Ну ты где был-то?!
И вот он уже спешно, прямо на покосившемся крыльце стаскивает с себя брюки, и бормочет перепуганным голосом: «Да я это… да зашли с Петькой на пять минут… Да чего не позвали-то, я ж тут, рядом… простите, люди добрые, как же это я так-то, а…» И несется к нему с комплектом линялой формы вмиг просиявший наставник: «Давай, давай, там прям на поле зашнуруешься и разомнешься… Максим!!!»
Возвращение в строй многолетнего лидера оказало на озерчан поистине магическое действие. Появился осмысленный пас, проклюнулись командные мысль и взаимодействие, игра, что называется пошла – и вот уже один мяч отыгран! Прошло еще пять минут – и второй. И вот – уже решающий навал и штурм, и вратарь на всех парах мчится в чужую штрафную, и последний угловой, и выше всех взмывает в воздух – ну, конечно же Максим! – и застывает, бессильно провожая взглядом мяч, голкипер, и…

И – мимо. Выше ворот. И финальная трель.

«Судью на мыло!!! Чего не дал еще поиграть-то, Максим-то только вот вышел, не вспотел даже еще!..»
Но, несмотря на итоговый результат – разочарованных зрителей не было. Ни одного. Ведь, как ни странно, счет в футболе – иногда не самое главное. Даже если это – дерби.

Солярку из львовского автобуса, невзирая на всю бдительность шофера, снова слили. Так что гости остались до утра. И гремела далеко за полночь дискотека, и пела где-то темноте гармонь, и то там, то тут то и дело слышалось:
— Сашок, а помнишь, как в восемьдесят пятом-то, когда в армию провожали, и приехали мы к вам на танцы…
— То-то не помню, надавали-то тогда вам по самое первое число!
— А потом мы вам!

И как никогда свежо и актуально звучала полустершаяся надпись на трибуне стадиона:
«О, спорт! Ты — мир!»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи Mike Lebedev