Вот и стартовал очередной европейский клубный сезон. Какие же предстоящие встречи можно рекомендовать для просмотра доброжелательному, но покуда неискушенному зрителю, не обретшему еще странной привязанности к тому или иному коллективу заграничной физической культуры? Какие матчи помогут в полной мере пропитаться духом этой прекрасной древней игры под названием «Футбол»? Ну разумеется – это дерби!

А какое дерби по уровню противостояния и накалу страстей – самое-самое? Самое «дербистое», так сказать? Римское, «Лацио» против «Ромы»? Или мадридское – «Реал» против «Атлетико»? Манкунианское соперничество «Горожан» и «Юнайтед» или столкновение их соседей из «Ливерпуля» и «Эвертона»? А может, старое доброе выяснение отношений «Спартака» и ЦСКА, разумеется, со всеми теми оговорками и допущениями, с которыми российский футбол может быть отнесен к европейскому в частности, и вся Россия – к Европе в целом?

Все это верно. Все это так, но…

Я вам скажу, какое дерби на самом деле самое-самое. Где кипит разум, где брызжут эмоции, где разность потенциалов заставляет искры сыпаться из глаз, где участники готовы скорее умереть, нежели отступить хотя бы на шаг, и которое всегда было таким, есть и будет вечно…
Это решающая встреча между «А»и «Б» классами…

…Мы заканчивали третий класс, а вопрос, кто же все-таки лучше играет в футбол так и оставался открытым. Наша литера «А» придерживалась той справедливой точки зрения, что мы, коллеги из параллельной «Б» — весьма спорной и противоречивой позиции, что они. И скорое завершение начальной школы и переход в школу среднюю требовали того, чтобы тема была уже закрыта раз и навсегда.

Нет, разумеется – какие-то рейтинги и косвенные признаки колебали чашу весов в разные стороны. Имели место поединки в разных форматах и в разных местах, дававшие обильную пищу для анализа и богатый статистический материал. Но вот так, чтоб схлестнуться на школьном поле, как взрослые, одиннадцать на одиннадцать, в оптимальных составах и без «приглашенных звезд» в лице старших братьев, соседей по подъезду и просто «клевых чуваков из нашего дома» — всё никак не удавалось.

На то были объективные причины. Сыграть бы на уроке физкультуры – да профильный преподаватель Борис Михайлович очень уж не жаловал игру «ногами в мяч». Он вообще был создателем и яростным пропагандистом собственной педагогической доктрины. Согласно ей всякое упражнение делалось не просто так, а служило подготовкой к выполнению более сложного и полезного. Бег на тридцать метров – подготовка к бегу на шестьдесят. Кросс на километр – подготовка к аналогичному на полтора. Даже простая ходьба – это обучение правильному движению рук и ног перед метанием мяча, а потом – и гранаты, а это уже, сами понимаете, дело политически важное, с переходом в укрепление общей обороноспособности страны. Даже прыжки на месте – это разминка перед прыжком в высоту по схеме «козликом», то есть в дальнейшем – имитация форсирования колючего заграждения вероятного противника…

Футбол в данную доктрину не укладывался никак. Ну чему в вышеприведенном разрезе может научить футбол? Скрытому коллективному движению на пересеченной местности? Весьма и весьма сомнительно.

А после уроков… ну кто доверит целое футбольное поле сопливым третьеклашкам хотя бы на час! Да хотя бы на пару таймов по двадцать минут – и то вряд ли. Ведь сразу набегут и старшие братья, и соседи по подъезду, и просто клевые чуваки из соседнего дома…

Вообще говоря, футбол не был единственной линией напряжения между нашими буквами. Были и другие неразрешимые классовые противоречия. Ну, например наш дом был «кооперативный», а соседний – преимущественно заселенный по «лимиту», как тогда называли гастарбайтеров отечественного производства. Но все вместе мы были «новые дома» с нечетной стороны Улицы – по причине чего аборигены, обитатели «старой», четной стороны всегда имели к нам немалое число вопросов. Но это внутри себя – а для внешнего мира мы были Улица. Потому что имелось ведь еще и Шоссе! Это не говоря уж про извечный вопрос «А ты, собственно, пацан – за кого болеешь?» Но весь этот компот был перемешан по классам «А» и «Б», так что Футбол – вот единственный и неповторимый свидетель! Для всех, как говорится, времен и народов. Ведь Футбол – это гораздо больше, чем просто Игра…

Наконец, многочисленные организационные вопросы были улажены, и эпохальная встреча была назначена на двенадцать-тридцать одного чудесного майского дня. Одиннадцать человек основы были отобраны нами довольно быстро, но далее возникло непредвиденное затруднение. Все одиннадцать изъявили горячее желание сыграть на острие атаки! Оно было и понятно: во двор выйдешь, даже если и свой – а там все «большие», там в лучшем случае в ворота… а в худшем, так и вообще за них, мячики более опытным товарищам подавать. Так когда же блеснуть, если не среди равных! С огромным трудом, путем немыслимых интриг, угроз и шантажа нам удалось добиться хотя бы минимально сбалансированной расстановки 2-3-5, где «пять» — разумеется, число форвардов.

Разведывательные данные показывали, что стан «бэшек» раздирают схожие противоречия. Причем там тактическое дело дошло даже до натурального мордобоя, и к основе в итоге, вместо выбывших в медицинский кабинет, пришлось срочно подтягивать кого-то из запасных. Вот какие бушевали страсти!
Были также проведены переговоры со старшими товарищами из числа завсегдатаев и лидеров школьного футбольного поля. Учитывая высочайший статус грядущего матча, они дали свое любезное согласие, несмотря на прекрасную весеннюю погоду, все-таки провести свой пятый урок за партой – и таким образом на сорок пять его минут вожделенная «поляна» оказывалась в нашем безраздельном пользовании. Но на всякий случай по двое игроков с каждой стороны, не без удовольствия, надо заметить, направились занять ее и караулить сразу после большой перемены.

И вот – Час пробил, и Звонок прозвенел! Вылетев из школы и переодеваясь на ходу в заранее обговоренные майки «белые против разноцветных», мы выкатились на поле и расположились на нем согласно избранных сверхпрогрессивных схем. Прозвучал мысленный свисток условного судьи – и Игра началась!

Первые десять минут прошли в разведке и пристрелке. Огромная куча школяров, вздымая пыль, носилась по полю, стараясь нащупать слабые места в оборонительных построениях друг друга. Мне из ворот это было видно особенно хорошо! А на одиннадцатой минуте соперник получил право на первый угловой удар в матче. Ставший в итоге роковым и последним…

Подавать «корнер» направился ученик 3«Б» класса Дмитрий Воронин. Помимо общеобразовательной, Дмитрий посещал также занятия и в специализированной футбольной школе, отчего и был научен там разным коварным околофутбольным штучкам и приемчикам. Установив мяч по всем правилам, он на какое-то время задумался, что-то прикидывая в уме – а затем вдруг неожиданно исполнил несложный наброс на ворота по схеме «черпачок».

Наброс этот я без малейших затруднений взял. Подражая кумиру Ринату Дасаеву, в высоком прыжке выставив колено вперед и огласив окрестности зычным воплем «Я-я!» Вслед за чем приземлился и уже приготовился было, также в стиле кумира, ввести мяч в игру мощным движением руки, наши парни как раз уже грамотно открывались во фланги…

И тут над полем раздался КРИК…
Инициировал его Дмитрий Воронин.

— Гол! Гол!!! – истошно завопил он, аки лев, кинувшись к нашим воротам прямо от отсутствующего углового флажка, — Гол был!!!
— Монгол! – весьма интеллигентно возразили мы в изрядном недоумении, — С какого, Дмитрий, Вы уж извините нас великодушно, перепугу?!
— А с такого!!!

Тут необходимо отметить вот какую важнейшую для понимания сути высокохудожественную деталь. По странной прихоти неведомого архитектора железные ворота на нашем школьном «эстадио» были вкопаны в землю с весьма изрядным отклонением штангами назад. Градусов двадцать так, не соврать бы. Это можно было бы считать случайностью, не имей она место и на противоположных. То есть, в развитие сюжета вмешалась самая натуральная геометрия. И хотя изучать ее мы должны были начать только с шестого класса – но законы ее неумолимо действовали уже сейчас. И с формальной точки зрения Дмитрий Воронин был в чем-то прав, и исполнительское мастерство его оказалось, надо признать, весьма велико. Да, мяч был пойман ДО перекладины. Но если провести, как положено, перпендикуляр вертикально вниз – то мяч оказывался уже явно ЗА линией ворот. Такой вот парадокс, то ли Лобачевского, то ли Лобановского – а то и обоих сразу.

— С такого! – завопил Дмитрий, — С такого, что Миха с мячом за ленточкой стоит! Стой, стой, куда пошел? (это он уже мне) Сейчас следы покажу его, остались наверняка, смотрите!

— В любом случае мяч должен целиком линию пересечь, — заявил наш одноклассник Александр Миловзоров, также специализировавшийся по части футбола. Другое дело, что Воронин у себя в секции числился нападающим, а Александр относил себя к неким «опорным полузащитникам». Это большинству собравшихся было непонятно. Форвард, ну защитник на крайний случай – это еще куда ни шло, а «опорный»… это где хоть вообще? В силу этого факта мнение Александра силами подтянувшейся атакующей «Б»-стороны было объявлено ничтожным.

— Вообще, если сетки не коснулось – то не было гола! – в отчаянии завопил кто-то еще из наших.
— Это в колхозе только если каком! – отразили выпад наступавшие, — Был, был гол!!!
— Не было! Не было гола!!!

Небеса свидетель: я с того дня участвовал в разборе десятков, да даже сотен спорных эпизодов. И по поводу «Был или не был гол», и по вопросу «Блокировка или силовая борьба на игровой дистанции», и по вечной Двадцать четвертой Проблеме Гильберта «Была ли рука, а если даже и была – то была ли ИГРА рукой? А если «прижатой»? А неумышленная?» — но такого КРИКА не слышал больше никогда!!!

КРИК стоял минут десять. Доводы с обеих сторон приводились самые разнообразные и изощренные, с переходом на личности, примерами из личного опыта и обещаниями вызвать старших братьев и отцов. И уже встревоженный, зажав под мышкой учебную гранату для метания, откуда-то бежал к нам преподаватель и носитель физической культуры Борис Михайлович. И с тревогой поглядывал на нас с той стороны улицы дежурный милиционер у районной прокуратуры, проверяя на всякий случай кобуру с табельным оружием.

Когда дым, гарь и поднятая столбом пыль слегка рассеялись, обе стороны стояли друг против друга в полной готовности по схеме «в линию»… ну, то есть я хотел сказать – «стенка на стенку». До начала рукопашной оставались считанные мгновения. Неожиданно на боковой линии обнаружился житель нашего дома и ученик шестой ступени Виталий Сорокин. Знаменит Виталий был многим, но в первую очередь тем, что минувшей зимой отлупил самого настоящего десятиклассника. То есть, может и не прямо так «отлупил» — но то, что одержал победу «по очкам» — это было несомненно. Посему авторитет и сфера влияния его были огромны. Виталий стоял в окружении присных и величественной позе: руки сложены на груди, нога утверждена на футбольном мяче. Внимательный взгляд его был направлен в самую гущу событий.

— Вы чего орете-то?! – с изумлением спросил он
— Виталь, скажи этим идиотам!!! – кинулся я к нему на правах ближайшего соседа по подъезду, — Что не было гола!!! Я поймал, а этот идиот, а мы сказали, а он…
— Короче, — сказал Виталий, — Если не играете, то сваливайте. И так уже пять минут стоим ждем. Подраться-то и за школой можно, необязательно поляну занимать!
— Да мы играем, играем… — залепетали мы, попытавшись кое-как возобновить.
— Играем. Ноль-ноль, — сказал ученик Александр Миловзоров.
— Играем. Один-ноль в нашу, — сказал ученик Дмитрий Воронин.

КРИК возобновился, причем с удвоенной силой. Сорокин махнул, и присные, разбившись, очевидно, уже на команды, выкатились на поле.
— Ладно, в общем – сваливайте! Мы играем теперь, — подытожил мой сосед.
— Виталь! – в последней надежде я ухватил его за рукав, — Ну не было гола! Честно! Этот Воронин нарочно…
— Не, ну а я что теперь сделаю?! – развел Виталий руками, — Ну не был… ну даже если и был! У нас во дворе – я бы еще чего сказал… а тут – поле общее, кто первый пришел, тот и занял!
Да… вот было воистину мудрейшее решение. Отвечающее если и не букве Игры, то ее Духу – безусловно.
Так мы и разошлись.

А летом был достроен и сдан в эксплуатацию новый дом на продолжении нашей улицы, и все новички в двух классах уже не никак не помещались, и в среднюю школу мы пошли уже, я прошу прощения, на три буквы – А, Б и В, и все перепуталось, и появились новые интересы, и казавшийся таким жизненно важным вопрос сошел постепенно на нет…

Сказать по совести – «Б», конечно, выглядел получше. Примерно на один угловой удар.

И давно уже возле нашей школы новый стадион, и вместо утрамбованной до каменного состояния земли – искусственное покрытие бог уже знает какого поколения, и ворота, безусловно, стоят к нему под самым что ни на есть прямым углом… но все равно, проезжая мимо, я надеюсь, что того архитектора все-таки лишили однажды квартальной премии!
Вот такое случилось «дерби».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи Mike Lebedev