«У КОМАНДЫ ЕСТЬ ЭЙФОРИЯ ОТ РЕЗУЛЬТАТА»

– Есть что-то общее между разгромом «Спартака» «Ливерпулем» со счетом 0:7 и вашим проигрышем «Тамбову»?
– Да, сам об этом думал. «Спартак», как и мы тогда, доказал, что эта неудача была случайна. Команда достойно вышла из положения, обыграв ЦСКА. Во многом это работа тренера – донести до ребят, что они не правы. Но игроки должны сами понимать, что такие провалы – во многом их позор, а не тренера. Крупные поражения – вина футболистов. Я как тренер могу сказать, что беру вину на себя, но подчеркиваю: игроки не должны снимать с себя ответственность.

– Показалось, 0:7 от «Ливерпуля» вы переживали не меньше, чем 0:5 от «Тамбова». Были похожие чувства?
– Если совсем утрировать, можно и так сказать, ведь «Спартак» не чужая мне команда. Но когда проигрывал «Енисей», я был на скамейке рядом с ребятами, а тот матч смотрел по телевизору. Хот, сейчас подумал и понял, что вы правы – чувства те же. Обе неудачи унизительны. После «Тамбова» ощущал вину: что-то не досказал ребятам, какие-то выводы не сделал, ничего не смог изменить. В подобные моменты на эмоциях винишь себя. И знаете, когда смотрел «Спартак», думал, что, может, и в этом поражении от «Ливерпуля», я тоже где-то, в чем-то виноват.

– Почему?
– Понимаю, там сейчас другой тренер. Но, может, моя вина в том, что не смог дать этим футболистам больше. Я же со многими из них работал.

– Многие тренеры говорят: «Переживаю только за ту команду, в которой работаю». Кажется, это не про вас. Испытываете одинаковые чувства к своему нынешнему клубу и к «Спартаку»?
– Да, наверное, это так!

«МЕСЯЦ НЕ МОГ ОТОЙТИ ОТ УВОЛЬНЕНИЯ ИЗ «СПАРТАКА»

– В Красноярске вам работать комфортнее, чем в «Спартаке»? Здесь нет такого давления?
– Люблю свое дело и футболистов, которыми руковожу. Где бы ни тренировал, хочу добиться максимального результата. Мне не зазорно работать в первой лиге. А давление есть везде. Понятно, в «Спартаке» его больше – у клуба многомиллионная армия болельщиков, интерес со стороны СМИ. Но я привык к давлению, когда был игроком, и сейчас готов к любым испытаниям. Меня никто не сломает. Заблуждение, что мне некомфортно в топ-клубах из-за сильного прессинга. Всегда знаю, чего хочу от себя и от команды. Работаю на максимуме 24 часа в сутки, чтобы она показывала футбол, который нравится зрителям, и достигала максимального результата. Это главное, все остальные разговоры – пустое.

– Вы сказали, что дали себе десять месяцев на отдых после ухода из «Спартака». Сколько времени понадобилось, чтобы перестать думать о той отставке?
– Очень тяжело и болезненно переживал уход из «Спартака». Не так просто было пережить и переварить случившееся. Не выходил на связь, не давал интервью, не появлялся на телевидении. Около месяца копался в себе, анализировал ситуацию. А потом сам себе сказал: «Хватит!» И начал новую спортивную тренерскую жизнь. Съездил на стажировки, начал смотреть футбол.

– Полузащитник «Спартака» Артем Тимофеев назвал вас мягким человеком. Сергей Паршивлюк обвинил вас в личной к нему неприязни, из-за которой ему пришлось покинуть «Спартак». Как относитесь к таким высказываниям игроков?
– Спокойно. С огромным уважением отношусь и к Сереже, и к Артему. Каждый имеет право на мнение и может высказывать свои мысли. Это даже хорошо! Плохо, что об их отношении ко мне я узнал из прессы, они могли бы высказать претензии или свое мнение в лицо. Я открытый человек, ни от кого не скрываюсь. Недавно со «Спартаком-2» в Красноярск приезжал Денис Давыдов. Он подошел ко мне и извинился за то, что высказался в мой адрес на эмоциях. Мы пожали друг другу руки и забыли об этом. Мнение футболистов уважаю – негативное оно или позитивное. Что касается Паршивлюка, не понимаю сути претензий, не могу даже ничего ответить. Пусть Сергей позвонит мне, мы это обсудим.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи maksspartak