От аналитики с трибуны — до ссылки в Ростов и интервью Рабинеру. Я не буду рассказывать о Пилипчуке в подробностях, просто попробую доказать, что Пилипчуку стоило поблагодарить не только Аленичев и какого-то там начальника из ВШТ, но и Карреру.

Итак, при Аленичеве Пилипчук наблюдал за матчем с трибуны. Помощниками на скамейке у Дмитрия Анатольевича были Титов, Каррера и Саматов. Пилипчук смотрел игру с трибуны и рассказывал о своих наблюдениях в перерыве, разбирал матчи соперников.

Сначала при Каррере его функции не изменились, Пилипчук первый тайм смотрел с трибуны, во втором спускался на скамейку. Но со временем Каррера понял, что помощь нужна и по ходу матча. Так Пилипчук окончательно спустился на скамейку, а мы стали видеть своеобразные тренерские советы прямо во время матчей.

Пилипчук продолжал разбирать соперников, в частности, именно его идеей было играть по схеме 3-5-2 против зеркально играющих противников. Однако после 0:3 в Ростове Каррера от этой идеи решил отказаться.

Роль Пилипчука была велика. Когда из-за трагедии в семье он уехал домой, игроки (в частности Глушакова) кулуарно удивлялись, что Каррера без Пилипчука даже установку дать не может, теорию провести.

Именно Пилипчук был против Петковича и предлагал ставить на фланг защиты Зобнина. Да и вообще, до провального матча в Ростове в прошлом сезоне, тактику (3-5-2 против 3-5-2) ставил Пилипчук.

В то же время, Каррера мог с ним не соглашаться, Пилипчуку это не нравилось. Особенно это касалось Петковича, как я понимаю. Плюс, как я понимаю, не нужен Пилипчуку был и отдельный консультант для еврокубков.

Да, кстати, слышал ещё, что Федун дал Пилипчуку осенью понять, что если результаты плохие продолжатся, то Пилипчук уйдёт вместе с Каррерой, то есть на роль главного тренера его не рассматривали. Сроки контракта у него и у Массимо тоже отличались. У Пилипчука до конца этого сезона, у Карреры — до конца следующего.

В Пермь Пилипчук не полетел, впервые отправившись смотреть будущего соперника «Спартака» — «Ростов». В тот день (28 апреля) я сразу сделал такое предположение:

«1) Информация о «240 кг в зале» появилась у меня на сутки раньше, чем ее дал Рабинер. Информация эта сливалась, но, как я понимаю, не через игроков. Через кого?

2) Очевидно, что этот человек присутствовал непосредственно в зале, а также принимал участие в тренировочном процессе. Можно подумать о врачах, массажистах и любом другом персонале? Можно. О ком точно нельзя подумать? Об итальянцах-тренерах. Кто остается? Первые кандидаты — Хавьер и Пилипчук. Они принимают активнейшее участие в тренировочном процессе. Врачи и массажисты точно не знают, какой вес на тренажерах, они и не факт, что присутствуют непосредственно в зале. Ну, конечно, им могли бы и слить игроки.

3) Каррере очень не нравится, когда информация попадает в прессу, он, кстати, прессу эту читает. Очевидно, что он захотел найти виновного (тут я бы не стал исключать, что водителя и Лю, например, уволили именно из-за сливов информации).

4) Пилипчук отстранен не только от поездки в Пермь, но еще и не проводил тактические занятия, вообще в них не участвовал.

5) Какой напрашивается вывод? Информацию Рабинеру, видимо, слил именно Пилипчук. Ну, или так решил Каррера».

Пройдет меньше недели, и Пилипчук объявит (зачем-то перед двумя важнейшими матчами), что покидает «Спартак». По иронии судьбы, объявит он это в интервью Игорю Рабинеру (ему стоит передать отдельный привет, так вредить команде будучи журналистом надо уметь).

«Спасибо Леониду Федуну, Сергею Родионову, Александру Жиркову, Наилю Измайлову, а также Дмитрию Аленичеву, которому я изначально пришел помогать. Все эти люди поверили в мои знания, а я отдавал команде все, что было в моих силах. Не могу не отметить и директора Высшей школы тренеров Андрея Лексакова…»

Да, Пилипчук не упомянул Карреру. Благодарить тоже надо уметь. Хотя бы публично.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Фото: Спорт-Экспресс

Записи maksspartak