(короткая, поучительная история о том, как важны все цвета кожи)

Жил-был на белом свете хороший ученик и преданный болельщик Великого Клуба. Звали его Дмитрий Владимирович Кошлаков-Крестовский. Собственно, его и сейчас так зовут. И вот так получилось, что однажды он возглавил комсомольскую организацию одной хорошей Школы…

Конечно, с такими ФИО ему более пристало возглавлять бы какое-нибудь старинное родовое имение. Такое, чтоб крестьянских душ тыщ на десять, чтоб десятины пахотной земли и охотничьи угодья, чтоб выезд богатый на тройке с бубенцами к ресторану «ЯрЪ», да с цыганками и дрессированными медведями, но…

Как однажды тонко заметил другой лирический герой, тоже эпического масштаба личность, когда он, будучи на «картошке» в совхозе «Красный лапоть», был послан в экспедицию в квартировавшее неподалеку талдомское медицинское училище… или педагогическое, но смысл тот же. В общем, когда он через пару дней вернулся, весь потрепанный и побитый физически, но не сломленный морально, а верные друзья спросили, не притащил ли он от будущих медичек (или педагогинь, что опять-таки неважно) какой-либо дурной болезни – то другой лирический персонаж задумчиво рёк так:

«Времена были настолько тяжелые, что даже дурных болезней на всех не хватало…»

В общем – да. Времена были и впрямь непростые, имений, десятин и цыганок тоже хватало не на всех, так что пришлось Дмитрию Владимировичу встать у руля того, что было. Школьной комсомольской организации.

«Мафию нельзя победить, но ее можно возглавить»

И был в этой самой Школе другой хороший ученик, на год младше учился, но тоже болельщик. Ну, не один он, их был целый математический класс. Причем восьмой, по старому еще летоисчислению.

Долго ли, коротко ли – пришло время вступать в комсомол.

Собственно, не то чтоб кто кого спрашивал… А просто классный руководитель их Владимир Миронович Сапожников однажды сказал так:

— Значит, в комсомол от нашего класса вступают такие хорошие ученики: этот, этот, эта и еще вот этот…

И все, тема закрыта, как говорится. В комсомол вступают те, кто хорошо написал последнюю контрольную по Геометрии.

«Встань, выйди вон из класса». Значит, встаешь и идешь.

«Сотри с доски, успокой нервную систему». Стираешь, успокаиваешь.

«Вступаешь в комсомол». Ну вы поняли.

Кабинет Математики №31 – не место для дискуссий.

В общем, один хороший ученик (который младший) купил «Устав ВЛКСМ» в «Доме книги», съездил в свою старую школу к учительнице истории Светлане Викторовне, заодно и парторгу, где они окончательно предали забвению старое, после чего Светлана Викторовна отписала ученику Рекомендацию.

Настал Светлый день Приёма.

 

На большой перемене Дмитрий Владимирович Кошлаков-Крестовский неожиданно подошел к младшему хорошему ученику:

— Ты же сегодня в комсомол вступаешь?

— Я, — со всем положенным чинопочитанием подтвердил младший ученик.

— Тогда слушай сюда…

Тут Дмитрий Владимирович заговорил практически голосом Владимира Мироновича, на уровне «Если бы я относился к тебе плохо, то… Но я отношусь к тебе хорошо…»

— Короче, слушай сюда. Вам на Приеме будут задавать вопросы. И если кого хотят «завалить», то я спрошу вот что. Первый вопрос звучит так: «Может ли негр быть членом ВЛКСМ?» А второй: «Можешь ли ты с двумя друзьями в своем подъезде организовать первичную ячейку?» Знаешь ответ?

— Нет… – проблеял младший хороший ученик.

— Ты Устав учил вообще?

— Вообще учил, но там про негров ни слова…

Устав Вооруженных сил, как известно, написан кровью тех, кто его не соблюдал. А Устав ВЛКСМ – слезами тех, кто в его ряды так и не вступил…

— Учи матчасть. В общем, правильный ответ такой. В комсомол может вступить любой гражданин СССР. А что он негр – это никакой роли не играет. А с друзьями так: если трое – то уже может быть ячейка, и про это тоже в Уставе сказано… понял?

— Понял!

— Всё. Ты меня не видел и не слышал…

По счастью, высокая принимающая Комиссия под председательством учителя Истории С.В.Малахова сочла претендентов и без того достаточно готовыми и морально устойчивыми, так что до коварного вопроса про негра и его потенциальное членство дело в итоге не дошло. Ну и славненько.

А потом…

 

Минуло много лет, и еще немного. Не было уже ни ВЛКСМ, ни даже СССР, и жизнь разбросала выпускников Школы по самым разным направлениям. Но однажды…

Был зимний день. Более того, день футбольного Межсезонья, потому что тогда еще Россия считалась северной страной, и в футбол в ней старались играть с марта по ноябрь, а не как сейчас, летом отдыхать, а зимой показывать высокое мастерство по колено в сугробах.

Соответственно, на гостевой интернет-книге болельщиков Великого Клуба было скучно. Никого из спортсменов в тот день не купили, никого не продали и не выгнали с позором, так что дискуссия шла вяло, обсуждать было нечего, кроме нескольких затертых до дыр тем… Например – «Может ли негр играть за Великий Клуб?»

Бывшему младшему хорошему ученику ситуация вдруг показалась знакомой…

Бинго! Он тут же вспомнил историю своего давешнего вступления в ряды ленинской молодежи. И не только вспомнил, но и рассказал другим.

История имела определенный успех. И даже более.

Потому что спустя пару дней бывшему младшему хорошему ученику пришло «личное сообщение». Как уже догадались наиболее внимательные, вдумчивые читатели – от старшего хорошего ученика:

«Ты ли это, друг мой?! А я все сижу и думаю: вроде имя-фамилия знакомые, а не пойму, откуда…»

Так спустя много лет и благодаря неграм и незнанию Устава двое спартаковцев встретились вновь. И теперь уже – навсегда.

Вот такая история.

😉

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи Mike Lebedev