Все подробности презентации нового главного тренера «Спартака».

Олег Кононов, главный тренер «Спартака»:

— Вы полностью осознаете, с чем вам придется столкнуться? Когда фанатская трибуна начнет скандировать: «Вперед, Олег Кононов»?
— Команда сейчас на десятом месте. Трибуны будут скандировать «Олег Кононов», но для меня это не важно сейчас, а, возможно, и вообще. Для меня важно, чтобы скандировали «Спартак!» и делали это так, чтобы болельщики были благодарны игрокам за игру и результат. Давление? Я в футболе 18 лет, прошел все стадии, начиная с юношеского футбола. Я родился в Курске, играл во второй лиге, всю жизнь мечтал стать тренером и добился этого. В футболе всегда есть давление и оно знакомо мне с детства. Я прекрасно осознаю, каким оно будет. Как я сказал ранее — это только мотивирует. Как будет складываться моя работа знает только бог.

— Страха перед работой у вас нет?
— Никакого. Как у любого спортсмена, есть волнение, но это привычная составляющая.

— Когда произошел первый контакт между вами и клубом? 
— Я не буду говорить об этом. Руководство сообщит, если посчитает нужным.

— Какова ваша стратегия? Вы будете как-то менять состав команды? 
— Сейчас пауза на матчи сборных, команда отдыхает до 15 числа, а потом начинаем работу. Этот период важен для нас: мы познакомимся с игроками, и вперед! Мы осознаем, что у нас тяжелый график, но этот график мне знаком. В каждого из игроков я верю, с каждым буду беседовать индивидуально. Кто будет соответствовать требованиям, тот и будет играть.

— Вы видите игроками команды Глушакова и Ещенко? 
— Я уже сказал об этом. С каждым я буду беседовать и работать. Тренировки? Моя задача, чтоб каждый прогрессировал.

— Что для вас нормальная трансферная кампания? Как она должна проходить? 
— Я не буду говорить на эту тему в данный момент. Для меня самое главное — включиться в работу и делать свое дело. О трансферах расскажу по окончании чемпионата, если разрешит руководство.

— Господин Шаблий будет принимать участие в трансферах?
— У меня нет агента. Мы с ним знакомы, но он не мой агент.

— Вы будете менять капитана?
— Я всегда давал возможность выбирать капитана игрокам.

— Предыдущий тренер команды говорил, что он не собирается отказываться от схемы 4-3-3. Как будете играть вы? У вас будет несколько схем для игры? 
— Мне в этом плане легче. Скажу сразу, 4-3-3 — одна из моих любимых схем. Но все зависит от игроков, их расположения и уровня. Важно, чтобы они играли на тех позициях, которые станут приносить результат. Тренировочный процесс будет подчинен тому, чтобы определить тактическую схему игры. В моем понимании она не столь важна сейчас. Сейчас важно будет объяснить мое видение игры команды, которое состоит из баланса в атаке и обороне. Вы знаете, что я мечтаю играть в атаку. Я не буду ни в коем случае играть от обороны.

— Перед назначением вы общались с Леонидом Федуном?
— Общался с ним. Впечатления положительные.

— В общественном сознании укрепилось мнение, что Глушаков плетет заговоры против тренеров. Вас это не беспокоит? 
— Общественное сознание… Для меня как для тренера самое главное — реальность. Если отойти от фамилий футболистов, то в моем понимании всегда должен быть контакт между тренером и игроком. Если есть нарушение в таком контакте, то виноват тренер. Это мое мнение. Я с таким сталкивался и всегда брал вину на себя.

— Вы были в музее?
— Еще нет, но обязательно пойду на днях и проникнусь историей.

— Как относитесь к тому, что про вас говорят, что вы очень мягкий?
— Я слышал об этом только в России и только от журналистов. Игроки никогда этого не говорили. То что я веду себя спокойно на тренерской скамейке, это не говорит, что я нежный. Тренер не должен быть нежным, он может быть уравновешенным или нет, но, работая с игроками, тренер в моем понимании должен был требовательным. И уважение должно быть взаимным.

— Говоря одним словом — вы требовательный?
— Да.

— Расскажите о вашем штабе.
— У меня новый штаб, я работаю долго только с тренером по вратарям. Все остальные люди относительно новые.

— Какая у вас будет зарплата?
— Устраивающая меня.

Наиль Измайлов, вице-президент «Спартака»:

— Когда произошел первый контакт между Кононовым и клубом?
— До увольнения Карреры разговоры ни с кем из кандидатов на пост тренера не велись.

— Почему так долго назначали?
— Мы вели переговоры с несколькими кандидатами, как только они закончились, мы подписали контракт с Олегом Георгиевичем. Было несколько кандидатов, как русских, так и иностранцев.

— Каков вес Трабукки и Гурцкая при принятии решений о трансферах в клубе?
— В последнее время возникают разные имена, фамилии, цифры, но те люди, которые пишут, часто не знают правды. Сколько заработали Трабукки и Гурцая? Это коммерческая тайна, озвучивать это не совсем корректно. Какую роль они выполняли? Вам известнее это.

— Глушаков?
— Реакция болельщиков основана на недостоверной информации. Что касается Дениса и его участия в жизни команды, лучше спросить у тренера, но позже.

— Какова будет задача для нового тренера?
— Задачи формируются перед началом сезона и они не меняются с приходом нового тренера: Кубок России и участие в Лиге чемпионов, в Лиге Европы задачи остаются. Надо решать задачи поэтапно.

— Должность спортивного директора нужна клубу?
— Функции эти выполнял Родионов. Сейчас мы думаем о реструктуризации, может быть такая должность появится.

— Кто первый произнес фамилию Кононов?
— Это было решение совета директоров. Мы также рискуем с Сергеем Юрьевичем. Совет директоров оценить выполнение задач.

— Отступные за Кононова?
— Это корректно, когда есть такой пункт, когда тренер переходит из одной команды в другую. Есть определенная сумма — это коммерческая тайна.

— Как решать конфликт с болельщиками?
— Любой конфликт нуждно решать путем общения, диалога, переговоров. Я всегда готов к этому, все знают мой телефон, я готов встречаться. Никогда не было ни у кого никаких проблем за все пять лет мой работы. Мы всегда с коллективами болельщиков находили общий язык, всегда общались. Возможно, что сейчас что-то изменилось.

— Почему не удалось сохранить все то, что было в чемпионском сезоне?
— Есть много факторов, которые влияют. Виновны все: все в «Спартаке». В чем моя ошибка? У меня их много, я их знаю и исправляю. Сейчас у меня будет возможность показать и доказать, что это было случайно.

— Еременко?
— До зимнего перерыва мы сможем принять решение о сроках будущего соглашения и его условиях.

— Чья идея — поставить на новость об увольнении Карреры фото стадиона?
— Решение об уходе тренера было принято на совете директоров в 10 утра, дальше я должен был присутствовать на базе, чтобы объявить информацию. Я объявил об этом решении, поблагодарил тренера, попросил команду поблагодарить его. Далее мы пригласили тренера на один из матчей. Времени было мало и технически не получилось найти достойную фотографию.

— Он на столько не фотогеничен?
— Нет. Он слишком фотогеничен. Просто технически не нашли фотографию. Я не могу отвечать абсолютно за все в клубе. У нас есть сотрудники, которые компетентны, ответственны и выполняют свою работу хорошо.

— Болельщики протестуют против цен на билеты.
— Клуб существует для болельщиков, команда для них играет. Если есть недопонимание, то будем работать. Клуб будет двигаться в одном направлении с болельщиками в вопросе цен на билеты. Коммерческий департамент уже получил такое распоряжение.

— Что для вас значит поддержка тренера?
— Сформировано мнение, что его не поддерживали, но это не так. Иначе бы не было слов благодарности с обоих сторон. Не перевирайте то что есть на самом деле. Поддержка тренера осуществлялась весь период по всем возможным и невозможным каналам. Проводили совещания, собрания с игроками, не мешали в тренировочном процессе. История с лайками? Футбольный клуб — это большая структура, где все определяется нормативами и бумажками. Главный тренер не может идти вопреки подписанным контрактам. За лайки отстранить невозможно.

— Подробности конфликта Глушакова и Карреры?
— Я не могу об этом говорить, так как не знаю деталей. Если одни не хочет говорить и второй не хочет, я тут не компетентен.

— В клубе есть лжецы?
— Я знаю, что лжецов в клубе нет.

Сергей Родионов, генеральный директор «Спартака»:

— Олег Кононов работает тренером длительный срок. Его работа видна как в России, так и в других странах. Руковоство прельщает зрелищный стиль и атакующий футбол. Конечно, это должно подкрепляться и результатом. На основе этого мы сделали выбор. Мы определяли не по одной черте. Прежде всего, нам была важная игра команды.

— Как будет проходить трансферный процесс?
— У Олега Георгиевича есть регламент на ознакомление, он его изучит. Там все прописано, там все понятно. Вы правы, были некие публикации, связанные с трансферами. Последний игрок, который зашел в клуб по инициативе клуба — это Александр Селихов.

— В клубе появится спортивный директор?
— На сегодняшней день этой должности в клубе нет. Скорее всего, этот вопрос будет решаться на ближайшем заседании правления.

— Тренеры меняются, а Родионов остается…
— Вы намекаете на мой уход? Такие вопросы я уже слышал. На сегодняшний день я тут и мою работу определяет совет директоров. Пытался ли я уйти? Пытался.

— Почему не удалось сохранить все то, что было в чемпионском сезоне?
— Пройти медные трубы — банально, но нам это не удалось. Понимание — хорошо, но пройти этот момент оказалось очень сложно.

— Вы понимаете в чем феномен, что один человек стал героем?
— Срок. Шестнадцать лет «Спартак» не был чемпионом. Этот период времени дал такой эффект. Один человек не завоевывает титулы, их завоевывают все. Когда механизм работает без сбоев, тогда достигается результат. Важен также микроклимат, без него никаких больших целей быть не может.

— Что для вас поддержка тренера? Объясните историю с лайками?
— Есть определенная процедура, есть контракт футболистов. На основании служебной записки от тренера происходит перевод игроков в молодежный состав. Я не буду раскрывать ее подробности, но там нет понятия лайка. Штрафовать игрока за то, что нет в контракте, клуб не может. Есть процедура возврата игроков, ее организовал Рианчо.

— Денис Глушаков — токсичный футболист?
— Тренер должен познакомится с игроками и побеседовать с ними. Глушаков сейчас игрок «Спартака». Если говорить о статистике, то присутствие Дениса Глушакова говорит о том, что команда не проигрывает, а его отсутствие говорит об обратном.

— Кем принималось решение о трехлетнем контракте? Это была ошибка?
— Решение принималось на фоне чемпионства, Его вклад в его чемпионство достаточно весом, как и любого другого игрока. Мое личное мнение? Этот игрок еще не сказал своего последнего слова в «Спартаке». Я не говорю, что он играет хорошо, он может играть лучше. Вокруг него и команды сложились обстоятельства, это надо понимать.

— Вы не считаете, что приглашение итальянских помощников развалило штаб и атмосферу команды?
— Я не могу говорить, что именно это привело к развалу. Мало было контактов? Мы старались помогать и делать все возможное, но помощь нужна тогда, когда человек хочет эту помощь принять. Роман Пилипчук? Есть внутренние вещи в клубе и в команде, мы не можем выносить их наружу.

Источник: Sport24