Защитник красно-белых дал интервью пресс-службе.

ПРО КОНОНОВА

— Позади первые недели под руководством Олега Кононова. Каковы ваши впечатления?

— Первая игра с «Крыльями» показала, что идем на поправку. Результат добыли положительный, игру показали атакующую. Контроль мяча, быстрые комбинационные атаки — все было при нас.

— А когда проигрывали самарцам 0:1, сохранялась уверенность, что все в итоге закончится хорошо?

— Впереди был еще весь второй тайм. Мы гнули свою линию и, по сути, за две минуты выиграли матч. Потом соперник стал раскрываться, нам стало проще, забили третий гол. Жаль, с «Рапидом» закрепить успех не получилось… Очень неприятное поражение.

— Как изменился тренировочный процесс при новом тренере?

— Стремимся больше держать мяч, играть в короткий и средний пас, прессинговать там же, где потеряли мяч. В принципе, мы и раньше так работали, но сейчас делаем на этом больший акцент. Плюс в тренировках стало больше интенсивности, работаем с меньшими паузами.

— Со сменой тактики стало понятнее, какой футбол хотят видеть тренеры от команды?

— С «Крыльями» и «Рапидом» мы играли по схеме 4-4-2. Так и надо действовать с подобными командами, чтобы оказывать больше давления и прессинговать на чужой половине. Другое дело, что результат получился разный. Но шансы в Лиге Европы еще есть. В гости к «Вильярреалу» отправимся за победой.

— Кононов делает отсылки к футболу времен Бескова и Романцева. Но некоторые болельщики считают, что «частить» с этим не стоит.

— А что в этом плохого? Знать историю клуба, его великих игроков и тренеров действительно важно. Так что все правильно тренер делает. В хорошем смысле слова пропаганда лишней не будет.

— После первой победы Олег Георгиевич заявил, что намерен делать ставку на опытных россиян, к которым вы тоже относитесь. Эти слова воодушевили?

— Конечно, приятно, что тренер нам доверяет. Другое дело, что это доверие нужно оправдывать каждый день. Доказывать на тренировках свою способность быть в старте.

— Что можете сказать болельщикам, которые списывают ветеранов со счетов?

— А кто конкретно и кого списывает? У каждого свое мнение. Если будет результат, то и критики изменят свое отношение.

Некоторые болельщики почему-то считают, что знают о происходящем в команде лучше, чем футболисты. И на основании слухов позволяют себе всякие выкрики, оскорбления. Но ведь ни один из них не был внутри коллектива! Как они могут о чем-то судить? Впрочем, повторяю: будет результат — будет и другое отношение. Уверен в этом.

ПРО ДУБЛЬ И ТРЕНЕРСТВО

— Осенью вы провели несколько матчей за дубль. Каково было оказаться в молодежной команде в 34 года?

— Зная всю правду, конечно, было неприятно. Ну, а в целом старался честно выполнять задания тренера. Играл и слева, и справа, и в центре обороны.

— У многих ли молодых ребят увидели большое будущее в футболе?

— Есть талантливые пацаны. Больше всего мне понравилась группа атаки. Ребята на глазах прибавляли на тренировках, добавили в уверенности. Если продолжат в том же духе, их ждет хорошее будущее.

— Играющими тренерами себя с Глушаковым не ощущали?

— Нет. Просто активно подсказывали пацанам и поддерживали тренеров — помогали донести до команды их требования.

— Вы сейчас учитесь на тренера. Видите себя после завершения карьеры именно в этой роли?

— Пока нет, но раз представилась возможность попробовать что-то новое и интересное, то зачем отказываться? Занятия уже идут, в декабре экзамен. Честно говоря, нелегкий это труд — составлять тренировочный процесс, все обдумывать. Быть футболистом в этом плане намного проще. Что-то беру от тренеров, с которыми работал. Что-то добавляю свое. Конечно, многих нюансов не знаю. Опыт придет только со временем.

— За что вас все-таки отправили в дубль?

— За лайк. Я потом подходил к Каррере, общался, но бесполезно. Он говорил: «Ты должен меня понять. Не могу Глушакова убрать, а тебя оставить».

— То есть лайк был поводом?

— Да, чтобы оправдать решение по Глушаку. Но если у тренера был с ним конфликт, пусть между собой и решали бы. А получилось, что меня в эту историю прицепом затащили. Это, конечно, задело. Почему Каррера не сказал правду сразу?

— С учетом последних событий — пересмотрели свое отношение к социальным сетям?

— Теперь стараюсь все слушать и читать внимательнее. Но на личные сообщения по-прежнему отвечаю практически всем.

— И даже на жесткую критику?

— Таким тоже отвечаю. Как правило, с иронией, со стебом. Чтобы остудить пыл. Все равно ведь им ничего не докажешь. Смешно читать, как люди на полном серьезе обсуждают, будто ОПГ «Ромашка» снимает тренеров, что мы играем только ради денег, что игрокам наплевать на «Спартак». С чего они все это взяли?! Как они верят, что мы специально проигрывали? Что не хотели попасть в Лигу чемпионов? Такое мнение может быть только у глупых людей.

ПРО ФАНАТОВ И КОМАНДУ

— Все идет от несогласия с увольнением Карреры, так ведь?

— Заслуга тренера в чемпионстве есть, не спорю. Но он же не боксер и не штангист, чтобы выигрывать в одиночку. Не умаляю роли тренеров в командных видах спорта, но все-таки тренер остается на скамейке, а на поле выходят игроки. И чемпионство полуторагодичной давности было достигнуто не только благодаря тренерскому штабу, но и благодаря игрокам, сотрудникам. Вообще всем, кто имел непосредственное отношение к команде.

И благодаря болельщикам, конечно, тоже. Но что произошло с некоторыми из них потом, для меня до сих пор загадка. Они создали себе идола. Мол, футболисты, руководство клуба — отстой, и только Массимо хороший. И вроде как часть фанатов не понимает, почему он ушел. Да Раньери с «Лестером» раз в тысячу лет выиграл чемпионат Англии!!! А в следующем сезоне вынужден был подать в отставку. И я тогда, честно говоря, не удивился — во всем мире с тренеров спрашивают, когда нет результата. Так было, есть и будет.

— Получается, для части фанатов важнее судьба Карреры, чем судьба «Спартака»?.

— Выходит, так. А я-то всегда считал, что тренеры уходят, но независимо от этого болельщики всегда должны быть рядом с командой — и в горе, и в радости. В идеале мы все одна семья. А как получается сейчас? Из-за тех, кто ведется на слухи, кто уже открыто болеет против команды, страдаем не только мы, но и нормальные болельщики, которые приходят нас поддержать.

«Спартак» не может все время выигрывать: так не бывает. Кто-то не добежал, кто-то ошибся — мы все живые люди. Ну так вы нас поддержите, помогите. Придумайте заряды новые, баннеры. Как было в чемпионский сезон. Дайте задора пацанам, чтобы у нас было еще больше сил и самоотдачи. Нам нужно объединиться. Тем более что у команды новый тренер.

А когда мы бьемся, и свои же болельщики поливают грязью… Это неприятно и нечестно. Таким отношением фанаты настраивают команду против себя. Пусть потом не обижаются, когда никто не будет к ним подходить после матчей. За что их благодарить? За оскорбления? За чудака, который выбежал на поле? Ну, выбежал, молодец. Теперь несколько лет на стадионе не появится.

Мне вообще кажется, что эта истерия подогревается кем-то искусственно. Кому это нужно? Могу только догадываться. К журналистам это, кстати, тоже относится. Пишут так, будто изнутри все знают. Но на самом деле опираются только на слухи. Или осознанно врут, что еще хуже.

— У Дениса Глушакова, судя по командному фото из Тарасовки в футболках с 8-м номером, по-прежнему серьезная поддержка в команде.

— Так и есть. Потому и надпись на баннере была: «Один за всех и все за одного». Мы — команда. Один из нас оказался в сложной ситуации, и мы просто не имеем права «отдавать его на растерзание».

— Расскажите, как проходили летом выборы капитана, о которых тоже много слухов.

— Да стандартно все прошло, после возвращения со сборов. Все складывали бумажки с номером или фамилией. Потом тренеры все посчитали. Никто ни на кого не влиял.

— Фанаты утверждали, что выборы проходили в Австрии…

— Ну я же говорю, люди ничего толком не знают, а рассуждают так, словно все видели. Пусть к нам хоть разок приедут, посмотрят, как все обстоит на самом деле. Вместо того чтобы кричать с трибуны оскорбления.

Хотя некоторые там такие упертые, что, даже если услышат всю правду, а команда будет побеждать, они не остановятся. Будут продолжать верить в «сливы» и считать чужие деньги. Им же плевать, что футболисты, которые хорошо зарабатывают, начинали когда-то с маленьких зарплат. И с детства тратят свое здоровье — в том числе чтобы радовать болельщиков.

ПРО КУБОК И ИРКУТСК

— Впереди первый матч 1/4 финала Кубка России против «Урала». Как относитесь к новому формату турнира?

— Думаю, двухматчевые противостояния в четвертьфиналах и полуфиналах — это плюс для всего турнира. Элемент случайности теперь не столь велик. Больше вероятность, что в финале встретятся команды, по-настоящему достойные трофея.

— «Спартак» обязан брать Кубок?

— Мы и в прошлом сезоне должны были его брать! Но случилась нелепая потеря концентрации, не забили свои моменты — и в результате поплатились. В итоге финал выиграла команда, которой сегодня уже не существует…

Удивляют разговоры, что в матче с «Тосно» мы якобы «плавили» тренера. Это что же получается, футболисты не хотели выиграть Кубок?! Если так, то мы, наверное, и в чемпионский сезон кого-то плавили, когда проиграли «Крыльям» 0:4… Конечно, каждый вправе высказывать свое мнение, но подобные вещи могут говорит только те, кто не особо разбирается в футболе. К промаху Глушакова, про который любят вспоминать, это тоже относится.

— Как обстоят дела с развитием футбола в вашем родном Иркутске?

— Так себе. Но сейчас там активный глава города, я с ним познакомился. Человек любит спорт, многое делает.

— Вы проводите в родных краях футбольный турнир. Есть еще какие-то планы?

— В ближайшее время надеюсь открыть свою школу. Хочу, чтобы там были собраны талантливые иркутские ребята. В том числе из детских домов, интернатов, малоимущих семей. В общем те, у кого с деньгами туго. Пусть тренируются, ездят на турниры в Москву. Может, кого-то заметят и пригласят в Академию «Спартака».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: ФК Спартак

Записи Melnik