Завершаем повествование о переигровке полуфинала после завоевания Кубка.

Лозунг «Спорт вне политики» в большинстве случаев не просто красивые слова, а принцип, которому следуют многие спортсмены и околоспортивные деятели. Но иногда политика вмешивается в спорт настолько, что стираются все границы. В первой и второй частях мы начали рассказ об одном из таких случаев — по желанию НКВД «Спартаку» пришлось переиграть полуфинал матча кубка при выигранном финале. Публикуем заключительную часть.

Полуфинал. Переигровка.

Есть мнение, что в кабинетах футбольного руководства все были изрядно напуганы и если бы Берия распорядился отобрать Кубок Союза у «Спартака» и отдать его «Динамо», так бы и сделали, даже глазом не моргнув. Конечно, в любом случае, этот беспрецедентный матч следовало обставить хотя бы элементарными рамками приличия, но так и или иначе вся околофутбольная братия понимала, кто заказчик и, якобы, даже поклонники вечного конкурента красно-белых ЦДКА в те дни были на стороне «Спартака». Косвенно это подтверждает и Николай Старостин, отметивший, что девять десятых трибун поддерживали московскую команду. Лаврентия Павловича одинаково ненавидели практически все болельщики огромной страны и как наркома, и как человека, который вмешивается в любимую миллионами игру и кроит её по своему.

Возможно, по указанным выше причинам, а, возможно, и просто из-за значимости и принципиальности соперников, но осенняя ненастная погода не помешала забить стадион «Динамо» под завязку — 80 000 зрителей собралось, чтобы наблюдать знаковый матч между командами московского «Спартака» и тбилисского «Динамо». Говорят, ажиотаж был таким, что не все желающие смогли попасть на стадион и слушали радиотрансляцию под его стенами.

Встречается информация, что примерно за час до игры прибыл сам Берия и перед тем как подняться в ложу, он отправился в раздевалку своих подопечных – игроков тбилисского «Динамо». При этом подчеркивают, что нарком был уверен в победе динамовцев, в связи с чем находился в хорошем настроении — ведь «Спартак» потерял ключевых игроков и явно находился в ослабленном состоянии.

Переживали все — и болельщики, и тренеры, и те, кто был на поле: «Спартаковцы вышли отстаивать свое право на кубок. Бороться за справедливость приехали и тбилисцы: их мало интересовали формальности и штабные уловки. Они бойцы, их задача — выложить все силы, до конца постоять за родной клуб. Вот почему на поле не было плохих игроков, все двадцать два делали больше, чем от каждого ожидали.»

Старостин не верил в заранее разработанные тактические тонкости, но считал, что кое-что принципиальное подсказать игроку можно и нужно. То есть с его точки зрения гораздо практичнее посоветовать ему, чего он должен избегать, чем учить футболиста, что следует делать на поле: «Мы знали, что левый хавбек Челидзе часто рвется вперед, и рекомендовали правому инсайду Георгию Глазкову не преследовать его, как тогда было принято, а оставаться на передней линии атаки: грузинский полузащитник не мог в такой степени грозить чужим воротам, как обладающий превосходным ударом спартаковский бомбардир Глазков.» Позже эта рекомендация принесла свои плоды или как написал Старостин: «Подсказы смахивают на лотерею. Но на этот раз билет выиграл.»

Сам матч очень красочно и довольно детально в ключевых моментах описал в своей книге Николай Петрович:
«Игра началась азартными атаками тбилисцев, понимавших, что перестроенной защите «Спартака» нельзя давать время на сыгровку. Расчет был верный, но в воротах москвичей стоял Акимов. Град ударов он парировал с присущей ему легкостью и уверенностью.

Штурм продолжался. И вот Пайчадзе ударил в правую девятку. Такие мячи не берутся, если вратаря чудом не занесет именно в этот угол. Анатолий там и оказался. Было от чего гостям прийти в смятение. Каждая армия сильна своим тылом, а тут этакий дьявол в спартаковских воротах…

…В одну из тбилисских атак Жорж, оставаясь в центре поля, получил мяч. Дорога к воротам на мгновение оказалась открытой, остальное решали самообладание и техника. Преследуемый по пятам, он нанес удар сразу, как вошел в штрафную, и мяч, словно крупная щука, забился в сетке у дальней штанги ворот.

Вместо того, чтобы разобраться, почему это произошло, южане со свойственным им нетерпением сразу кинулись отыгрываться. Снова защитники и Жмельков (видимо, имелся ввиду стоявший на воротах Акимов — прим. автора) подверглись суровому экзамену. И опять они ответили отлично по всем предъявленным билетам футбольной науки. Передача Глазкову, и вот по знакомой дорожке он мчится с мячом к воротам Дорохова, безукоризненно бьет.»

В большинстве послематчевых статей особо отмечали не сам первый гол, а комбинацию в результате которой счет и увеличился: Протасов — Степанов — Глазков. Например, судья в своем интервью добавляет эпитетов: «На 16-й минуте мяч попал к спартаковцу Протасову. Он передал его Степанову, тот молниеносно перебросил мяч Глазкову. Удар… и тысячи зрителей шумно приветствовали первый гол.» В газете «Вечерняя Москва» напечатали так: «Одна из комбинаций завершилась успехом. Быстро прошёл с мячом Протасов. Все нападение действовало точно и согласованно. Протасов передал мяч Степанову, то Глазкову, который и забил на 16-й минуте гол.»

После второго забитого мяча Старостин заметно успокоился: «Ведь нет же, — думаю, — сейчас у нас в стране команды, способной вырвать у «Спартака» победу, проигрывая 0:2». И представьте, я чуть было не ошибся.» Пришла очередь тренера тбилисского «Динамо» Михаила Павловича Бутусова давать подсказы своим ребятам — он обратил внимание Челидзе на Глазкова. Старостин отметил это и понял, что ставка на Глазкова в дальнейшем будет бита.

Грузины отыгрались довольно скоро, воспользовавшись ошибкой обороны. Газета «Красный спорт» приводит описание эпизода: «В тот момент, когда спартаковская защита, помогая нападению, подтянулась к центру, резкий удар вывел Пайчадзе на прорыв, Малинин, прикрывавший его, оказался сзади, и Пайчадзе, пройдя около 30 м, перебросил мяч через выбежавшего Акимова.»

На перерыв команды ушли при счёте 2:1. У «Спартака» стоял выбор — играть на удержание или продолжить штурмовать. Единогласно все в раздевалке выбрали второе и решили перестроить тактику: наступление флангами, они свежее, да и противник больше ждет атак по центру.

Второй тайм начался бойко:
«Сразу нажим с обеих сторон. Но горячие гости действуют рискованней и отвоевывают центр поля.

На первый взгляд это удача, но в ней таится опасность прозевать чужой прорыв в оголенные тылы. Это улавливает В. Степанов. Весь вложившись в удар, сильно и точно он направляет мяч левому краю, Павлу Корнилову. Сейчас все решит скорость, а в ней у великолепно сложенного Корнилова нет соперников. С замиранием сердца слежу, как он выиграл первую гонку у Шавгулидзе и, прокинув мяч внутрь поля, соревнуется в беге с Гагуа. Вот уж и второй защитник позади. Перед Корниловым один вратарь. Вижу, тот стремительно бежит на москвича, но Павел обводит и последнюю опору южан. В безвыходном положении Дорохов лежа хватает спартаковца за ногу и валит на землю.

Свисток. Усов показывает на отметку одиннадцатиметрового удара. Корнилов все еще на земле: на всякий случай демонстрирует, что высшая мера наказания справедлива.

К мячу подходит все тот же Глазков — непревзойденный в то время пенальтист. Я слышу, как Бутусов кричит Дорохову:

— Глазков бьет под правую руку!

Георгий разбегается, но при ударе ковыряет ногой землю, и изумленный стадион видит, как Дорохов стремительно летит в правый угол, кусок дерна — в левый, а мяч спокойно вкатывается в ворота прямо по центру. Все!»

Что интересно, в газетах все как один писали про пенальти «Глазков точным и сильным ударом забил мяч», хотя тот же Усов отмечает, что «Глазков пробил плохо, в центр ворот под штангу, но Дорохов не сумел взять этот мяч».

После реализованного пенальти Николай Старостин обратил внимание на центральную трибуну и увидел, как Берия встает, со злостью швыряет стул, выходит из ложи и уезжает со стадиона.

Последние минуты матча для любого болельщика «Спартака» самые долгие. В том матче это чувствовалось особо:
«Последняя четверть часа. Все сбилось в одну кучу. Забыта тактика, а порой и техника. С одной стороны навал, с другой — отбой. Нападающий Степанов сражается у самых ворот сзади центрального полузащитника Малинина. Динамовские беки атакуют впереди своих форвардов.

Обычно такая неразбериха бесплодна. Но в этом историческом матче сама судьба захотела быть объективной и справедливой. За ошибку Дорохова при пенальти она отплатила ошибкой кого-то из наших игроков. Несчастный неосмотрительно остановил мяч на вратарской площадке и мгновенно вместе с мячом оказался втиснутым в ворота. Гол забил Бережной. К тому же получил повреждение Акимов, его уносят с поля.»

Судя по описанию событий, предшествовавших второму голу, газетой «Красный спорт», произошло то, что сейчас в шутку называют «Легендарный стиль»: «К концу тайма, игра становится менее интересной, так как «Спартак», следуя своей излюбленной, но далеко не всегда правильной тактике, оттягивается в защиту. Тбилисцы яростно атакуют, но только к 41-й минуте их атаки увенчались успехом: после углового удара, без особой надобности сделанного Малининым, Бережной в схватке у ворот сквитывает второй мяч». Пропускаем в концовке поединка, пытаясь играть на удержание. Знакомо, неправда ли?

Через несколько минут Усов дал финальный свисток и «Спартак» второй раз вышел в уже выигранный им финал. Тем не менее, все начинают ждать решения, ведь могут заставить переигрывать и его. Через несколько тревожных дней Снегов, вероятно, согласовав вопрос в ЦК, сообщает: финал переигрываться не будет.

6 октября 1939 года «Спартак» сыграл очередной матч в Чемпионате СССР с одесским «Динамо». С этого ничейного поединка началась беспроигрышная серия красно-белых в турнире: 3 ничьих, 5 побед. Закончил сезон «Спартак» 12 ноября 1939 года на первом месте с отрывом в 4 очка от ближайшего соперника — «Динамо» из Тбилиси. Второй золотой дубль подряд стал уникальным достижением в советском футболе.

«Но к чувству восстановленной справедливости примешивалась тревога. Тогда я не мог понять, откуда она появилась и что означала. А происходила простая, в сущности, вещь: гонимые мной последние годы смутные предчувствия начали обретать плоть. Дьявол в обличье Берии включил часы моей судьбы. Время пошло…»

Н.П. Старостин
Переигровка полуфинала Кубка СССР 1939. «Спартак» (Москва) — «Динамо» (Тбилиси)

Как «Спартак» выиграл Кубок, а его заставили переиграть полуфинал. Часть 1.
Как «Спартак» выиграл Кубок, а его заставили переиграть полуфинал. Часть 2.

При подготовке статьи использовались материалы следующих источников:

  1. Книга «Футбол сквозь годы» Н.Старостин
  2. www.spartakmoskva.ru
  3. agalinsky.narod.ru
  4. www.sports.ru
  5. fc-dynamo.ru
  6. www.dinamo-tbilisi.ru