Приводим фрагменты интервью ветерана красно-белых о «Спартаке»

 Теперь давайте о «Спартаке». Можно ли сказать, что сейчас клуб наконец-то выбрался из болота скандалов?

– Слава богу, сейчас из команды не выходит никакого негатива. «Спартак» выиграл турнир в Катаре. Правда, если этот трофей считать огромной победой, тогда можно и успокоиться… Считаю, что такой сильной, мощной, результативной команда должна предстать весной, в чемпионате. Вот тогда и будем делать выводы. Пока идут только сборы, притирка.

– Что вам уже понравилось?

– Игра. Кононов и в предыдущих командах делал акцент на атаку. Меня радует нынешняя результативность. Много подходов к воротам. Правда, в обороне ошибок пока многовато. Среди защитников у Кононова есть выбор – ДжикияКомбаровБоккетти, удививший всех на чемпионате мира Кутепов, молодой РассказовЖиго выздоравливает. Теперь главное найти среди них оптимальную четверку. Это его главная головная боль. Дай бог, чтобы Кононов выдержал. Ведь в таком клубе полутонов не бывает. Либо ты черный, либо – белый… Я за ним наблюдаю. Он правильно ведет игру.

– Глушаков при нем ожил?

– Когда Денис на турнире забил гол, вся команда к нему летела с поздравлениями. Значит, в «Спартаке» сейчас подобрался сильный, сплоченный кулак. Если Кононов сумеет создать хорошую атмосферу внутри команды, тогда «Спартаку» многое будет по плечу.

– Верите, что «Спартак» может стать чемпионом уже в этом сезоне?

– «Зенит» нестабилен, провалил несколько матчей. Не все в порядке у «Локомотива» и ЦСКА. В нашем чемпионате все что угодно может произойти. Сейчас «Спартак» отстает от «Зенита» на шесть очков. Вполне отыгрываемый гандикап. Есть такое выражение: в чемпионате сидеть на колесе. То есть – не отпускать лидера, все время его прессовать, в нужный момент выскочить вперед. Многое зависит от того, как команды сейчас проведут подготовку. Весенняя часть чемпионата всегда сложная.

– У вас есть ощущение, что «Зенит» может посыпаться?

– Нет. Семак вернул из аренды всех российских игроков. И сейчас в «Зените» практически на каждой позиции по два равноценных футболиста. Думаю, до конца за золото будет бороться и ЦСКА. Мне вообще нравится, как все устроено в этом клубе. Он единственный, где нет скандалов. Все глушится внутри. Армейская молодежь по-настоящему смелая, по-спортивному нахальная, уже закаленная в еврокубках.

– Этот ЦСКА напоминает вам «Спартак» 96-го?

– В какой-то мере. Но вы должны понимать, что тот «Спартак» появился не на пустом месте. Ребята росли в дубле, я за ними следил. Они уже были готовы играть за основу. Им просто нужно было дать шанс, чтобы они поняли, какая ответственность на них лежит. Это самое главное для молодого игрока. Возвращаясь к ЦСКА, уверен, что армейцы еще поборются. «Краснодар» – очень симпатичная команда. Еще Юрий Палыч Семин обязательно будет претендовать на медали. Да и тот же Бердыев умеет готовить игроков к решающему отрезку сезона.

– Как вам Семак-тренер?

– Повторюсь – возвращение россиян в команду – очень правильный ход Сергея. И то, что он доверяет, казалось бы уже списанному Анюкову, говорит, что тот еще не сказал последнего слова в футболе.

– А вас не смущает, что Семак подчеркнуто не придает особого значения результатам контрольных матчей? Ведь Романцев даже после ничьей в товарищеской игре мог потом несколько дней не разговаривать с футболистами.

– Возможно, ему достаточно видеть, как выполняет игрок в контрольном матче тренерское задание. У нас, помню, были игры, в которых ставилась конкретная цель: победить соперника в три мяча. Пожалуйста – выполняйте. Слова Семака можно трактовать по-разному. Пока игра «Зенита» невзрачная…

– Паредес – большая потеря?

– Конечно! Это даже игрок не европейского, а мирового уровня. Замену найти ему очень трудно. Посмотрим. Пока мы еще не видим настоящего «Зенита». Питерцы вышли из отпуска позже всех.

Каррера, Глушаков

– Почему «Спартак» не доминирует в чемпионате, как это было во времена Романцева и Ярцева?

– В те годы в «Спартаке» была осознанная дисциплина. Никто никогда ничего себе лишнего не позволял. Если всем говорили – быть в девять, все приходили к назначенному часу. В 96 году у Андрея Тихонова рожала жена. И он с разрешения тренерского штаба уходил с базы ночевать домой. Но на взвешивании в 8.30 Тихонов всегда был первым. И ни разу не опоздал! Я всегда подчеркивал: один раз ошибся – второго шанса не получишь! Ребята ценили возможность выступать за «Спартак» в еврокубках, пробиваться в сборную. И дорожили этим! У нас порой тренировки превращались в такие баталии!

– Кто должен сейчас отвечать за порядок в «Спартаке»?

– Частая смена тренеров ни к чему хорошему не привела. Я до сих пор переживаю, как убрали из команды Титова в надежде найти ему замену на поле…

– Там же была показательная порка?

– Надо знать события. Ну, объясните мне, как Аленичев, который выиграл все в Европе, мог не подойти Старкову?! До сих пор не понимаю! Вроде парень-то Старков нормальный, я его знаю – грамотный специалист. Но как можно было от Аленичева отказаться?!

– То есть Старков был не прав в той истории?

– Допустим, Аленичев ставил какие-то условия или что-то в этом роде? Возможно. Но при Старкове «Спартак» стал играть с другой тактикой. Возможно, Аленичев в какой-то момент и подсказал. А почему нет? И сейчас, в наше время, игрок может высказать свое мнение. Ну! Чего учить, Царство ему небесное, Илью Цымбаларя играть слева? Он может своей импровизацией сделать то, о чем мы его и не просили. Или Кечинова заставить постоянно бегать. Да нет, не надо. Здесь, скорее всего, не срослось психологически и Старков сам не понял, кто у него на что способен.

– А ситуация с Глушаковым и Каррерой?

– Такого не бывает, чтоб в чемпионский год тебя носили на руках, игрок и тренер целовали друг друга до потери пульса… А через полгода – бах, и того же футболиста объявляют виновником всех бед. Вы, журналисты, посмотрите, когда этот процесс пошел, с приходом какого или каких игроков в команде, с появлением каких тактических схем пошло разногласие. И Глушаков, как капитан команды, имел полное право пойти к тренеру и поговорить с ним. Этот разговор мы не слышали, а потому не знаем того, что осталось за кадром этой истории.

– А имеет ли право капитан «Спартака» показывать пенсионерский футбол в последние полтора года и на что-то еще претендовать? Вы же как тренер и великий игрок видели, как Денис играл в последние полтора-два года.

– Думаю, что на него тяжелой глыбой свалилась какая-то огромная бытовая ответственность. Было все в порядке в тылу, и он был спокоен. Возникли проблемы, и это сказалось. Такое может случиться с каждым – со мной, с вами. Может быть, здесь собака и зарыта. Но когда жена футболиста где-то написала про заговор против Карреры, я смеялся. Кто-то все это подхватил и понеслось. Не представляю, чтобы кто-то из наших жен -Романцева, Ярцева, Никифорова, Онопко или кого-то еще – выносил такое на суд публики. Увы, «Спартак» оказался единственной командой, которая выплеснула наружу свои внутренние дела. И началось брожение! Я к Каррере очень хорошо относился – нормальный парень. Через 16 лет сделал нас чемпионами. Ура! Но дальше он начал совершать ошибки.

– Но вы, как тренер, согласны, что в последние полтора года Глушаков показывал пенсионерский футбол?

– Я знаю футбол хороший, европейский, мировой, ветеранский. А вот пенсионерский футбол я комментировать не готов.

– Посадили бы его на скамейку, окажись на месте Карреры?

– Все дело в том, что когда человек начинает показывать не тот футбол, который хочет видеть тренер, тут уже многое от последнего зависит. От партнеров тоже многое зависит. Каррера мог его спокойно вызвать и предложить: «Даю тебе две недели, или 10 дней отдыха. Восстанавливайся. Потому что на данном этапе ты не приносишь пользу команде. Уезжай, отдохни от всего». Мог такой вариант быть? Мог! И в моей практике бывало такое. Ну, значит не нашли они общего языка. А на какой почве они разошлись, мы не знаем.

– На ваш взгляд, Каррера переоценил свою роль в чемпионстве?

– Думаю, да. Об этом неэтично говорить, но дело все в том, что мы сами тоже переоценили эту победу. Год, когда «Спартак» стал чемпионом, сложился очень неудачно у ведущих команд. Вы вспомните, как колбасило «Зенит», ЦСКА, «Локомотив». Они тоже были на перепутье, решали внутренние проблемы. А «Спартак» на этом фоне предстал сильным, сплоченным коллективом и стал чемпионом. Также стал чемпионом и «Локомотив». Когда всех опять потряхивало, Юрий Палыч твердо держал команду и она спокойно доехала до золота.

Пенсионерский футбол – это я, а не Глушаков

– Романцев привык говорить: «Во всем всегда виноват тренер. Что бы ни произошло». Скандал в команде? Тренер. Игрок не готов? Тренер. Дождь пошел и проиграли? Все равно тренер. В данном случае, то, что Глушаков плохо играл, тренерская вина?

– Я думаю, да. И еще администрации клуба, которая практически не приняла участие с этой истории. Ведь было видно, что у парня не все в порядке. Значит, нужно было к нему как-то по-другому отнестись, поговорить. Опять же, мы не знаем подоплеку и только обсуждаем пенсионерский футбол… А пенсионерский футбол – это я. Вот меня на поле, если увидите, тогда так и говорите…

– Если вас одинаково постричь с Глушаковым, мы не различим.

…значит, пенсионерский футбол (смеется). Но видите, что не тянет – значит, нужно аккуратненько вывести из состава. Поговорить с человеком. Есть много вариантов. Какому-то игроку достаточно одного разговора, и он поймет, что к чему. А другому… Кому-то кнут, а кому-то пряник.

– То, что фанаты «Спартака» устроили обструкцию и Глушакову, и команде, вас это удивило?

– Я встречался с болельщиками «Спартака». Конечно, удивило. Вот здесь мне вспоминается Вадик Евсеев в Уэльсе. Помните? На него кричали 85 тысяч, как только он получал мяч. А за спиной у него была операция дочери на сердце. И я даже не сомневался, ставить его в состав или нет. И как он играл! И забил победный гол. А против него шумело и кричало 85 тысяч. Характер у человека. Один такой, другой такой… Мы с вами половину беседы говорим о Каррере и Глушакова. Все уже, нет Карреры. Эта тема затянулась, как пробки в Москве. Это тренер, который после золота не показывал результат, игра у команды была плохой, а болельщики свистели и кричали. Точно те же болельщики, которые после увольнения говорили о какой-то забастовке. Все это какой-то детский лепет. Решение об увольнении или назначении принимается хозяином и руководством клуба. Леонид Арнольдович, я так думаю, очень хорошо относился к Каррере. И решение об отставке явно далось ему нелегко.

– В «Спартаке» самый яркий выбор игроков средней линии. Много молодых пришло – ЛомовицкийУмяровГлушенковГулиев. Есть Зобнин,ТашаевФернандуХанни, Глушаков… Не получится так, что кому-то уходить в аренду, как свое время ЗуевуЯковлеву и так далее?

– Это был для «Спартака» большой провал, когда целая плеяда молодых, талантливых ребят просто пропали. Взять того же Самедова. Было видно, что еще год, и это будет игрок с большой буквы. И Торбинский, и Яковлев, и Тарасов, и Григорьев, и Каюмов. Они должны были обрасти мясом за сезон, и это была бы команда на долгие годы вперед. Но на их места были куплены другие игроки. За них были уплачены деньги, и, конечно, возможности играть у молодежи за основной состав было мало. Вот они и уходили в другие клубы, потом их возвращали назад. Я хорошо отношусь к Артему Дзюбе, это воспитанник моего погибшего сына, знаю его с детских лет, его характер. Вы сами вдумайтесь: человека отправляли то в Томск, то в Ярославль, то в Ростов и он везде был лучшим, везде забивал. Возвращается в «Спартак», опять какой-то скандал, опять он в негативе. Теперь Артем в «Зените», и мы видим, какого игрока потеряли. Да, непростой характер. А как без характера? Без него и играть нельзя. Есть характер, с которым можно разговаривать и направить в правильное русло. А есть, с которым бейся или не бейся, будет бесполезный номер.

– Иными словами, Карпин виноват, что Дзюба не продолжил карьеру в «Спартаке»?

– Я думаю, что не один Карпин. Оба виноваты.

– В «Спартаке» же был конфликт из-за суммы в контракте.

– Если подписан контракт и там четко указаны все пункты, то они выполняются. И какие могут быть претензии к хозяину клуба? У тебя прописано пять, значит – пять. А если написано два, то должны дать два. А отношение тренера и игрока – это совершенно другое. Нечто подобное у них и получилось.

– Какая самая большая зарплата в ФНЛ, по вашим данным?

– Где от 250 тысяч до 280 тысяч. Это максимальная зарплата, с налогами и всем прочим. Больше – нет, потому что бюджет так составлен. Думаете легко за 2,5 года подняться из ПФЛ в лидеры ФНЛ? Мы никогда не скрывали, что бюджет у нас один из самых скромных в лиге. Но, самое главное, что он выполняется. Игрок, выходя на поле, знал, что в клубе есть порядок и дисциплина. Когда они нарушаются, бывают провалы. Тогда приходится что-то рассказывать, доказывать, показывать. Это не дело игроков, любой футболист на профессиональном контракте должен делать свою работу, он должен играть. Все, что у него написано, ему все равно выплатят. Кто-то там говорит про четыре месяца… Сами представьте психологию игрока. У него есть семья, жена, дети, бабушка с дедушкой еще живы, мама с папой. Все они ждут от него помощи, а он сам не получает деньги. Ему говорят: надо выходить, сражаться, забивать. Это очень серьезный вопрос, когда идет задержка. Поэтому я и новый президент клуба Арсен Теймуразович Габуев прилагаем большие усилия, чтобы у нас такого не было. Александр Валерьевич Никитин поддерживает в этом отношении нас. И мы стараемся делать так, чтобы команда была сыта, обута и готова к новым баталиям.

Еременко было нужно время. Как Титову и Аленичеву

– Расставание Еременко со «Спартаком» с чем связываете?

– Когда Рома появился в России, я сожалел, что он не попал в «Спартак». Это наш игрок. Я бы от него не отказался. Сейчас ему, как и в случае с Аленичевым и Титовым нужно время. А как вы хотите? Чтобы он «с листа» заиграл? Нужно было дать возможность подготовиться, притереться к команде. Я думаю, что, пройдя сборы у Валерия Карпина, он еще будет в порядке. Для этого есть все: мастерство, ум, техника. Последнего слова он еще не сказал, и «Спартак» рано от него отказался. Почему говорю рано? Для молодых, которые появляются в «Спартаке», Рома был бы связующим звеном.

– А Глушаков?

– А кто мешает Глушакову играть рядом? Там и Зобнин. Очень интересная была бы средняя линия. Но главный тренер принял такое решение. Имеет право.

– Кто из трех вратарей у вас вызывает наибольшее доверие?

– Неплохо начал Селихов. Этот молодой мальчик (Александр Максименко. – Прим. «СЭ»), который встал в ворота, тоже нравится. Без ошибок не бывает, но он явно хорошо читает игру. Сейчас многие вратари начинают прилично играть ногами. В наше время очень здорово ногами играл Дасаев.

– Из этих троих отдали бы предпочтение тому, кто лучше играет ногами?

– Нет, играл бы тот, кто уверен, кто внушает доверие линии обороны, кто подсказывает, меньше голов пропускает и больше радует.

– Три равных вратаря для тренера – счастье или головная боль?

– Головная боль. Но один все равно должен быть основным.

– Сталкивались ли с ситуацией, когда футболисты «плавят» тренера?

– Да, сталкивался, узнал об этом года через два. Там свои интересы были.

– В «Динамо»?

– При чем тут «Динамо»? Это совсем другая команда. Думаю, что недовольство к одному-двум не может привести к тому, чтобы команда поднялась против тренера. Нужно так настроить группу игроков, чтобы они не хотели с тобой работать.

– Как относитесь к натурализации в сборной России?

– Это практикуется во всем мире. Возьмите Ари. Он у нас не один десяток лет играет, по-русски говорит, хорошую игру показывает. Почему бы не дать ему возможность и посмотреть, как он впишется в сборную. Опять же, все решает тренер, за приглашение в сборную, состав и результат тоже отвечает он. Как и за пенсионерский футбол Глушакова.

– Но ведь Зобнина, как и Глушакова, тоже Каррера тренировал. И Роман был лучшим, летал по полю. Выходит по-разному тренировал?

– Повторяю, не отсылай капитана в дубль, дай просто отдохнуть. Но мы не знаем всех деталей, не можем говорить за тренера. А в это время Головин так играл, что его пригласили в «Монако». Хотя год назад Глушаков был наголову сильнее. Вот вам подход к одному и к другому.