Интервью клубной пресс-службе дал полузащитник красно-белых, который в прошлом туре забил первый мяч за два года и горит желанием продолжить начатое.

— В нынешней турнирной ситуации предстоящий матч с «Енисеем» особенно важен?— Как и каждая встреча! Будь то дерби или игра с аутсайдером. Мы максимально настраиваемся на любой матч.

— Игра первого круга в Красноярске выдалась непростой, но результативной и в итоге победной. Чего ожидаете от новой встречи?— Боевой игры. Никто не будет уступать, потому что любая команда, приезжающая на «Открытие Арену», бьется. Легко не будет точно!

— В матче с «Ростовом» вам удалось отличиться впервые за долгое время. Как пришло решение пробить в том эпизоде?— Я сразу понял, что буду бить по воротам! Если честно, даже не смотрел, кому из партнеров могу сделать пас. Тем более что удар получался с левой ноги. 

— Когда болельщикам ждать новый гол Романа Зобнина?— Надеюсь, в ближайших матчах! Вообще-то я не так часто забиваю, к сожалению. Раз в год — для меня это пока норма. Буду стараться забивать еще и еще, чтобы приносить пользу команде.

— Один из важных навыков для игрока вашей позиции — сильный удар. Судя по голу в ворота «Ростова», вы работаете над этим?— Когда есть возможность — да. Я знаю свои минусы и стараюсь исправлять их на тренировках. К сожалению, не всегда находится свободное время для того, чтобы 30–40 минут отрабатывать удар.

— Как настраиваетесь на матчи?— Правильно питаюсь и хорошо сплю — это самое главное! В день матча стараюсь не разговаривать по телефону с родными и друзьями — сосредотачиваюсь на предстоящей игре, и все остальное уходит на второй план. С партнерами по команде мы общаемся, но обычно обсуждаем предстоящий матч. Конечно, нельзя забывать и о правильном настрое на игру. Могу включить мотивационную музыку, но иногда она надоедает. Периодически хочется чего-то другого, одни и те же композиции невозможно слушать постоянно. Пытаюсь найти что-то именно для себя!

— Какой из прошедших матчей чемпионата можете назвать самым трудным?— Выделить одну игру крайне сложно. Конечно, можно вспомнить недавний матч с ЦСКА. Поражение, тем более в дерби, выбивает из колеи на несколько дней. Это жизнь, футбол, игра. Всегда побеждать невозможно. Но нужно забывать такие матчи и двигаться вперед.

— Какого соперника можно назвать самым принципиальным?— Думаю, как раз ЦСКА.

— Являются ли игры против «Динамо» особенными для вас?— Сейчас уже нет. В первый год после моего перехода была некая принципиальность: я играл в «Динамо» довольно долгое время, знал многих ребят. Но с тех пор в клубе слишком многое поменялось.

— На поле, когда эмоции партнеров по команде и противников буквально закипают, вы кажетесь достаточно спокойным. Как вам это удается?— Не могу сказать, что спокоен на поле всегда, ведь меня тоже можно разозлить. Бывают споры и с противником, и с судьями. В целом стычки остались в более раннем возрасте, когда меня в Премьер-Лиге еще толком никто не знал. Сейчас тяжело представить моменты из ряда вон выходящие. Думаю, секрет кроется в моем спокойствии вне поля.

— Какой момент можете назвать самым эмоциональным?— Однажды после игрового столкновения ко мне подлетел игрок «Локомотива» Майкон и начал кричать, что он — чемпион, спрашивая: «А ты кто?» Забавно, что это произошло в тот год, когда «Спартак» взял золотые медали.

— Есть ли на поле место эмоциям?— Эмоции «имеют место быть»! Но главное — чтобы они не вредили команде. Прежде всего должна быть дисциплина. Каждый футболист, выходя на поле, должен в первую очередь думать не о себе, а о команде.

— Тяжело ли отследить момент, когда спортивная злость выходит за рамки?— Это очень тонкая грань! Особенно в матчах вроде дерби. Можно сорваться! Я стараюсь включать самоконтроль и успокаивать себя.

— Как долго нужно праздновать победы и как быстро забывать о поражениях?— Мне кажется, одинаково быстро. Когда одна игра закончилась, нужно начинать думать о следующем сопернике. Конечно, при победе можно порадоваться, отпраздновать за ужином. При этом поражения в важных матчах, в дерби тяжело забыть за короткий промежуток времени. На это влияет много факторов, включая переживания миллионов болельщиков, которые мы чувствуем.

— Какие ценные советы вы получили от Олега Кононова?— В основном они касаются тактики. Я работал со многими наставниками, поэтому могу отметить важное изменение, которое произошло с приходом нового тренера: команда стала больше работать с мячом. Время, проводимое в спортзале, сократилось за счет работы на поле. 

«Сам прекрасно справляюсь с оценкой своей игры»
— Насколько для вас важна личная статистика?— Командная статистика важнее, я слежу за ней. Хотя могу поинтересоваться своими показателями после тренировки, ведь у нас существует специальная турнирная таблица. И хочется быть в ней выше!

— Что позволит вам назвать свою игру в матче удачной?— Бывает внутренняя удовлетворенность, я отталкиваюсь от этого ощущения. Нельзя сказать: «Я ударил по воротам, поэтому выступление было успешным».

— Зависит ли напрямую ваша удовлетворенность собой от результата команды?— Взаимосвязь определенно есть! Если команда проигрывает — значит, что-то пошло не так. Раз уступили все, то и я уступил, проиграл. В случае с победами так же.

— За что обычно себя ругаете?— За ошибки: за неточный пас или неудачный отбор, за удар мимо ворот…

— По каким критериям себя оцениваете?— У меня есть определенные функции на поле. Если я выполнил установки, о которых говорит тренер, могу быть доволен собой.

— С кем советуетесь относительно игровых моментов?— Ни с кем! Сам прекрасно справляюсь с оценкой своей игры. С 11 лет стал самостоятельным, ведь мои родственники — люди нефутбольные, поэтому всегда приходилось разбираться самому.

— Как относитесь к критическим замечаниям со стороны?— Никак! Пропускаю мимо ушей.

— Обсуждаете ли с одноклубниками игру друг друга?— Бывает. Говорим и о хороших моментах, и о плохих. Иногда даем советы молодым футболистам, подсказываем, где они сыграли неправильно.

— Насколько сильно отвлекают «нефутбольные факторы»?— Прилично! Чтобы добиваться результата, мы все должны быть объединены. Руководство, команда, болельщики. Необходимо, чтобы все «дышали одним воздухом» и стремились добиться поставленных целей.

— Следите ли вы за новостями о себе и «Спартаке»?— Иногда слежу, читаю. Порой что-то присылают родные или друзья.

— Как часто «гуглите» свое имя?— Сейчас намного реже, чем раньше. Уже меньше интересуюсь тем, что обо мне пишут.

— Как вы думаете, клубу из какого ведущего чемпионата Европы был бы интересен футболист Роман Зобнин?— Думаю, клубам из Англии или Германии. В АПЛ и Бундеслиге футбол более силовой. 

«Супержелание вернуться на поле помогает восстанавливаться быстрее»
— Вы так и не вспомнили, в каком из эпизодов матча против «Зенита» заработали перелом руки?— Знаю только, что это произошло в первом тайме. В перерыве рука немножко опухла, но игре это не помешало.

— Почему диагностировать повреждение стало возможным, только когда вы оказались в расположении сборной?— Сразу после матча ушел на допинг-контроль. Боли в руке не придал большого значения. Отправившись в расположение сборной, обратился к медицинскому штабу. Было принято решение утром провести обследование, сделать снимок.

— Какой была первая реакция на новость о том, что не сможете помочь национальной команде?— Был разочарован. Тем более что предстоял матч с Бельгией, где можно было и себя показать, и опыт приобрести. Но это футбол, издержки профессии. Когда понял, что не смогу играть, решил сам сообщить это болельщикам, а команде пожелать удачи.

— За счет чего уже не первый раз вам удается восстанавливаться от травм быстрее, чем это прогнозируется?— Супержелание вернуться на поле! На самом деле других секретов нет.

— Как чувствуете себя сейчас?— Нужно еще немного времени для того, чтобы рука совсем не беспокоила. Сейчас, если мяч попадет в кисть, будет неприятно. Через год, скорее всего зимой, предстоит еще одна операция — пластину нужно будет извлечь.

«Все свои заслуги нужно оставлять в прошлом и продолжать работать»
— С окончания чемпионата мира прошло девять месяцев. Как часто вспоминаете турнир?— Сейчас уже совсем не до этого, прошло много времени. Все свои заслуги нужно оставлять в прошлом и продолжать работать! Моя нынешняя форма не позволяет предаваться воспоминаниям…

— Каково было сразу после той «сказки» погрузиться в реалии чемпионата России?— Тяжело во всех планах — и в игровом, и в психологическом. Перед началом сезона мне казалось, что я восстановился. Но, возможно, если бы отдохнул чуть дольше, чувствовал бы себя лучше.

— До сборной России вы уже играли под руководством Станислава Черчесова в «Динамо». Изменилось ли что-то в его подходе с тех пор?— Одно могу сказать точно: как тогда, так и сейчас Станислав Саламович — очень требовательный тренер! Нет никаких поблажек. И, конечно, со временем он стал еще более опытным.

— Опыт игры под его руководством можно назвать плюсом?— Думаю, да. Он хорошо знает меня, а я — его. Понимаю, чего он хочет от меня и от команды.

— С кем больше всего общаетесь, находясь в расположении сборной?— Со своими ребятами из клуба, что абсолютно нормально. С молодыми игроками. Но на самом деле общается вся команда. Именно поэтому на чемпионате мира мы добились успеха. У нас не было внутреннего разделения, поэтому пришел результат. Все были одним целым!

— После мирового первенства ваша популярность возросла. Как вы реагируете на эти изменения?— Нейтрально. Болельщики стали чаще фотографироваться, пожимать руку. В пробке еще ничего не просили! 

«Судьба все равно привела меня в «Спартак»
— Как вы стали профессиональным футболистом в семье пилотов?— В детстве мой старший брат занимался футболом, и в тот момент я равнялся на него. Со временем стало ясно, что у меня получается, после чего появилась цель — заиграть в хорошем клубе Премьер-Лиги.Отец никогда не ограничивал нас в выборе, поэтому каждый самостоятельно определял свой путь. Брат с течением времени все равно стал пилотом. А я о профессии летчика никогда не думал, потому что у меня есть только одна дорога.

— Вы полностью погружены в футбол, но при этом в будущем не видите себя тренером. Почему?— Есть семья! Тренерская работа подразумевает постоянное нахождение с командой, частые поездки. Я люблю своих близких и хочу уделить время им.

— Вы хотите, чтобы ваш сын стал футболистом?— Я буду ориентироваться на его решение. Если сын выберет для себя футбол, пусть работает, никаких поблажек не будет! Иногда мы играем дома, но сам инициативу он не проявляет. Хотя у него получается.

— Если он станет пилотом, будете рады?— Я буду рад всему. Главное — чтобы не болел и был счастливым.

— Как часто бываете в Тольятти и Иркутске?— В Тольятти приезжал пару лет назад, в родной Академии каждый год провожу турниры. В Иркутске не был давно. Там уже никого не осталось: все живут в Москве.

—Андрей Ещенко в Иркутск не звал?— Приглашал! Но времени, к сожалению, нет. После окончания чемпионата меня ждут игры национальной команды, затем сборы. Но мне хотелось бы посетить Иркутск, возможно, даже провести там футбольный турнир. Кстати, у Ещенко есть идея открыть там академию.

— Вы приезжали на просмотр в «Спартак», но тогда стать частью клуба не получилось. Думали о том, как сложилась бы жизнь в противном случае?— Судьба все равно привела меня в «Спартак», это главное.

— Если бы карьера футболиста не сложилась, какой профессии отдали бы предпочтение?— Моей детской мечтой было стать пожарным!

— Прямо как у Самуэля Жиго.— Да, могли бы создать с ним пожарную команду.

— В прошлом году вы получили премию «Джентльмен года». Кого из партнеров по команде удостоили бы этой награды?— Как раз Жиго! Он настоящий джентльмен. Или, например, присудил бы награду Илье Кутепову, Коле Рассказову. Кстати, до меня эту премию получил Артём Ребров. Последние два года награда остается в «Спартаке». Надеюсь, что и в этот раз так будет.

Читайте также: С юбилеем, Signore!

Источник: ФК Спартак