Бывший игрок МХК «Спартак» рассказывает, как играть в хоккей в стране, где культ баскетбола и футбола.

Артёму Кулешову всего 24, но жизнь его уже изрядно побросала. Минувший год бывший защитник МХК «Спартак», побеждавший пять лет назад с красно-белыми на Кубке мира в Уфе, провёл в Сербии. Там, где хоккей до сих пор — самая настоящая экзотика. И в своём первом же сезоне нападающий выиграл чемпионат страны и Интернациональную лигу. Мы не могли не встретиться. 

— Как вас в Сербию-то занесло? 
— Сначала я поехал в Словакию, там был вариант с одним из клубов, но в итоге по условиям не договорились. Агент позвонил, сказал, что есть предложение поиграть в Сербии. Конечно, я был удивлен. И первый вопрос, промелькнувший в голове: «А что, в Сербии есть хоккей?» Знал про футбол, баскетбол, но чтобы хоккей? В итоге решил рискнуть, согласился на этот вариант и отправился в Белград. Уже на месте выяснилось, что там же будет играть Вячеслав Чегринцев из Тольятти, который до этого несколько лет провёл в Канаде. Как-то сразу стало полегче. Там были ещё Богдан Гайдаш из Питера и Павел Поправка из Сибири. Павел уже получил местный паспорт. Из аэропорта меня сразу привезли к ледовой арене и я даже успел выйти на тренировку. 

— Для вас Сербия — это была возможность не потерять сезон? 
— Да, хотел держать себя в форме. В России сезон был в разгаре, найти что-то дома у меня не получилось. 

— Если бы «Црвена Звезда» играла бы в Высшей хоккейной Лиге…
— Нет, пожалуй, на «вышку» и по финансам, и по составу они не потянут. Может, только если ВХЛ-Б. 

— Кто играет за «Црвену Звезду»? 
— В основном, сербы. Есть один чех и в начале сезона даже играл японец. Или китаец, я уже точно не помню. Я даже успел с ним пожить немного в одной квартире. Но чем-то он тренера не устроил и его отправили домой. Тренер у нас тоже был серб, его звали Йовица Рус. Он даже как-то приезжал в Новосибирск, чтобы посмотреть, как там устроен хоккей. По-русски Рус неплохо говорит, так что у меня не было проблем, чтобы понять, что хочет видеть тренер в той или иной ситуации в игре или на тренировках. 

— Проблемы с языком возникали? 
— Нет, мне было вполне комфортно. Сербский язык для понимания не очень сложный. Плюс немного знаю английский, так что в общении больших трудностей не было. 

— Вы же играли в двух турнирах. 
— Да, но раньше в сербской лиге играло восемь команд, но теперь две сербские команды — «Црвена Звезда» и «Войводина» — играют в словенской лиге. Поэтому, чтобы выиграть чемпионат Сербии, надо опередить, собственно, единственную команду. Причём мы обыграли «Нови Сад» в первом раунде плей-офф, и это было приравнено к победе в чемпионате Сербии. А потом мы где-то недели полторы ждали следующего соперника, чтобы продолжить биться за победу в словенской лиге. Немного запутанная система, потому что каждая команда параллельно играет ещё во внутреннем чемпионате своей страны.

Screenshot_20190418-191107.png

— Ездить приходилось на автобусах? 
— Конечно. Но все города рядом. Поэтому выезжали в день игры. Самый дальний выезд — это в словенский Крань на финал, 9 часов добирались. Вот туда приходилось ездить с ночёвкой в гостинице. 

— «Убитые» арены вам попадались? 
— Нет, совсем страшных не было. Обычные небольшие арены. Терпимо. Лёд бывает плохого качества, особенно когда на улице жарко. В финале играли на ужасном льду. Вода не застывала. Первые 5-7 минут лёд хороший, а потом на глазах превращается в «кашу». 

— Народ на хоккей ходит? 
— Мало. На наши матчи иногда по 100 человек не набиралось. Там в основном ходят только на футбол и баскетбол. Хоккей для сербов по-прежнему — потусторонний вид спорта. Раньше играл «Партизан», на него собиралось достаточно много фанатов. Но теперь этой команды уже нет. Осталась только детская школа, а профессиональной команды нет. Но в баскетболе противостояние продолжается. Мы же играли совсем рядом с баскетбольной ареной, которую «Црвена Звезда» и «Партизан» делят между собой. Так вот, во время домашних матчей «Партизана» нам настоятельно советовали не выходить из ледовой арены в клубной экипировке — запросто можно было огрести от фанатов «Партизана». Там же просто сумасшедшие фанаты — что у «Црвены Звезды», что у «Партизана». Рисковать мы не хотели. Стычки между фанатами — обычное дело. А когда играют между собой «Црвена Звезда» и «Партизан» в баскетбол — это какой-то ад. Более ярых фанатов мне, если честно, видеть не приходилось. Выходишь с игры как будто контуженный. Перепонки дрожали. 

— Как вы тренировались? 
— Один в раз день, но всё происходит на должном уровне. Пробежки, зал, лёд. Наш тренер очень строго относится к дисциплине, так что тренировки были серьёзные. Для него очень важно, чтобы игроки чётко выполняли все упражнения, в этом смысле он никаких поблажек не делал, и мы тренировались очень тщательно. Всё было достаточно профессионально, правда, после возвращения с новогодних каникул обнаружил, что- кто-то в раздевалке украл мои хоккейные носки. Искал-искал и не нашёл. Но это мелочь, в остальном проблем больших не было. 

— Вам попадались игроки, на которых вы смотрели и не понимали, что они в хоккее делают? 
— Конечно, это же Сербия! (смеётся). Хоккей же не сильно развит, поэтому игроков высокого уровня там встретить невозможно. В той части Европы много канадских тренеров, и они стараются играть в привычный для себя хоккей. Да, многим хоккеистам там не дано думать на два-три шага вперёд. Но тренерам, в свою очередь, не приходится заставлять игроков что-то делать. Выполнить установку от и до — это святое.

Screenshot_20190418-191141.png

— Хоккеисты в вашей команде еще наверняка и работали после тренировок? 
— Да, одним же хоккеем на жизнь не заработать. Легионерам платят побольше, хотя по сравнению с Россией деньги всё равно смешные. А местным игрокам в Сербии на контракт не прожить. Кто-то учится в институтах, кто-то работает в различных фирмах. Один нападающий у нас работал в IT-сфере, другой был инженером, иногда им приходилось отпрашиваться, чтобы успеть на очередную тренировку. Там это в порядке вещей. Тренировка, как я уже говорил, одна, так что полдня можно посвятить чему-то ещё. 

— Например? 
— Я старался дополнительно в зале тренироваться, чтобы поддерживать форму. Мог в город выйти, что-то посмотреть. Еду разную пробовал. Погода в основном хорошая, так что прогулки были в радость. 

— Сколько матчей было в неделю? 
— Немного. Обычно один или два. Чемпионат маленький, команд немного. 

— Судьи чудили? 
— Да, мне показалось с судейством там дела неважно обстоят. Причем никто специально не «убивал», просто арбитрам не хватало квалификации. Мне после России это было хорошо заметно. Играем в финале, человеку «прилетает в голову», весь лёд в крови, а судья даже двух минут не даёт. Хотя потом сказали, что игру судил один из лучших арбитров в стране. 

— Как праздновали чемпионство? 
— Ничего особенного. Мы кубок в Интернациональной лиге взяли на выезде. Президент клуба нас поздравил, поели пиццы в ресторане и поехали домой. Затем уже в Белграде нас позвали на баскетбол, мы вышли на площадку и фанаты нам поаплодировали. Посмотрели баскетбол и отправились на командный ужин. Всё было достаточно скромно. 

— Премию выписали?
— Да нет, вы что, какая премия?! (смеётся). Всё, повторю, было очень скромно и спокойно. 

— На жизнь вам хватало? 
— Средняя зарплата в Сербии около 400 евро. Цены по сравнению с соседними странами невысокие, так что я какого-то дискомфорта не чувствовал. Контракт у меня был в евро, потом евро переводишь в динары, и денег хватает. Повторю, Сербия — не дорогая страна по сравнению с другими в Европе. Там и отдохнуть хорошо можно. Если есть возможность, съездите. Достопримечательности посмотрите и местную кухню попробуете. Не пожалеете. В Сербии хорошо. И люди доброжелательные. Только когда дело не касается футбола или баскетбола. Вот там у них кровь кипит. Народ-то южный, горячий.

Кулешов 3.jpg

— Что-то о войне напоминает? 
— Да, можно увидеть много зданий, который были разрушены во время бомбёжек и которые до сих пор не восстановлены. А некоторые не восстанавливают специально, сохраняя их как напоминание о тех страшных событиях. Висят огромные баннеры на отдельных зданиях, на которых, насколько я мог понять по-сербски, призывают помнить о том, что случилось. 

— С хорватами у сербов сложные отношения. 
— Да. И мы ездили на игры в Хорватию под охраной. И хорваты, когда приезжали к нам, тоже вынуждены были просить сопровождения полиции. И то, что сербы могут простить русским, они никогда не простят хорватам. Я имею ввиду какие-то бытовые вещи. В Хорватии нас просили держаться вместе, чтобы не случилось каких-то конфликтов или провокаций. 

— Стали ли вы в Сербии фанатом местной кухни? 
— Там очень размеренная жизнь, люди никуда не спешат. И вообще, мне показалось, ни о чём особо не парятся. Бары и кафешки на каждом шагу, и они почти всегда заполнены. Непонятно, когда же сербы работают? (улыбается). Если футбол или баскетбол в этот день, то найти в баре свободное место почти невозможно. Мясо в Сербии дешёвое и очень вкусное. Национальное блюдо — плескавица, его готовят на открытом огне в каждом заведении. Нереально вкусно. Плюс блины всякие разные. Из-за этого дым стоит по всему городу. Мы иногда перед игрой выходили на улицу на разминку, так не видели друг друга из-за дыма. И задыхались. Кругом везде жарили мясо. 

— Хоккей в Сербии может в будущем догнать по популярности баскетбол или хоккей? 
— Думаю, вряд ли. Хотя вот сейчас в Белграде проходил чемпионат мира в третьем по силе дивизионе, на матчи сборной собиралось немало зрителей. И сборная Сербии, я слышал, этот турнир выиграла. Есть детский и молодёжный хоккей. Привлекают тренеров из Канады. Понемногу хоккей развивается. Но футбол и баскетбол — вне конкуренции. Там совсем другие деньги и, соответственно, другой подбор игроков. Но всё возможно. Вон, посмотрите, Германия играла в финале Олимпиады, а лет десять назад была среди аутсайдеров. 

— Но там уровень жизни по сравнению с Сербией на порядок выше. 
— Да, тут не поспоришь. 

— Давайте плёнку немного назад отмотаем. Ваша взрослая карьера началась в Америке? 
— Да, после драфта КХЛ в 2012 году я уехал. Генеральный менеджер одной из команд OHL за мной следил, как выяснилось. И позвал меня попробовать свои силы. Я с удовольствием полетел. 

— Выбравшее вас на драфте КХЛ «Торпедо» о вас вспоминало? 
— Нет. Ситуация была странная. Они меня не отпускали никуда, но и права не отдавали. На словах вроде были готовы меня куда-то отпустить, я ездил на сборы, но оказывалось, что это только на словах. Много нервов мне потрепали. Вариантов в России они мне не оставили, поэтому я и рванул в Америку. Год провёл там, а затем вернулся и стал искать предложения в России. 

— В молодёжном «Спартаке» вы провели неплохой сезон. 
— В «Спартаке» было круто. Летом, перед началом сезона, выиграли в Уфе Кубок мира среди молодёжных команд, в чемпионате шли очень хорошо. Не повезло нам в плей-офф с «Красной Армией» — 2-0 вели в серии после двух гостевых матчей и всё равно умудрились проиграть. Команда у нас была отличная. Чего-то нам не хватило. 

— Отношения поддерживаете с бывшими игроками МХК «Спартак»? 
— В «Спартаке» в моё время играло много ребят из «Крыльев Советов», с кем я когда-то начинал. Егор Юдов, Дима Воробьёв, Архип Неколенко. До сих пор общаемся. 

— Поиграли вы и в Самаре, где хоккеистам вообще редко платили. 
— Да, с финансами были проблемы. Постоянно шли разговоры о том, что будут реконструировать ледовый дворец, но дальше слов дело не продвинулось. 

— Где планируете дальше играть? 
— Буду искать команду, с хоккеем заканчивать не собираюсь. Но в Сербию, наверное, уже не вернусь. Там хорошо, прикольно, да и тренер мне на прощание сказал, что будет рад меня видеть в новом сезоне. Но мне надо расти дальше. 

Screenshot_20190418-191203.png

Источник: ХК Спартак