Эксклюзивный перевод недавнего интервью экс-наставника красно-белых, с которым побеседовал корреспондент итальянского издания «Либеро»

Массимо Каррера завоевал Россию, а сейчас, в 55 лет, хочет стать известным и в Италии. Бывший защитник и помощник Антонио Конте в «Ювентусе» и национальной сборной рассказал нам об интересных случаях, мечтах и тайнах новоиспеченного тренера.

Вы привезли с собой какие-нибудь сувениры из России? Здесь в доме не видно ни матрешек, ни картин.
Вот, посмотрите на мобильный телефон: это статуэтка с моей карикатурой. Мне ее подарили болельщики «Спартака». Они феноменальны. Подождите, я покажу вам видео.

Что это за видео?
Ультрас на стадионе по-прежнему исполняют заряд в мою честь: «A tutti, avanti, Massimo Carrera».

А были еще какие-нибудь истории с болельщиками? Что-нибудь забавное?
После победы я выбежал на поле, чтобы обнять игроков, и закричал, думая, что никто не слышит. «Grandi, cazzo!» («Великие, б**!»). Однако это попало в телеэфир, и через неделю на трибуне уже было полно шарфов с надписью: «Спасибо» по-итальянски, а потом какое-то слово кириллицей, которое я не понял.

И что же это за слово?
Эквивалент «cazzo», но по-русски.

Вот как. А какие-нибудь более материальные вещи? Кроме статуэтки.
Только выигранные трофеи.

Их немало: чемпионство, Суперкубок, титул лучшего тренера. И все это за два года: поздравляем.
То был потрясающий опыт. Но вместе с тем тяжелый — сложный язык и бесконечные переезды; однажды нам пришлось лететь на гостевой матч девять часов и пересечь семь часовых поясов.

А еда?
С этим не было никаких проблем. Я жил в гостинице, а на верхнем этаже был ресторан Cracco.

Неплохо. Мы еще обсудим некоторые подробности, но сейчас давайте вернемся в Италию. Чем вы сейчас занимаетесь?
Отдыхаю и наслаждаюсь временем с семьей. И смотрю футбол как сторонний наблюдатель. Я постоянно слежу за футболом, тренер не может полностью отстраняться.

Кстати, давайте поговорим о тренере Каррере. В Италии его еще не очень хорошо знают. Какая у вас любимая расстановка?
В России базовая система — 3-5-2, но я люблю адаптироваться к характеристикам имеющихся игроков: в «Спартаке» я перешел на 4-2-3-1, чтобы лучше задействовать группу атаки.

Вы атакующий или оборонительный тренер?
Мне нравится играть в инициативный футбол.

Как футболист вы были суровым парнем. А на тренерской скамейке?
Я требую уважения к себе, и роли должны быть четко разграничены. «Спартак» — отличный тому пример.

Что там было?
Капитан команды Глушаков поставил в социальной сети «лайк» под песней, где обо мне плохо говорили. Я сообщил ему, что он отстранен от команды.

То есть вы поступили так же, как Спаллетти в «Интере» с Икарди?
Я не знаю всех подробностей, но тренер не должен терять контроля над командой. В подобных случаях ему необходима поддержка клубного руководства.

Она у вас была?
Нет. Вскоре меня уволили, хотя мы отставали всего лишь на очко от второго места. А Глушакова вернули в команду.

У вас было несколько хороших тренеров. В «Пескаре» — Катуцци.
До него я умел играть только в персональную опеку. У него я научился зонной защите.

В этой команде был еще и боевой Джан Пьеро Гасперини.
Хороший полузащитник, подсказывал всем на поле. Правда, я никогда не представлял, что из него получится такой хороший тренер.

В «Ювентусе» вы играли у Трапаттони.
Мастер — и в футболе, и в жизни. Очень страстный, и в то же время с ним чувствуешь себя легко, он говорил с нами на диалекте, чтобы мы смеялись. У него я научился хитростям управления коллективом.

А потом пришел Липпи.
Образец тактического мастерства. Изменил схему игры, и мы все выиграли.

Мондонико в «Аталанте».
Очень человечный и прямолинейный тренер.

Вавассори.
Суровый. Однажды он вошел в раздевалку и спокойным тоном начал объяснять, что игрок в интервью обвинил его в ошибке. А потом внезапно — бах, хватил кулаком по стеклянным весам. Порезал запястье. И начал орать и жестикулировать, брызгая повсюду кровью.

В «Наполи» его тренировал Симони.
Он был как отец, вежливый и добрый.

Но какой из этих тренеров вам наиболее близок?
Я взял понемногу от всех, но особенно меня вдохновляет Антонио Конте. С ним я работал пять лет, день за днем, он делился со мной всем. Я не играл у него, работал в тренерском штабе. Это совсем другое.

В чем секрет его успеха?
Страсть, с которой он работает: внимание к самым немыслимым деталям, он знает всех соперников и знает, как навязать свою игру.

То есть если вас назовут «новым Антонио Конте», вас это не смутит?
Это замечательный комплимент. Я мечтаю стать таким же, как он, — может быть, возглавить «Ювентус» и сборную.

Массимо, давайте вернемся назад. Вы завершили карьеру в 44 года. А что было потом?
Встретился как-то с Чиро Феррарой, и он предложил мне работу в юношеской команде «Юве». Я согласился и стал координатором детских команд. А потом, когда Конте стал главным тренером, он предложил мне войти в свой штаб.

В начале сезона 2012/13 Конте дисквалифицировали за ставки на футбол. И вы сменили его на тренерской скамейке.
Антонио застал меня этим врасплох. У меня слов не было.

Под вашим управлением «Ювентус» выиграл у «Наполи» Суперкубок Италии в Пекине. Затем были десять матчей без поражений — семь побед и три ничьих. А в 2014 году вы последовали за Конте в национальную сборную.
Там другие ожидания, потому что у вас больше свободного времени, но это фантастика. Сплоченная группа, словно настоящая семья. Мы снова заставили полюбить синюю футболку и завоевали фанатов.

В 2016 году Конте ушел в «Челси». Но вы за ним не последовали. Почему вы так погрустнели?
Это сложная история. Мне трудно о ней говорить.

Может быть, попробуете?
В 2011 году под Новый год я попал в аварию на A4, в которой погибли две девушки, и меня обвинили в непредумышленном убийстве. Эта трагедия оставила глубокий след и изменила мою жизнь. Я постоянно о ней думаю.

Именно из-за этих обвинений через пять лет руководство «Челси» сказало, что не может вас взять?
Да. В это время Джанлука Риомми, который тренировал вратарей в «Ареццо», когда там работал Антонио, сказал мне, что «Спартак» ищет тренера, который станет помощником Аленичева в работе с защитниками. Мне позвонили, я согласился и переехал в Россию.

А потом Аленичева уволили, и вы спустя 16 лет выиграли для «Спартака» чемпионат, а потом Суперкубок России. Вам знаком зарубежный футбол: почему итальянским командам так трудно в еврокубках?
Вопрос ментальности. Другие больше атакуют и рискуют, при этом тактика играет меньшую роль. Самая «европейская» команда в Серии А — «Аталанта».

Давайте продолжим о нашей лиге. Кто вас разочаровал?
У «Ромы» был замечательный тренер Ди Франческо. Он должен был добиться большего.

Предлагаю вам сыграть в небольшую игру-угадайку. Ваш друг Конте вернется в Италию?
Думаю, да.

Аллегри останется в «Юве»?
Да.

Спаллетти — в «Интере»?
Если выйдет в Лигу чемпионов.

Гаттузо — в «Милане»?
Тот же ответ, что и со Спаллетти.

Раньери придет в «Рому»?
Вполне может подтвердиться.

Мне жаль, но вам местечка уже не осталось. Интересно, а вам уже поступали предложения?
Как только я вернулся из России, со мной связывались из «Удинезе», но дальше разговоров дело не пошло.

Вы согласились бы работать с командой, которую нужно спасти от вылета?
Главное — чтобы был ясный и серьезный проект. Если будет такой проект, я готов начать даже с Серии В.

Алессандро Делль Орто

Источник: Libero Quotidiano