Проблема современного «Спартака» в том, что это не команда, а набор игроков. По итогам игры возникает только один вопрос: «Доколе»?

Если убрать эмоции, то 1 тайм был нормальным. Нет, хорошим его назвать нельзя, слишком мало конкретики для игры с середняком на своём поле, но и сопернику развернуться не дали. Прессинг, подборы, компактность, владение инициативой. Не хватало скорости и точности взаимодействий. Казалось во втором прибавят и дожмут, задел уже есть.

Однако вышли несобранными и ещё до гола стало очевидно, что Урал мобилизовался, а Спартак это не уловил. Для этого существует тренер — видеть перемены и вносить коррективы. У нас его нет. Неважно, кто и как относится к Кононову, но если меняется игра, нужно вносить коррективы, а этого не было. Замена одного нападающего на другого, когда мяч вперед не доходит — что это должно поменять?

Ещенко начинают «возить», но его меняют только после второго гола, хотя и в случае с первым Жиго боролся на месте правого защитника в одиночку.

Где же шаги, которые изменят игру? Начнём с того, что ради схемы 4-3-3 Кононов решил пожертвовать сильными качествами игроков. Тиль привык играть атакующего разгоняясь с левого края своей половины поля через центр. С этой позиции он способен делать передачи на выбегающих игроков. То, чего не хватало и Ларссону, и Понсе.

Крал привык играть из опорной зоны, а Шюррле под нападающим. Бакаев лучше всего играет правым вингером. Что же мы видим? Тиль внезапно оказывается на месте Бакаева, Бакаев и Крал делят зону Шюррле, а Шюррле смещается на фланг, где обычно играет Мирзов. Зобнин, не лучший опорник в данной расстановке, остаётся один.

Всем известно, что «Урал» играет флангами. Даже не будучи тренером, можно догадаться, что опорная зона должна страховать фланги. Иными словами опорников должно быть два, что развяжет руки крайним защитникам и снизит нагрузку на центральных защитников.

Кононов, который из трех матчей до этого выиграл у «Урала» только один, считает, что опасаться тут некого и выдвинул номинального опорника Крала вперёд. Стоит также понимать что Крал не сыгран и если отбирать он может с листа, то раздавать, пока не сыграется, сложно. Поэтому в обороне мы получили свободные зоны для соперника, а впереди толпу мешающих друг другу игроков.

Это позволило «Уралу» спокойно выключать нашу атаку, блокируя единственное сильное звено — Бакаева. Да, иногда получалось проскакивать, но не часто. Счёт 2-1 должен был заставить перестроиться. Нужно было цепляться за мяч, а, значит, увеличить число разыгрывающих в начальной фазе. Стоило сдвинуть Тиля под разгон атаки, а на острие атаки выдвигать не Понсе, а Шюррле, выпустив вместо Ларссона, например, Бакаева-младшего. Можно было выпустить техничного Игнатова вместо потерявшегося и бесполезного Крала… но Кононов сделал свои замены по учебнику и грустил на лавке, не предпринимая попыток взбодрить игроков.

Цорн красиво рассказывает о перспективах. Время покажет, прав ли он. Однако пока есть ощущение, что ушли игроки с ярковыраженными сильными качества, а пришёл суповой набор.

Ларссон, Понсе, Крал — игроки уж точно не сильнее Умярова, Гулиева, даже Глушенкова, Ташаева и Ломовицкого. Понсе и Ларссон дублируют друг друга, как Зобнин, Тиль и Крал.

Каждый решает свои задачи. Кононов пытается усидеть в кресле и покорно соглашается со всем, что важнее всего для Федуна. Цорн упражняется в игре «футбольный менеджер», увлекаясь процессом и не заботясь о результате. Федун просто даёт денег. Коллективного творчества не получается. Почему-то никто не отдаёт отчета в том, что «Спартак» — не какая-то «Уфа» и не может забить на сезон другой под строительство команды будущего. Очередной бег по кругу продолжается. При схожих результатах Аленичев уже ушел. Там тоже перестраивали команду и не особо спешили тратиться.

Но разница в том, что Кононов — кандидатура Федуна (может, младшего), а признавать ошибки Федуны не умеют. Для начала нужно найти крайнего.