Сейчас тут будет пост с оправданиями на тему того, почему я не купил абонемент на футбольный Спартак, прикрываясь благородными намерениями, хотя на самом деле я просто сволочь, бросающая команду в трудную минуту. На самом деле нет. Хотя, на самом деле да.

Несколько месяцев назад ко мне на рабочую встречу приехал менеджер по продажам ФК Зенит. Я, как вы знаете, работаю в одной из крупнейших российских компаний, которая может себе позволить самое разнообразное сотрудничество с футбольными клубами – так что интерес Зенита был вполне понятен и логичен. И вот сидел я на встрече, и менеджер – весьма профессиональный и убедительный – планомерно рассказывал мне про то, что такое Зенит, в чем ценность бренда и почему с ним надо работать. Говорил про многочисленные титулы последних лет. Про клуб европейского уровня и соответствующие амбиции. Про топовых игроков в составе (Халка, Витселя). Про строящийся мега-стадион. Про постоянные аншлаги на Петровском. Про команду, за которую болеет весь Питер. И не только Питер – по популярности в масштабах страны Зенит уже на уровне Спартака, если не выше. И в целом про то, что Зенит – это синоним современности, уверенности и успешности.

Я слушал все это и как маркетолог, по совместительству неплохо знакомый с русским футболом, по большей части соглашался. И понимал, что если бы передо мной стояла насущная задача устроить имиджевую ко-маркетинговую акцию с каким-нибудь футбольным клубом в России, то Зенит был бы самым очевидным вариантом. Потому что сказанное менеджером было, в общем-то, правдой. Есть ещё ЦСКА, тоже клуб с очень позитивным имиджем (пускай и не всегда нужной армейской стилистикой). Кто ещё? Динамо? В первой лиге. Локомотив? Вечно лихорадит, имеет достаточно нишевый статус. Кто ещё из клубов общероссийского значения?

Ах да. Спартак.

Как маркетолог, я на той встрече сидел и слушал с интересом. А как болельщик Спартака, я почти рыдал про себя. Потому что я понимал, что если бы мне надо было сделать имиджевую акцию с футбольным клубом в России, с нынешним Спартаком я бы не стал иметь дел ни при каких обстоятельствах. Да, армия болельщиков – самых лояльных и преданных. Да, великая история. Но какой имидж у бренда, у клуба сейчас? Что он символизирует? С чем ассоциируется?

Спартак как бренд ассоциируется с лузерством. С постоянным безволием, неумением достигать результата, поражениями в принципиальных матчах, постоянной (и уже даже предсказуемой) панической клоунадой на последних минутах в практически каждом матче с командами ниже статусом. Со статусом команды, регулярно радующей регионы России, так как приезжает, проигрывает и устраивает праздник болельщикам из Ростова, Перми, Владикавказа, Краснодара, Тулы и кучи других городов страны.

Спартак как бренд ассоциируется с полным непрофессионализмом. Это клуб, в котором тренерами становятся люди, не имеющие никакого тренерского опыта – либо только что вылетевшие со своей прошлой командой в ФНЛ. А имеющих опыт – быстро выживают и приносят в жертву личным интрижкам. Клуб, в котором генеральный директор может устраивать тайную слежку за кандидатом в главные тренеры. Клуб, в котором сотрудники, сидящие на скамейке запасных, могут радоваться голам коней в дерби. Клуб, в котором должность спортивного директора как-то существовала только для того, чтобы её занял человек, пришедший подсидеть тренера. Клуб, в котором один генеральный директор занимался заказом скрепок в офис (утрирую, конечно, но). Клуб, в котором председатель совета директоров в каждом, абсолютно в каждом своём интервью расписывается в комической, вопиющей несостоятельности как менеджер, как мотиватор, как разбирающийся в футболе человек, наконец. Который диктует тренеру, каких игроков ставить на матч, а каких нет – а тренер молча сглатывает, потому что только за это, за умение молчать и делать то, что говорят, его и позвали. Клуб, в котором, кажется, сломано все.

Но самое главное, что Спартак как бренд сегодня ассоциируется с полной бессмысленностью. С абсолютным равнодушием, отсутствием какой бы то ни было мотивации. Вот скажите мне – зачем Спартак существует сегодня? Для чего? С какой идеей? С какой целью эти люди выходят на поле каждые выходные, а другие люди каждый день приходят на работу в офис? Что им надо, чего они хотят, каких целей добиваются? Мне кажется, ни один человек из клубной структуры не ответит на этот вопрос. Спартак долгие годы находится в летаргическом сне. Это организм, который скукожился, высох, сгорбился и заснул – как Теоден под чарами Сарумана во «Властелине Колец». Он спит, пока его разрывают на части и режут по кусочкам. Пока конкуренты догоняют и обгоняют, выстраивают имидж, пишут новую историю, привлекают новые поколения болельщиков. Организм, которому ничего не нужно; главное, чтобы его не трогали. Который не живёт, а существует. Он не знает, зачем каждое утро его кто-то тормошит и заставляет тащиться на работу, когда можно спать круглые сутки и ничего не делать.

Я осознал все это со всей болезненностью давно, задолго до той рабочей встречи с продажником Зенита. Я каждый сезон покупал абонемент на Спартак, начиная с 2005, кажется, года, и старался не пропускать матчей – это вошло в привычку, и хотелось быть с командой всегда, в периоды побед и поражений, во время пресловутой серии с конями и в периоды, когда казалось, что чемпионство – почти здесь. Это не зависело от результатов команды. Просто хотелось ассоциировать себя с этим клубом и находиться рядом во время важных событий.

В этом сезоне я принял решение абонемент не покупать. Принял, на самом деле, ещё давно, в начале года, когда стартовала вторая часть прошлого чемпионата. И укрепился в правильности решения, когда в результате очередного циркового представления, по итогам очередного раунда интриг было решено вместо назначения Бердыева (человека, которому что-то нужно делать и доказывать) оставить главным тренером Аленичева – человека, идеально ассоциирующегося с бессмысленностью всего происходящего в Спартаке.

Логика этого моего решения очень простая. Я убеждён, что причиной происходящего в клубе долгие годы бардака является причастность к нему Леонида Федуна. Когда-то я верил, что здоровую, правильную структуру можно построить в Спартаке и при Федуне, и вопреки ему (думал, справится Карпин). Верил зря. Это невозможно. Федун – это и есть тот Саруман, вселившийся в Теодена. Это человек, который решает и определяет в жизни клуба все, при этом ничего не умея и которому на все наплевать. Это человек, который руководит спортивным клубом и определяет его задачи, при этом не имея никакого интереса в спортивных результатах и не имея никаких амбиций и страстей. Это человек, который хочет от меня, как от болельщика, только одного: чтобы я покупал абонементы и билеты, приходил на его стадион, смотрел рекламу его партнеров и не отсвечивал.

В сложившейся ситуации я считаю, что лучшее, что я могу сделать для любимого клуба – это не давать Федуну того, чего он хочет. Можно это делать радикально – жечь стулья на трибунах, скандировать кричалки про Нольтрофеевича и Лукойл; вариант хороший, но не для меня. А можно умеренно: не платить Федуну ни копейки, подрывать посещаемость стадиона и дать ему понять, что терпения больше нет, и так больше нельзя. Это то, что могу сделать я один, простой болельщик. Если таких как я наберется много, тогда – и только тогда – есть шанс, что в клубе начнет что-то меняться. Ведь армия болельщиков – это единственный ценный ресурс, оставшийся у Спартака; если он начнёт иссякать, то начнёт падать и ценность клуба как бизнес-юнита. А Федун – в первую очередь бизнесмен.

Наконец, признаюсь, очень неприятно чувствовать себя бараном. А именно им я и чувствовал себя в последнее время, покупая абонемент на Спартак и слушая бесконечные разговоры руководства про амбициозные цели, про грядущее усиление, про ставку на молодёжь, про поиск перспективного тренера, про красавец-стадион, про ветеранов и настоящих спартаковцев в структуре клуба. Прекрасно, дай Бог всем здоровья – но финансировать дальнейшее производство этих сказок я больше не хочу.

Я бесконечно уважаю своих многочисленных товарищей и знакомых, которые продолжают и будут ходить на стадион (и ездить на выезда), несмотря ни на что. И я не хочу рассказывать им, как нужно поступать – в той же степени, в которой моё решение не брать абонемент направлено против Федуна, их решение абонемент брать принято во благо команды. Но мне очень печально смотреть, во что превратился Спартак, и платить деньги за то, чтобы это продолжалось и Федун продолжал получать сигнал, что он все правильно делает, я больше не буду.

А Спартак все переживет. Осталось дождаться Гэндальфа, который изгонит паразита и вдохнёт в организм новую жизнь.

Максим Самойленко

https://www.facebook.com/

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи Alpha-Manager