«—Меня всегда занимало, кого больше в «Амаркорде»: Феллини или Гуэрры?
—Это неправильный вопрос. Гуэрра — то, что написано на бумаге, а Феллини — это то, что «написано» на полотне экрана.»

Картинки, которые рождаются у авторов ProSM под влиянием игры Спартака Карреры, смешались в яркий калейдоскоп детского восторга и попыток поскорее объяснить его феномен. Это началось непосредственно с его назначения советами по трансферной активности, продолжилось советами по вынужденным заменам игроков железобетонной основы, выпавшими из-за дисквалификаций перед встречей с великим и ужасным Сёминым, а на данный момент звенят фанфарами за вытащенный матч в Оренбурге.

Я не согласен.

Я не большой поклонник итальянского футбола, но, как мне кажется, футбол Карреры не похож на футбол Конте. Знаете, что это означает? То, что мы присутствуем при рождении нового главного тренера и его собственного стиля. Если тренеру приписывается вполне себе творческая роль в коллективе другого Главного Тренера, то мы должны видеть на новом полотне старые краски и приёмы. Их нет. Нет их просто потому, что до сих пор он получал задачу и решал задачу. Настоящий мужчина вообще среди прочего должен уметь отдать приказ и выполнить приказ. Не хотел бросать камни в спину тренера предыдущего, но после его интервью особенно отчётливо видно, что у нас сейчас именно тот случай. Мы прекрасно помним, как Аленичев отказался выполнять приказ, сочтя его «преступным» по отношению к «Спартаку». 10 лет часть болельщиков боготворила его за это и ждала его восшествия. И он пришёл. И выяснилось, что отдать приказ так, чтобы он был понятен, выполним и воодушевлял, он тоже не умеет.

А Массимо может. Оказывается, его не было видно за Конте и даже за Аленичевым. Потому что он выполнял приказы. Он точно исполнял порученное, надеясь на общий результат. А когда пришло время, он взял на себя ответственность и сформулировал. И сформулировал это не в форме детских фантазий и хотелок о прекрасном, а в форме скучных обязанностей для взрослых людей. И вместо пары десятков инфантильных переростков с миллионными гонорарами в красно-белых цветах оказалась банда молодых мужиков, голодных до побед. Они страхуют ошибки друг друга и радуются удачам друг друга, они творят и пашут. Они получают удовольствие от игры и упиваются своим потом. И всё это так намешано, что описывается набором штампов про компактность, скорость и дисциплину, истинно итальянские футбольные добродетели.

«Не то». Это от Аленичева и Ловчева. Но, пытаясь объяснить своё «не то», они начинают врать как Псаки про низкую точность передач и заведомо оборонительный характер. Потому что так играют итальянские команды. Ну так откройте статистику и ТТД и удивитесь, как изменился характер и качество командной игры после романтичного прежнего «романцевского» футбола от его ученика. Сравните точность, количество выигранных единоборств в обороне и атаке, количество обводок и процент удачных. Команда летит, игроки рискуют, у них получается. Количество индивидуальных действий возросло, а именно их и не хватало предыдущему тренеру, ведь ставка была только на них. А теперь строгая дисциплина и шоры жёсткой тактической схемы вдруг заставили Черданцева неделю за неделей выбирать самый красивый гол тура из голов Спартака, почти исключительно из них, потому что Попов, Жано, Промес, Зе Луиш и прочие забивают на любой вкус.

«Не это является критерием оценки: красиво или не красиво. Как я уже сказал, команда должна играть в футбол!» Почитайте то, что он говорит. Не ищите подводных камней, не читайте между строк. Просто послушайте, как он говорит про команду единомышленников, самоотдачу, гибкость схем и знание маневров. Это его пресловутая «интенсивность» насытила каждую игру событиями, эпизодами и голами. Да, мы меньше всех пропустили, но и забили мы больше всех. Зрелищно и предсказуемо, логично и до упоения красиво.

Он не пытается воссоздать что-то старое, он строит новый «Спартак». Его уверенностью заражены наши игроки. Те самые, каждого из которых нам совсем недавно было не жалко. Никого. А теперь все нужны, все на месте, все побеждают. Они те же самые, что пару месяцев назад бездарно слили совсем не чемпиону Кипра.

Если чему-то меня и научил за это время Каррера, так это тому, что я не только не разбираюсь в футболе, так ещё и хорошего игрока от плохого с трудом отличаю. У меня рука не поднимется теперь, чтоб дать ему совет по замене, не то что по трансферной цели. И если я раньше сказал, что с Каррерой мы играем в лотерею, то сейчас я согласен, что нам достался джек-пот. Только бы от клуба подальше, потому что всё, что я писал до сих пор, никуда не делось. Просто подзабылось на фоне этой нашей замечательной победной серии. Уверен, что стоит людям с Краснопресненской набережной попытаться даже помочь Массимо, результат будет предсказуемым. И пойдём мы на новый круг поиска нашей идентичности.

У Феллини был замечательный эпизод с коллективной подростковой мастурбацией в машине. Он был вырезан советской цензурой, что повеселило маэстро. После 90-х я пересмотрел фильм уже в полном варианте и, если честно, не оценил и не понял замысла мэтра. А вот теперь понял. Этот эпизод с трясущейся машиной – замечательная иллюстрация к сегодняшней сублимации мечтаний постаревших подростков, дающих советы по составу, трансферам и схемам. Если вы мечтаете о возврате фирменного романцевского футбола, пересмотрите нашу победу на «Сантьяго Бернабеу» в 91-м и сравните тот футбол с сегодняшним. А потом, независимо от выводов, запритесь в машине. И трясите её до полной иллюзии движения своими воспоминаниями будущего.

Только не трогайте калейдоскоп Карреры. Мы так долго его вертели, чтоб он наконец-то сложился нужным образом…

Mi ricordo.

p.s. Я не люблю постскриптумы. Это как пошутить, а потом разъяснять шутку.

Но получил массу однотипных комментариев про джек-пот.

Отвечу коротко. Фильм пересмотрите. Тогда и мысль понятнее будет 😉

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи cuggxa