В связи с интервью Аленичева и высказываниями ряда специалистов, сейчас идет бурная полемика на тему, чей же все-таки «Спартак» мы видим сейчас — Карреры или его предшественника. Сам Аленичев естественно полагает, что фундамент команды заложен им.

Вопрос на самом деле довольно интересный и ответ на него, конечно, зависит от того, что под словом «фундамент» понимает утверждающий или отрицающий.

Очевидно, что то, с чего начинается команда, и то, что является в значительной степени определяющим, это подбор игроков. В этом смысле, разумеется, тренер, который принимает команду по ходу сезона, всегда имеет дело с «багажом» своего предшественника, даже если он совершает радикальные перестановки в составе, сажает на скамейку лидеров и поднимает с нее дублеров.

Однако, вряд ли подбор игроков это именно то, с чего стоит начинать разговор о работе тренера. Да, мы помним бесковское «подобрать и расставить», но сегодняшний футбол это в значительной степени футбол менеджерский и, зачастую, в селекции роль тренера сводится лишь к согласованию кандидатур.

Что тут сразу приходит на ум, так это история с Широковым. Вполне возможно, что если бы за «подобрать» действительно отвечал Аленичев, мы бы сейчас наблюдали этого заслуженного ветерана в основном составе (или, по крайней мере, в обойме).

Или Попов. Его, как мы помним, купили еще до прихода ДА, и, хотя он эту покупку сразу же горячо одобрил, затем долго не мог разобраться, что же с ней делать, в результате чего перед началом сезона нынешнего болгарин выглядел одним из самых очевидных кандидатов на трансфер.

Кто же у нас сейчас в составе тогда по-настоящему «аленичевский»? Формально, только Зе Луиш да Мельгарехо. Ещенко, Зобнин и Фернандо успели поработать с ДА кто месяц, а кто и меньше, поэтому даже если мы поверим в версию о том, что это игроки, «выпрошенные» непосредственно бывшим главным, говорить о них в нашем «фундаментальном» контексте было бы довольно странно.

Один из сторонников теории крепкого аленичевского фундамента, Михаил Борзыкин в своей заметке в «Советском спорте» пишет: «Команды строятся на сборах. Тактика прививается на сборах. «Физика» закладывается на сборах. Это аксиома, футбольный закон». Это утверждение и справедливо, и нет.

Давайте начнем со строительства команды. Что это такое? Это ведь не только подбор игроков, но и их «коллективизация» (простите, не придумал более подходящего термина), т.е. необходимость обьединить футболистов некой общей идеей, приучить к общим правилам, добиться понимания и обратной связи, найти общий язык с лидерами и т.д. Понятно, что этот процесс не может быть ограничен периодом сборов. Команда формируется всегда по ходу сезона, когда ей приходится решать серьезные задачи. Причем само по себе решение этих задач и есть важнейшая часть командостроительства. Забавно, что парой абзацев ниже процитированного утверждения о ключевой роли сборов Михаил пишет: «За 6 туров команды не строятся». Вот именно! Не только сборов мало, но и 6 туров тут явно недостаточно, это процесс более длительный.

Прошлый сезон показал, что Аленичеву на этом пути не хватило и года. Ни первые его летние сборы, ни зимние, не привели к созданию коллектива, который бы четко понимал, что от него хотят и на что он сам способен. В результате ключевую перестройку обороны, например, пришлось совершать после провального матча в Питере, когда из основы единовременно вылетели Ребров, Паршивлюк и Гранат. Несколько раньше утратил доверие и роль первой скрипки в атаке Попов. Зимой велено было расстаться с Широковым. Т.е. от костяка команды, которая создавалась летом уже к весне, в сущности остались рожки да ножки. А завершить этот процесс предполагалось по окончании сезона за счет привлечения в основу еще 3-4 новых игроков.

Таким образом, «свою» команду Аленичеву еще только предстояло создать. И не факт, что эту попытку не постигла бы судьба предыдущей. По крайней мере мы с вами видели, что: а) в контрольных матчах обновленная команда выглядела столь же бледно и неуверенно, как и в прошлом сезоне, б) первый же свой серьезный экзамен — предвариловку с АЕК, — она провалила с громким треском. Причем провалила именно как команда. Индивидуальное-то превосходство игроков в обоих матчах с киприотами было налицо. Но все дело решил тот парализующий липкий страх, который завис над полем «Открытия» во втором тайме ответной игры с АЕК. И страх этот, боязнь облажаться, малодушное желание держать и не пущать удовлетворительные ноль-ноль явно исходили от тренерского штаба, для которого, как все понимали, это был «великий последний шанс».

Вот, по сути, и все, что можно сказать о «команде Аленичева». Возможно, у нее был шанс состояться, возможно нет — мы этого уже не узнаем, но говорить о ней, как о свершившемся факте, значит грешить против истины.

Новый «Спартак» никому в наследство не доставался, он строится сейчас на наших глазах и каков будет результат этого строительства еще отнюдь не ясно. Очевидно лишь то, что делать это придется именно Каррере.

И, наконец, пару слов о двух других упомянутых выше составляющих: физической готовности и тактике.

Фундамент физической подготовки закладывается на сборах — это правда. Я не могу, однако, сказать, что с этой точки зрения Каррере досталось выдающееся наследство. В первых же матчах под его руководством проблема физготовности дала о себе знать, о чем тренер не преминул высказаться на послематчевых брифингах. «Нам нужно улучшать физическую подготовку, потому что, чтобы победить, мы должны больше соперника бегать» — не дословная, но близкая к тексту цитата. И, кстати, очень необычная для тренера «Спартака», в котором традиционно считалось некомильфо «перебегать», а почиталось честью «переиграть». Во всяком случае от Аленичева услышать что-то подобное было бы почти невероятно. Проблема, на мой взгляд, сохраняется и по сей день, что выражается в довольно нервных и вялых по движению концовках ряда последних матчей.

Что касается тактики, то тут мы видим довольно серьезные изменения именно в этих самых 6 турах. Эти изменения можно условно разделить на «базовые» и «ситуационные».

Среди первых, нужно выделить агрессивный прессинг при потере мяча в атаке. Команда Аленичева, чтобы не потерять компактность при потере мяча старалась сразу «садиться». Команда Карреры, во всяком случае, пока ей хватает сил, наоборот «поднимается» — ближайшие игроки вступают в отбор на чужой половине поля, а линия обороны подтягивается, чтобы не допустить разрыва.

В позиционной атаке стало меньше рисковой игры в центре перед штрафной. В центральной зоне допускается только проникающий пас или прямой удар (визуально стало больше ударов из-за штрафной, хотя статистику я не проверял). Основной же акцент в позиционке делается на фланговую игру, за счет взаимодействий крайних защитников и пары Промес-Зобнин.

Что касается, ситуационных изменений, то тут очевидна история с ротацией атакующего центрхава. При игре «вторым номером» в основе появляется Попов и действует фактически в роли форварда второго темпа. Когда же соперник заведомо отдает мяч, выходит Жано, более заточенный на игру в короткий пас и комбинационные решения.

Другая важная новация — игра Зобнина, который стал, пожалуй, главным тактическим джокером Карреры. Он то прикрывает необстрелянного Маурисиу в игре с «Локомотивом», то выводит пасом из центральной зоны на завершение Зе в матчах с «Краснодаром» и «Оренбургом», то пашет на обоих флангах в игре с «Анжи», заканчивая матч на позиции правого защитника.

Интересно, что если Аленичев, судя по всему, готовил свой новый «Спартак» к переходу на 3-5-2, то Каррера, от которого все ожидали продолжения этого стилистического «ювентизма», эксперимент, если не свернул, то заморозил, вероятно найдя его слабо подготовленным и не совсем адекватным наличному составу исполнителей. Впрочем, не исключаю, что в матчах с соперниками, использующими 2-3 нападающих, мы можем вернуться к игре в 3 центральных защитника, в которой Маурисиу и Боккетти будут выполнять функции персональщиков.

Так или иначе, тактические изменения не просто заметны, они реально меняют лицо команды. Она становится для соперника скользкой, как уж. Неудивительно, что классические тренеры-игровики, типа Аленичева и Карпина не понимают, во что играет «Спартак» Карреры. Играет-то он в разное, и кое-что из этого в их тренерском инструментарии просто отсутствует.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи imhovich

  • Vlad Kaganov

    хoрoшo и интереснo.Дaвнo Димoнa не встречaл в инете, жив курилкa!..и этo рaдует!