Николай Петрович Старостин в своей «огоньковской» автобиографии «Мои футбольные годы» довольно откровенно признался, что в 1977 году воспользовался своим каким-никаким, а административным ресурсом:

Единственное, о чем мы просили судейскую коллегию, — это назначать на матчи «Спартака» на выезде наиболее квалифицированных арбитров, не хотелось ставить сложную работу, которую мы вели с молодой командой, в зависимость от судейских ошибок.

Представьте, какая «спартаковская игра» получилась бы у Бескова, если бы его на выездах, особенно куда-нибудь в Среднюю Азию или на Западную Украину, судили какие-нибудь тогдашние Кулалаевы, Ивановы и Галимовы.

Я уже когда-то писал, что важным фактором для абсолютно любой поставленной игры является соблюдение правил этой самой игры. Представьте вот самый простой пример: партия в подкидного дурака, где одному партнеру разрешается переводить, а другому — нет. Или шашки, где одному партнеру бить не обязательно, а если другой не бьет — то у него берут шашку за фуку. Или шахматы, где у одного партнера королю разрешается один ход находиться под шахом, не закрываясь и не уходя.

Нет, понятно, что футбол настольным играм не полностью аналогичен — хотя бы потому, что происходит в реальном времени, и никакой строгой очередности ходов и связанных с этим правил там нет. Но при игре в реальном времени большое значение приобретает фигура рефери: в отличие от тех же шахмат, где судьи занимаются в основном разбором внеигровых конфликтных ситуаций, в футболе они непосредственно влияют на ход игры.

Чтобы не дать одному из соперников показать отработанную на тренировках игру, судья не обязательно даже должен быть предвзят. Достаточно, например, задать некий «уровень жесткости», при котором можно систематически вступать в грязноватую борьбу, не боясь желтых карточек, а то и вообще свистка, и однозначное преимущество получит команда-разрушитель. Потому что предвидеть, куда побежит партнер — это одно, а вот предвидеть, когда твоего партнера (или тебя самого) безнаказанно отпихнут или срубят — совсем другое.

Вот у нас судьи сейчас такие. Большинство в лучшем — лучшем! — случае «задают уровень жесткости», либо просто неквалифицированны, либо — ну да это больная тема — создают режим наибольшего благоприятствования кому надо. Как вот сегодня, например.

Не будет с таким судейским составом никакого «спартаковского футбола» (не будет и нормальной сборной России, но это другой вопрос). Точнее, может быть, и будет, но для этого Федун должен будет включить административный ресурс, как когда-то Николай Петрович (где он его возьмет — это, опять же, вопрос другой), и любыми законными способами добиться назначения судей, которые не будут мешать, как не мешали Бескову в 77-м.

Просто не будут мешать. Следить за соблюдением правил игры, а не за обеспечением нужного кому надо результата.

А те, кто надо… ну, пусть живут. Совести у них нет, рая и ада, чтобы наказать после смерти, тоже нет, надежды на «Газпрополи» и «Гинергейт» у нас ноль целых хрен десятых. Но, с другой стороны, и Киеву со Щербицким в Союзе всегда все с рук сходило. Все три команды даже, можно сказать, играющие — им-то уж точно как минимум не мешали и не мешают, так что можно какую хочешь игру ставить.

И последнее: не надо, пожалуйста, никаких «надо быть на голову сильнее». И Гарри Каспаров на пару с Анатолием Карповым не обыграют гроссмейстера средней руки, если в случайный момент партии арбитр, допустим, возьмет и не засчитает взятие фигуры, разрешит сопернику переходить или под надуманным предлогом заставит сделать ход королем. «Быть на голову сильнее» помогает только в единоборствах, где даже при самом откровенном судейском беспределе всегда можно послать соперника в нокаут или уложить на лопатки, после чего бой закончится. В футболе досрочных финишей не бывает (если только в одной команде не удалят сразу четверых, что малореалистично), а «по очкам» на победу можно вытянуть кого хочешь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи spektrowski