В российском футболе есть особая категория игроков − спартаковские воспитанники. За ними всегда следят наиболее пристально, к ним максимум внимания, а их карьера наполнена разными историями, даже если они почти не играли в основе. Дмитрий Каюмов сейчас выступает в Тамбове. Он из тех, кто не стал звездой «Спартака», но для кого «Спартак» всегда будет спортивной родиной. В интервью еженедельнику «Футбол» он рассказал о том, как уходит быстрая известность, почему Кариока был любимчиком Карпина и что происходит внутри самой обсуждаемой команды России.

Чехия, светофоры, Акунин

− Летом у вас был просмотр в чешском клубе «Млада-Болеслав». Почему не получилось?

− Для меня это тоже осталось загадкой, так как меня там хотел видеть тренер. И когда я приехал, он был доволен. А дальше, может, руководство приняло другое решение. Суммарно я там пробыл дней десять: недельный сбор, мини-турнир, где в день было две игры, который я достаточно неплохо провел. Потом у меня заканчивалась виза, и я поехал в Москву. В итоге позвонили, сказали, что не получается.

− Как вам вообще город? Он же по площади в три раза меньше Тамбова.

− Сначала я несколько дней жил в Праге. Потрясающе красивый город. Много памятников архитектуры. Мне как раз сняли гостиницу в Старом городе, и я ходил там под большим впечатлением. В Млада-Болеславе тоже провел несколько дней, успел погулять. Там есть как новая часть, так и старая. Тоже есть красивые улочки, соборы. Хороший европейский чистый город.

− После еще какие-то варианты кроме «Тамбова» были?

− Было много вариантов до «Млады». Несколько клубов из российской Премьер-лиги звали на просмотр, было много команд из первой лиги. Но пока я пробыл в Чехии и затем еще неделю ждал ответа оттуда, начался чемпионат, и во всех вариантах уже наигрывали других людей. А «Тамбов» выражал заинтересованность с самого начала, ждал меня, был рад видеть.

− Три вещи, которые больше всего поразили в Тамбове.

− Первое − это матч. Я, когда приехал сюда, сразу попал на игру с «Сибирью», когда на 90-й минуте сибиряки сравняли, а на 92-й «Тамбов» вырвал победу. Потрясающий для болельщиков матч по накалу, я давно не видел, чтобы так все менялось. Второе − это светофоры. Не сказать, что большой город или бывают какие-то пробки, но подъезжаешь к светофору и ждешь там по 90–100 секунд. Третье − это команда. Я тут близко ни с кем не был знаком, но хорошие ребята, тепло приняли, и сразу стал одним из своих.

− У вас вес примерно как у Вальбуэна (58 кг. − Ред.). Как с такими габаритами рубиться в ФНЛ?

− Я, как и Вальбуэна, знаю свои плюсы и минусы. Поэтому действую на сильных сторонах: открываюсь в свободные зоны, быстро принимаю решения. Я не силен в физической борьбе, поэтому стараюсь именно играть в футбол, а не бороться.

− К огромным расстояниям ФНЛ реально привыкнуть?

− Тяжело после дороги играть. Но тем, кто живет в дальних городах, еще тяжелее. Мы то к ним один-два раза в год летаем, а им постоянно приходится. Кто чем в дороге развлекается. Я люблю книги почитать или на айпаде фильмы смотрю.

− Что последнее читали?

− Сейчас как раз читаю Бориса Акунина про Эраста Фандорина.

Контракт на 5000 рублей, отцовство в 19, слава

− Сергей Паршивлюк когда-то на вопрос «Вы «мясной»?» ответил: «Да». А вы «мясной»?

− Тоже могу сказать да. Я в «Спартаке» с 6 лет − всю свою осознанную жизнь. С детства мечтал играть за команду и еще не отошел от всего этого. Да и тут, в Тамбове, тоже клуб раньше «Спартак» назывался.

− Помните свою первую тренировку в «Спартаке»?

− Был очень большой отбор. Нас разделили по четыре человека, провели соревнования, и моя команда вышла в финал. В том матче я пробил в штангу, а мой друг добил, и нас взяли.

− Когда в детстве подавали мячи на играх основы, часто доставалось от старших?

− Были случаи. Помню не у меня, но у других. «Спартак» кому-то проигрывал, и кто-то из ребят зазевался с мячом после аута. Плетикоса на него прикрикнул тогда, чтобы быстрее двигался, потому что команде надо отыгрываться.

− У вас каждый день уходило около двух часов на дорогу. Как проходило детство у человека, который жил по схеме «тренировки–дорога–дом»?

− Это все из-за большой любви к футболу. У меня и папа любил «Спартак», и для меня игра там − любимое занятие. Мне неважно было, сколько времени занимали поездки, главное – доехать и потренироваться. Я даже не замечал этих дорог, потому что наслаждался процессом. Не завидовал ли я жизни более свободных сверстников? Я ее и не видел практически. В старших классах распорядок был такой: утром приезжаешь в школу, учишься, тренируешься, потом в дороге пытаешься кое-как сделать уроки, приезжаешь домой, и уже наступает вечер, когда либо доделываешь уроки, либо без сил ложишься спать. В школе мы с пятого класса командой занимались, еще игры и тренировки − у меня почти все друзья были из футбола.

− Скольких из ваших футбольных ровесников испортили большие премиальные?

− У нас баснословных премиальных не было. И те из нашего 92-го года, кто попал в дубль, официально практически там и пробыли четыре года. Вот только недавно контракты закончились у меня, Ходырева, Обухова.

В академии я вообще не помню, чтобы давали премиальные за игры. Были сначала стипендии − 1000 рублей в месяц. Потом их подняли до 1500 рублей. А в 14 лет мы подписали первый контракт на 5000 рублей, но из этой суммы еще вычитался государственный налог. Так что деньги не безумные. Но для многих из нас это были первые средства, чтобы в чем-то не жить за родительский счет. Например, можно было несколько месяцев подкопить и бутсы себе новые купить.

− Как в 19 лет принять мысль, что ты стал отцом?

− Я тогда уже достаточно самостоятельным был − лет с 15–16 жил без родителей, то в интернате, то на базе. Вообще в любом возрасте, когда человек становится отцом, это для него что-то новое, необычное, для кого-то пугающее. Но в любом случае свершившийся факт. Эти четыре года, которые у нас есть малыш, мы с женой счастливы. Я рад, что почти все свое время я посвящаю семье. И никогда не бывает мыслей от скуки пойти в бар, ночной клуб или еще куда-то. Полезно, что, кроме футбола и семьи, тебя никакая глупость не отвлекает. Вроде справляюсь со своей ролью. Ребенок и жена не жалуются − только если из-за того, что не так часто видят папу, как хотелось бы.

− Примерно в одно время с рождением сына вы дебютировали за основу «Спартака» и сразу забили красивый гол. Почувствовали, что резко стали знаменитым?

− Был такой момент, да. Еще до основы у меня был хороший сезон в молодежной команде, когда я забил 17 голов и стал лучшим бомбардиром. Тогда проявляли интерес, писали в соцсетях, даже узнавали на улице, просили автограф, футболки. После того как я вышел и забил тот гол, был огромный ажиотаж со стороны именно огромной армии спартаковских болельщиков. Но, к сожалению, через некоторое время я получил травму, и через месяц все эти люди исчезли. Как быстро пришла слава, так быстро она и ушла. Я не зазвездился, это стало для меня ценным уроком.

− Примерно через десять дней после той травмы «Спартак» предложил вам новый контракт. С каким настроением восстанавливались?

− Еще до травмы, когда я забил гол и подходил к основному составу, уже шли переговоры о новом контракте. Можно сказать, что обо всем договорились и оставались какие-то формальности, но в тот момент случилась травма. Я благодарен «Спартаку», что они поверили в меня и не стали нарушать никаких договоренностей.

− Скажите честно: все эти сравнения с Черенковым, хвалебные тексты, горы интервью − насколько тяжело расти под таким давлением?

− На меня, в принципе, ничего не давило. Я особо не заморачивался по этому поводу. Просто приятно было, что людям нравится моя игра, что о команде говорят положительно, что я приношу результат − и все.

Карпин, Кариока, Дзюба

− Вы много времени провели с Дмитрием Гунько. Объясните, почему он смог пробыть главным тренером «Спартака» всего два месяца.

− Гунько привел меня и моих ребят из юношеского футбола во взрослый: он возглавил дубль и еще за год до окончания спартаковской школы забрал нас туда. Все, что я умею в тактическом и футбольном плане, – от него. Он мне поставил правильное спартаковское мышление, командную игру. Это один из сильнейших специалистов из тех, с которыми я работал.

Почему у него не получилось? Когда убирали Карпина и ставили Гунько, многие знали, что это на некоторое время, а дальше найдут нового тренера. Футболисты после серии неудачных игр тогда попали в психологическую яму, и ему на этом фоне просто не хватило авторитета. Меня тогда не было в команде, но я с некоторыми ребятами общался, и они рассказывали: футболисты − в том числе иностранные − понимали, что вот, поставили человека, а он сейчас уйдет. Кто-то распустился немного.

Гунько постоянно развивается, следит за тенденциями в футболе, и через несколько лет это будет один из самых перспективных тренеров России. Я не сомневаюсь, что он будет прибавлять и мы увидим его в серьезной команде, а может, в том же «Спартаке».

− Есть мнение, что Валерий Карпин не тренер. Он тренер?

− Тогда «Спартак» играл в Лиге чемпионов, был вторым в РФПЛ и команде совсем чуть-чуть не хватало до чемпионства. То где-то ошибки Джанаева, то где-то просто не фарт. Результаты сами говорят за Карпина. После него были Якин, Аленичев. И у них команды даже не боролись за титул.

− У него действительно сложный характер? 

− Да нет. Если команда расслаблялась, он мог жестко и критично напихать. А так он шутил много, постоянно был веселым. Создавал приятную рабочую атмосферу.

− Кариока действительно был любимчиком Карпина?

− Можно сказать, что да. Потому что Карпин в него верил, это был игрок, который ему очень нравился по стилю игры. Даже сегодня, когда Кариока у себя в Бразилии один из лидеров чемпионата и вызывается в сборную, Карпин говорит: «Вот видите? А вы смеялись».

− Дмитрий Рыжков рассказывал, что если Кариоке не давали пас на тренировке, он начинал обзываться.

− Он хоть ходил с такой угрюмой рожей, но внутри команды был улыбчивым, подшучивал много. Нормальный парень. Они, латиноамериканцы, сами по себе веселые.

− А Дзюба уже тогда любил свои приколы?

− Ой, я Дзюбу знаю еще со школы. У него уже тогда рот не закрывался: постоянные юмор, шутки, подтрунивания. Хорошо, когда в команде есть такой человек, который помогает всем улыбаться, а не грустить.

− Как вы относитесь к тому, что спартаковские фанаты очень не любят Дзюбу после его ухода?

− Я понимаю фанатов, потому что игрок ушел к конкурентам. Но с другой стороны, я также понимаю Дзюбу. У него были со «Спартаком» свои разногласия и свои причины уйти. Это такой же человек, как я, который отдавал все что мог одной команде с детских лет. Если бы у него там не было разногласий и к нему в клубе относились бы так, как он хотел, и так, как он заслуживал, он бы не покинул «Спартак». Он же говорил, что когда-нибудь выпустит книгу и все расскажет о том, что было внутри команды. Будет интересно почитать.

Черчесов, «Спартак-2», Кудряшов

− Когда вы впервые поняли, что надо уходить в аренду?

− Когда появилась идея создать «Спартак-2» и молодежи об этом рассказали, у меня почему-то сначала возникло очень негативное мнение об этом. А тут агент пообщался со Станиславом Черчесовым, который возглавил «Амкар», − ему нужен был креативный игрок атакующего плана в центральную зону. Поэтому, выбирая между «Спартаком-2» во второй лиге и «Амкаром» в РФПЛ, я сделал выбор в пользу сильных. Не жалею. Да, что-то не получилось и я там не раскрыл свой потенциал, но это все равно был хороший опыт.

− Вы рассказывали, что тренировки Черчесова самые жесткие в вашей карьере. Что там было?

− У него и у Ромащенко (помощник Черчесова. − Ред.) физический футбол на высоких скоростях с большим объемом работы. Не сказать, что в тренировочном процессе было что-то сверхъестественное. Просто в целом больше рывков, больше нагрузки, больше продолжительности.

− В чем сильные стороны тренера Черчесова?

− Во-первых, он достаточно харизматичный человек и хороший психолог. Во-вторых, он отлично видит футболистов и создает игру на их плюсах. У него команда именно тактически дисциплинированно играет. Все говорят, что он жесткий, но он не жесткий − он справедливый. Если кто-то неправ, Черчесов высказывает это в понятной форме. Просто так он ни на кого не срывается, все заслуженно.

− Кто более уверен в себе – Карпин или Черчесов?

− Оба. И как футболисты, и как тренеры, и как личности. Кто-кто, а они могут с любым поделиться уверенностью в себе.

− Теперь для вас идея создания вторых команд − это хорошо?

− Сейчас упал уровень дубля, и молодым футболистам очень полезно, перед тем как попасть в основную команду, пройти школу второй или первой лиги.

− За вами в «Спартаке-2» часто наблюдали тренеры основы?

− Когда был Аленичев, он часто приезжал на игры. Якин тоже заезжал как-то. А как они приезжали − по делу или формально, − неизвестно. Было такое мнение, что те ребята, которые попадали в первую команду, неизменно этого заслуживали. Но из тех, кто тоже заслуживал, не все попадали. Я не про себя, а про других говорю.

− Среди молодежи «Спартака» выделялся Дмитрий Кудряшов. Как он вел себя в команде?

− Он был чуть ли не как старший товарищ наравне с тренерским штабом. Человек делился своим опытом и в игре, и по жизни. Был такой дядька, который направлял нас на верный путь. К своем лишнему весу Кудряшов относился с шуткой. Бывает, его кто-то встречает, говорит ему: «О, чего-то ты поднабрал», а он в ответ тоже сострит.

Воспитанники, спартаковский дух, чемпионство

− Алексей Ребко говорил: «Воспитанники уходят из «Спартака» из-за недальновидности руководства и неуважения к своим». Согласны с этими словами?

− Возможно, да. Потому что сейчас много ушло и моих ровесников, и Брызгалов, и Яковлев. Было заметно на примерах еще Погребняка, Торбинского, того же Дзюбы, что, когда приходит иностранец и получает большую зарплату, к нему относятся лучше, чем к своему молодому парню, подходящему в основной состав. Чувствовалось, что в некоторых моментах иностранцам больше позволялось. Были такие случаи: на базу запрещали брать друзей, жен, детей, а Кариока, Ромуло или еще кто-то спокойно привозили своих приятелей и ходили там. Тут больше вопрос к руководству. Легионеры в чем виноваты: если им позволялось, если им платят деньги в два-три раза больше, чем русскому, – к ним какие претензии? Надо спрашивать у тех, кто такое допустил. Когда ребята видят, что они так же пашут, а к кому-то лучше отношение, причем те приехали из другой страны, а ты с самой школы бьешься за «Спартак» и умираешь за него, − это сказывается.

− Почему из «Спартака» ушли лично вы?

− В моем случае все просто − закончился контракт. В первой команде Аленичев меня не видел, а в «Спартаке-2» поняли, что есть более молодые ребята, которым надо развиваться.

− Вы чувствуете обиду на клуб?

− Нет. Я очень люблю «Спартак». Эта команда в моем сердце, я провел там замечательное время, оно меня всему научило и дало все, что я имею. Поэтому я желаю ему только стать поскорее стать чемпионом и вернуть былые позиции.

− Объясните, что такое спартаковский дух?

− Вот это сложный вопрос. Я чувствую: я знаю, что это такое. Но словами не описать. Человеку, который только появился здесь, такое сложно осмыслить, но когда ты всю жизнь проводишь в клубе, когда ты вырастаешь на легендарном поколении Цымбаларя, Титова, Тихонова, когда ты помнишь, как в каждом дворе был только «Спартак», когда знаешь всю истории и все традиции, это живет внутри тебя. Это такой дух, который помогает людям ставить цели, добиваться их и не останавливаться, когда тяжело.

− Вы сказали про легендарное поколение. Сейчас у «Спартака» уже давно поколение, которое запоминается в основном негативными моментами. Есть риск, что из-за этого негатива вся народность уйдет и появится эпоха фанатов, для которых «Спартак» уже не будет великой командой?

− Команда долгие годы не выигрывала ни чемпионат, ни кубок. Конечно, дети растут, видят, когда «Зенит» или ЦСКА играют в Лиге чемпионов или берут трофеи, и болеют за тех, кто выигрывает. Все хотят болеть за победителей. Поэтому сейчас увеличивается армия болельщиков у соперников «Спартака», а не у него самого.

− Что лучше: чемпионство с легионерами или команда из воспитанников на втором месте?

− Лучше чемпионство, потому что «Спартак» борется за первые места. Но сейчас постоянно много легионеров и многомиллионных расходов, а все равно тринадцать лет ничего не выигрывалось. Возможно, стоит поменять вектор развития: создать свою команду из воспитанников, дать ей несколько лет, а не покупать за бешеные деньги иностранцев. И ребята, которые растут с мечтой стать со «Спартаком» чемпионами, может быть, этого добьются.

Роман Абрамов

http://www.sports.ru/

Записи Alpha-Manager