Верно говорят, что дорого яичко ко Христову дню, ну или хотя бы ко дню какого-то там единства, но, увы, вчера не успел написать ответ на текст cuggxa под названием «Ленин в Октябре» или «Глупость или измена». А и ладно, напишу сегодня — благо настроение после ледового побоища в Томске хорошее и время есть. Коротенько постараюсь.

Текст, безусловно, очень яркий, и, в общем, совсем не про футбол, а, как сказал автор, «об эзотерике что ли». На самом деле, не об эзотерике, а, скорее, о мировоззрении, идеологии и понимании истории.

Несмотря на то, что автор, «во первЫх строках» своего повествования, заявляется диссидентом и, как мне показалось, не без лукавства, выражает готовность к тому, что его позиция не будет принята читателем, на самом деле его взгляды представляют собой сегодняшний идеологический и историографический мейнстрим. Мейнстрим консервативный и «государственнический», в рамках которого Империя — это безусловное благо, это «прежнее величие нашей земли», а революция — несомненное зло, которое прежнее величие, разносит «по бревнышку». Мейнстрим, для которого понятие «либерал» равнозначно понятию «враг народа», а такая личность, как Милюков характеризуется как безответственный разжигатель, в котором «зуд всего хорошего превышает осознание собственного уровня и подготовки».

Я не буду тратить время читателя доказательствами однобокости и стереотипности подобного взгляда на личность П.Н.Милюкова, тем более, что это уж точно не «ПРОСпартак», но вот об Империи и революции поговорить хотел бы.

Если уж мы взялись за исторические параллели, то с той самой дореволюционной Империей, о которой идет речь, конечно, имело бы смысл сравнивать «Спартак» романцевский, а вовсе не старковский. Так он и воспринимался болельщиками тогда, 12 лет назад, как нечто, в масштабах национального футбола, огромное, великое и мощное, которое, кажется, вчера еще правило полями, как Британия морями, и вдруг совершенно невообразимым образом развалилось и обрушилось в болото футбольной посредственности.

Старков был тогда всем чужой, потому, что он пытался на руинах империи, к тому моменту уже разрушенной «до основанья» краснопиджачными управленцами, «молодыми-перспективными» тренерами, а главное, изменившимся конкурентным окружением, выстроить нечто на нее не похожее, что-то новое, идущее вразрез с представлениями ностальгирующего по «царю-батюшке» Олегу Иванычу болельщицкого большинства.

Старковский период был в спартаковской истории чем-то вроде НЭПа, тогда как Аленичев, уж конечно, не имел ничего общего с Милюковым (сравнение еще более нелепое, памятуя о единоросском политическом прошлом — на тот момент будущем — ДА), а, скорее напоминал возвратившегося из белоэмиграции монархиста-контрреволюционера, которого именно ностальгия по «прежнему величию нашей земли» и привела к открытому мятежу с обновленческой властью.

Я прекрасно помню, что ставилось в вину Старкову Аленичевым и болельщиками, в массе своей его тогда поддержавшими. Александра Петровича считали трусом, для которого главное было «не пропустить», Старкова укоряли — господи, как это сейчас звучит нелепо! — за то, что он играет с двумя опорными и не дает вольным художникам-плеймейкерам творить исконно-посконные «кружева», не отвлекаясь на черновую работу. Старкова считали тренером, делающим упор на физическую подготовку, на то, чтобы «перебегать, а не переиграть». Старкова, недолюбливали и за то, что он был по паспорту Starkovs, т.е. иностранец, «не наш».

Как это с одной стороны забавно, а с другой поучительно, что 10 с небольшим лет спустя тот же болельщик, приветствует тренера-чужака, иностранца, итальянца, специалиста по игре в защите, который говорит, что чтобы победить, нужно — о, ужас! — больше соперника бегать, который совершенно ничего не знает о «стеночках» Федора Федоровича с Юрием Васильичем, да и вообще честно признается, что за российским футболом до приглашения в «Спартак» абсолютно не следил.

Т.е. революция, о необходимости которой так долго говорили большевики, — зачеркнуто, — ВВшные меньшевики, свершилась, товарищи! Она свершилась, прежде всего в окружающем мире, а потом (постепенно) в головах болельщиков, которые сегодня кричат «Осанна», фактически тому же, что раньше именовалось «старковщиной».

Пресловутый «багаж Аленичева», на самом деле, вовсе не «глупость или измена», не революционный порыв, а просто, та самая, очень русская, очень консервативная и очень разрушительная тоска по «прежнему величию», которая все время стремится повернуть время назад и всеми силами упирается против нового и чужого (в особенности иностранного). Как это нам знакомо не только по футболу, не правда ли!

Так что уж какой там Милюков, помилуйте!

Записи imhovich