Чемпион России в составе «Спартака» — о Романцеве, Шикунове, разрозненности в команде и другом – в эксклюзивном интервью «Чемпионату».

В 2001 году Жафар Ирисметов приезжал в «Спартак» в качестве одного из самых талантливых футболистов Азии. Однако своего потенциала в Москве раскрыть не сумел. Узбекскому нападающему так и не удалось закрепиться в основе красно-белых, зато он застал последнее на данный момент чемпионство «Спартака».

Два месяца назад Ирисметов возглавил «Обод» из Высшей лиги чемпионата Узбекистана. Пока команда находится в зоне вылета. Но и тренер, и футболисты уверены в своих силах и намерены закрепиться в Высшей лиге, в которую вышли впервые в своей истории.

Но мы в основном говорили не о настоящем, а о прошлом. О Романцеве, с которым он за полгода в «Спартаке» общался всего три раза, коллективе, так окончательно и не принявшем новичка, и, конечно, том самом промахе в матче с «Баварией».

«Тихо вышел и забил 4 мяча в двусторонке»

— Жафар, вы хоть и поиграли в «Спартаке» немного, зато в том самом сезоне, когда команда в последний раз взяла золото. Помните, как это было?
— Тогда как раз началась смена поколений. Звёзды потихоньку начали сдавать, а вместо них брали непонятных
легионеров. Когда следил за «Спартаком» после ухода, смотрел на иностранных игроков и не понимал – откуда вообще их берут? Мне в этом плане нравится «Зенит». Он на своих трансферах зарабатывает, своих игроков рекламирует. А «Спартак» берёт легионеров, а потом за бесценок от них избавляется. Ну что это такое?

— Кто-то и вас назовёт «непонятным легионером».
— Мне просто не дали второго шанса. От Кавенаги, которого купили тремя годами позже, ждали гола чуть ли не год. Ему дали шанс, и он показал, чего стоит. А меня «зарубили» почти сразу.

— Вы и появились в «Спартаке» так же резко, как и ушли. Как вообще там оказались?
— Я много забивал в Узбекистане. Особенно удачным вышел сезон-2000. За родной «Дустлик» я забил 45 голов в 37 матчах. Тогда на нашего тренера вышел Вячеслав Грозный, который работал помощником у Романцева. Сообщил: есть возможность попробовать себя в «Спартаке». Предложений из России тогда было несколько, но вы сами всё понимаете: «Спартак», чемпион, клуб-легенда…

— Новая зарплата.
— Когда я приехал на Кубок Содружества в составе «Спартака» и сразу начал забивать, контракта с красно-белыми у меня ещё не было. И тут на меня вышло киевское «Динамо».

— С заманчивыми условиями?
— Там мне предложили в два раза больше, чем в «Спартаке». Но наш человек из «Дустлика», который согласовывал мой трансфер с Шикуновым (технический директор «Спартака». — Прим. ред.), сказал, что у него уже есть договорённость со «Спартаком». Когда мне это сообщили, я сказал: «Решайте сами, вам ведь тоже предложили в два раза больше». Но в итоге я оказался в «Спартаке».

— «Спартак» предложил вам жилплощадь или жили на базе?
— Я уже тогда был семейным человеком, потому мне сняли квартиру в Сокольниках. А постоянную трёшку пообещали чуть позже – в качестве подъёмных.

— Помните первую встречу с Романцевым?
— Меня на сборы в Израиль пригласил Грозный. Приехал, выдали форму. Первая тренировка. Я тихо размялся, провёл комплекс упражнений вместе со всеми. А потом вышел на двусторонку и забил четыре мяча. После тренировки Романцев подзывает к себе: «Ты кто такой?». «Ирисметов, из Узбекистана», — говорю. «А ты хорош».

— Романцев даже не знал, что вы приехали на сбор?
— Наверное, знал. Может, так познакомиться решил.

— Что было потом?
— Забивал в каждой контрольной игре, показывал себя. Когда улетали в Москву, в аэропорту подошёл Романцев. «Продолжай в том же духе, и всё будет отлично», — обнадёжил он.

— Многие до сих пор вспоминают ваш промах в той игре. Сравняй вы тогда счёткарьера в «Спартаке», наверное, могла сложиться совсем по-иному?

— Думаю, последствия того эпизода несколько преувеличивают. Если бы забил – тот гол просто остался бы в истории. Титов тогда отдал мне хороший пас, я пытался ударить правой ногой, хотя нужно было просто замыкать левой. После этого меня сразу заменили. Конечно, это был психологический удар.

«Шикунов сказал, что меня просто хотели подороже продать»

— Соперник для официального дебюта у вас был на зависть многим – «Бавария»...
— В Мюнхене вышел в основе. Проиграли 0:1, но я вроде отыграл неплохо. Следом — ответный матч в Москве. Я снова в составе…

— Было неприятно?
— Я, конечно, не ребёнок, но чисто по-человечески можно было сказать слова поддержки. Любой тренер так бы сделал. Всё-таки на таком уровне до этого я в своей жизни не играл никогда, а Лигу чемпионов смотрел только по телевизору.

— Вы потом провели ещё несколько матчей за «Спартак»…
— Увы, забить никак не получалось. Вроде пахал на тренировках, а в игре не шло. И меня задвинули в запас. Журналисты на пресс-конференциях спрашивали у тренеров, Романцева и Грозного, почему я не играю. В «Спартаке» ссылались именно на тот промах, говорили, что у меня психологические проблемы.

— У вас их не было?
— Я никогда сильно не расстраивался в таких случаях. Понятно, что невозможно забивать всегда, когда есть момент. Всё бывает.

— С Романцевым не пробовали поговорить?
— Так он же ни с кем не разговаривал. Я тоже не хотел сам спрашивать, почему не играю. Надеялся всё доказать на поле. Но однажды не выдержал и всё-таки подошёл к Романцеву. Попросил о беседе.

— Что сказали?
— Объяснил ситуацию, что я молодой, хочу играть. Романцев ответил коротко: «Все вопросы к Шикунову».

— А вы?
— Я удивился: «Почему к Шикунову? Вы же определяете состав на игру». «Подойди к Шикунову, я ему всё по твоему поводу сказал», — повторил он. На этом всё. Получается, за весь период в «Спартаке» общался с главным тренером всего три раза. На сборе, в аэропорту и тогда.

— А что Шикунов?
— Сказал, что меня брали под Лигу чемпионов. Хотели разрекламировать и подороже продать. В чемпионате России на меня не рассчитывали, так как я не спартаковский воспитанник.

— Так и сказал? Прямым текстом?
— Можете спросить у него сами, если не верите.

— В итоге летом вас отправили в аренду в белорусскую «Славию».
— «Спартак» тогда хотел взять их нападающего Романа Василюка. Меня предложили белорусам взамен в аренду.

— Вы согласились? Или других вариантов не было?
— Чемпионат Белоруссии мне был неинтересен. Но «Славия» тогда участвовала в квалификационном раунде Лиги чемпионов. Надеялся, что смогу себя там показать и привлечь внимание клубов из Европы. А вдруг получилось бы выйти в группу? Да и в деньгах я не проигрывал.

«Титов и Парфёнов были элитой, а остальные — чернорабочими»

— В «Славии» вы тоже пробыли недолго.
— В Лиге чемпионов, увы, не сложилось. Я вернулся в Москву. Только прилетел – зовёт Шикунов. Приглашает к себе в автомобиль. Там, как выяснилось, уже сидел представитель «Анжи». Предложили перейти туда.

— Вы согласились?
— Наоборот, я сказал, что не хочу жить в Махачкале из-за соображений безопасности семьи. Сами знаете, в то время там было неспокойно. Но Шикунов поставил перед фактом: «Не поедешь в «Анжи» — будешь сидеть в дубле. И тренироваться тебе не дадим». Я тогда сказал: «Вы мне обещали трёхкомнатную квартиру. Где она? Дайте, буду сидеть в ней и ждать предложений». Мне не настолько была нужна сама квартира — я просто решил атаковать в ответ, чтобы меня поскорее отпустили как свободного агента. Мне было 25, и я хотел играть.

— Шикунов согласился?
— Отказался. Сказал, что меня купили за большие деньги, потому ни о каком разрыве контракта не может идти и речи. Квартиру, разумеется, тоже не дали. А мотивировали как раз тем, что мало играл.

— Как же в итоге вы всё-таки оказались в Махачкале? Не силой же вас туда отправили?
— Пришлось выбирать – сидеть в дубле «Спартака» или играть в «Анжи». Выбрал второе. Плюс «Анжи» согласился возместить мне стоимость квартиры прибавкой к зарплате.

— Чем за эти полгода вам запомнился коллектив «Спартака»?
— Титов и Парфёнов были элитой, а остальные — этакими чернорабочими. Коллективность не ощущалась. Приехали, потренировались, разъехались. Хотя, может, просто меня никуда не приглашали (смеётся).

— Вы так и сидели в своей квартире в Сокольниках?
— Нет, я бывал в гостях у Ширко, Левицкого – ребят попроще. Ещё с Васей Барановым прекрасно общались – он взял меня под опеку, помогал освоиться в новой стране. А вот к звёздам попасть было тяжело (смеётся). Но коллектив же должен быть не только на поле. Один раз меня позвали с собой – Писарев обещал забрать у стадиона после игры и поехать в место, где собирались все. Но никто так и не подобрал.

— В общем, осадок остался.
— Возможно, вы удивитесь, но я всё равно рад, что в своё время перешёл в «Спартак». Когда в 2008 году был в Москве, ко мне на улице подошёл человек и сказал: «Да ты же в «Спартаке» играл! А помнишь в игре с «Баварией» удар через себя?». Даже в Узбекистане вспоминают тот эпизод. Переход в «Спартак» в любом случае стал для меня хорошей рекламой.

«Кажется, Мукунку купили, чтобы чисто поржать»

— Кто из легионеров «Спартака» вам запомнился?
— Помню Тчуйсе, мы с ним до «Спартака» ещё в «Черноморце» играли, стоящий футболист. До меня был Робсон – он внёс свой вклад в чемпионство. После них легионеров такого уровня я в «Спартаке» не видел. Зато купили Мукунку. По-моему, взяли его, чтобы чисто поржать. Удивлялся – почему его вообще приобрели? С его уровнем он бы и в Узбекистане не заиграл.

— Романцев говорил, что он хороший.
— Ему тогда было 19 лет, а уже пятерых детей растил. Наверное, и правда, хороший. Я с ним особо не общался. Да и сам Мукунку в основном молчал. Не люблю судить о людях, но чисто по футбольным параметрам «Спартаку» он не подходил.

— Был в «Спартаке» игрок, на которого вы смотрели и понимали, что это настоящая звезда по европейским меркам?
— Честно говоря, нет. Сами видите, что из того «Спартака» никто на самом высоком уровне так и не заиграл. Но по «Анжи» запомнился Илья Цымбаларь. Я такого мастера больше нигде не видел. До сих пор помню Сергея Семака – профессионал до мозга костей, человечище! Таких людей вообще мало. В «Анжи» хорошо дружили с Будуном Будуновым, тоже прекрасный человек.

— Будун сильно переживал после трагического эпизода с Перхуном?
— Это было до моего прихода в «Анжи», но я разговаривал с ним по этому поводу. Он говорил, что ничего не мог тогда поделать – находился спиной к воротам и просто не видел, что вратарь на него вылетает. Любой человек будет переживать после такой истории, но не думаю, что Будуну стоит себя винить.

«Долматов звал к себе в ЦСКА»

— Вы ведь до «Спартака» могли в ЦСКА оказаться.
— Да, при Долматове. Я играл у него ещё в «Черноморце». Помню, он сразу поставил меня в основу на матч со «Спартаком». И так вышло, что именно эта игра стала для него последней в «Черноморце». В Новогорске сразу после матча со «Спартаком» нам сообщили, что он уходит в ЦСКА. Я тогда спросил у Долматова: «Олег Васильевич, как же так? Вы меня брали, на меня рассчитывали, а теперь уходите». Долматов пообещал, что со временем позовёт в ЦСКА. А в тот момент губернатор сказал, что поднимет зарплату, и я остался в «Черноморце».

— Где провели всего семь матчей.
— Следующий тренер – Сергей Бутенко — ставить меня в основу почти сразу перестал.

— Почему?
— Мой конкурент по позиции Сергей Бурдин на тренировке предъявил ему претензии: почему он ставит на иностранца. Как я могу догадываться, тогда в «Черноморце» была целая группа игроков, которая жаловалась тренеру. Так я выпал из основы, хотя был в хорошей форме и мог себя показать. Пришлось вновь возвращаться на родину – на этот раз в самаркандское «Динамо».

— Долматов в ЦСКА так и не позвал?
— Позвал, чуть позже. Меня пригласили на сборы в Бельгию, даже сделали визу, но в последний момент в Самарканде решили меня не отпускать.

— Почему?
— Откуда я знаю? Просто сказали: «Будешь играть здесь». Тогда сами знаете, какие люди были. Авалу Шамханову (спортивный директор ЦСКА. – Прим. ред.) позвонили и сказали: «Ирисметов никуда не поедет». Но и я сам не рвался уезжать – во многом остался в Самарканде из-за тренера Махмуда Рахимова, он многое для меня сделал. Через полгода его признали лучшим тренером Азии. Но дальнейшая судьба сложилась трагически.

— Что такое?
— Поехал на награждение и попал в автокатастрофу. Разбился насмерть. А я после этого со скандалом вернулся в «Дустлик», где начинал карьеру.

— И выдали тот самый невероятный сезон с 45 мячами в 37 играх.
— Да. Тогда собралась хорошая команда. И партнёры были на уровне, и я сам в неплохой форме находился. Так и наколотил 45 мячей, хотя сейчас понимаю, что мог забить и больше. Начал уже куражиться – то лишний замах делал, то партнёрам на пустые выкатывал.

— Баловались?
— Были тогда в команде Хасанов и Хабибуллин, им надо было 100 мячей в чемпионате забить, ну, я им и отдавал на пустые ворота.

«Вернуться в «Спартак» было бы сказкой»

— Нынешний тренер сборной Узбекистана Бабаян в недавнем интервью «Чемпионату»сказал, что местный футбол сейчас на подъёме. Это действительно так?
— Вам сказать в том же ключе, что Самвел Вячеславович, или то, что я на самом деле думаю? (Смеётся.) Я считаю, что в последние годы наш футбол не развивается, а наоборот деградирует. Детско-юношеский футбол хромает – вот не вышли на молодёжный чемпионат мира, хотя в последние годы мы привыкли видеть свою команду на таких турнирах.

— Но у первой сборной есть неплохие шансы попасть на чемпионат мира в России.
— Не спорю. При Бабаяне есть результат, но в последней игре с Ираном уже стали заметны наши проблемы. Сборной Узбекистана не хватает классных игроков – есть Ахмедов и Денисов, но когда это поколение повесит бутсы на гвоздь, кто сможет его заменить? Я неплохо знаю свой чемпионат, всё-таки работаю здесь, так что могу сказать, что сборную усилить некем.

— Хотели бы вернуться в «Спартак» уже в качестве тренера?
— Это была бы сказка. Но у вас и своих тренеров хватает.

— А как же тренерские амбиции?
— Конечно, они у меня есть. Но тренеру из Азии тяжело пробиться в РФПЛ. Я же не Курбан Бердыев.

— Сегодняшний «Спартак» вам интересен?
— Конечно! Вот недавно смотрел дерби с ЦСКА, прекрасно сыграли. Я прекрасно помню всех, с кем был в «Спартаке», включая поваров и телохранителей.

— Сейчас у «Спартака» есть все шансы впервые с того самого 2001 года взять чемпионство.
— Согласен, но этой команде не хватает стабильности. Главное – плавно идти по дистанции. Находиться на первом месте психологически тяжело, на это надо закладываться. Каррера – хороший тренер, видно, что ему удалось построить боевитую команду. Раньше такого не было, глаза у игроков не горели. Бросалось в глаза, что были какие-то группировки, разногласия. Сейчас футболисты готовы бороться друг за друга.

— Как думаете, болельщики «Спартака» вас помнят?
— Я их, кстати, очень уважаю. Они постоянно мне пишут. Одному несколько лет назад даже отправлял свою футболку. С болельщиками я всегда был в хороших отношениях. Дай бог, чтобы «Спартак» наконец выиграл чемпионат. Я переживаю за этот клуб и хочу, чтобы все люди, повара, обслуживающий персонал, с которым я там работал, порадовались победе любимой команды.
«Чемпионат»