Послушайте, это все ваши дела, а вот про то, что золото в банде, больше никому ни слова. А то если мои орлы узнают, то могут быть неприятности. А зачем нам это надо?

Когда начинается игра на золото, многие игроки просто отваливаются. Не уровень. Для того, чтобы играть на золото, надо уже не видеть золота, видеть только игру. Когда начинаешь задумываться, что стоит на кону, у многих начинают дрожать колени и руки. Очень важно, чтобы нашим орлам мысли про золото даже в голову не приходили. Пока получается, но это же вопрос времени. Таблица печатается постоянно. А в интернете она просто постоянно висит.

Кавказ — это тоже сакральное место для русских. Крым — да, но Кавказ — это проверка не на дух русский, это на живот что ли. Не в том смысле, что там воздух хочется резать ломтями и сжирать до сока по локтям. В том смысле, что на Кавказе мужчина становится мужчиной. Если сможет. Там не отводят глаз. Там малейшая секундная слабина — проигрыш без шансов на реванш. Если вы когда-нибудь стояли против кавказца, вы понимаете, о чём я говорю.

Если ты не отвёл глаз.. если ты выдержал взгляд, толчки и давление, то ты получишь такого союзника, с которым можно выходить против любого цивилизованного врага. Потому что рядом с тобой союзник, который за тебя будет рвать твоего врага на фантики. Не из преданности, из природы своей. Просто ты дашь смысл его природе. Он будет делать примерно то же самое и без тебя, но именно с тобой для него это приобретает и собственный смысл.

Вот такая игра и была. Она была не за очки или золото, мы играли за смысл. За смысл Рахимова, Иванова. Они бывшие спартаковцы, насколько вообще бывают спартаковцы бывшими. Сегодня они убивались против нас, чтобы доказать, что это их не хватает «Спартаку», а наши парни должны были им доказать, что нормально всё. Теперь и без них. И мы — «Спартак». А они… нет, они просто должны теперь доказывать, что они тоже. Но уже не с нами и не против нас, а против наших врагов. Как пару туров назад доказали это, отобрав очки у Питера. Да, вот так оказывается, что наши сегодняшние соперники — наши. Среди чужих. И нам очень нужна их помощь и дальше. Хотя они и совсем чужие для нас. Были сегодня.

Ну зачем тебе это надо, ну скажи мне, я хочу знать, ну скажи, зачем тебе это надо?! Ну принесёшь, ну принесёшь ты это золото? Ну и что? Но они же тебя за это же золото и расстреляют!! Понимаешь? Расстреляют!!! Вон! Вон же граница, уходи, не будь же, не будь же ты кретином! Это! Это надо одному! А не всем!

Это надо было всем. Это и завтра нужно будет всем. И Ребров играл не за свой первый номер. И Кутепов спасал Реброва не за свою ошибку и не за его будущее — за всех. И Маурисио своё отклонение сделал именно тогда, когда было нужно, не за свой будущий контракт. И когда спасал Артём, а из-под добивания выбивал Глушаков… это не капитан вице-капитана спасал. Они не думали про это, они были просто «наши». И бились «за нас».

Это была едва ли не самая мощная игра против нас. Так трудно мы играли только против Питера. Нет, у нас вообще было очень мало простых игр. Но вот чтобы так, на встречных курсах и на равных, это только Питер. И моментов было у нас меньше обычного. И оборона трещала. И Кутепов в кои-то веки ошибался и спасался карточкой. И высокий прессинг против нас в кои-то веки работал, ошибались же. Нет, соперник не наиграл на победу, это признал и Рахимов. Но и мы никак не могли ухватить свою игру и додавить. До последней минуты шла игра «на живот».

Кто ж тебя, дурака, побрил? Не ухватишь.

Я не знаю, как бы мы сыграли в оптимальном составе. Но без скамейки было трудно и тревожно. А когда к Реброву побежали врачи, я смог сказать только «Селихов-то ещё не заявлен». Но Артём встал и потащил дальше. Он вообще сегодня тащил и тащил команду. Как Шилов тащил Лемке, ещё не зная, что это излишне. И так же Артём скидывал Балая в метафорический Аргун во всех дуэлях. Тот самый Ребров, которого списали год-два назад. Но так же тащил и Промес. Так же бились все впереди, до последнего. Попов, Мельгарехо, Зобнин.. И этого не хватало. И не хватило бы, если бы не тот гол Маурисио. Нет, моменты были, но их было меньше и они были не такие очевидные, как обычно.

На тоненького. Взгляд во взгляд, до последнего. Надо было просто выдержать и дотерпеть. Дотерпели, они отвели глаза и признали, что слабее. Не потому, что слабые. А потому что встретили и признали ту самую древнюю силу, которую знали и которую почувствовали снова. Наверное, первые. Потому что первые были не слабее в длинном нашем пути. И первыми отвели взгляд.

Может, я и ошибаюсь. Но мне кажется, что теперь многим будет легче отвести взгляд. Потому что это уже было до них. А наши играли до конца, когда саквояж с тремя очками был уже на месте. Как будто не знали об этом. Потому что речь была не про золото, речь была о победе. А победа это всегда больше, её ничем не измерить, только сутью своей.

И если мы дойдём до конца этого пути в этом сезоне и меня спросят, когда я в это поверил, я вспомню про этот матч. Потому что сегодня нельзя было проиграть не из-за очков или таблицы. Из-за характера и духа.

И разговор теперь короткий:

— Куда ты лезешь, Ваняев?
— Опять вы за своё, я Ванюкин.
— Ваняев…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи cuggxa