Меня знаете, что поражает? Как меняются умонастроения публики со временем, как трансформируются все эти великие клубные легенды (аналог пресловутой национальной идеи).

То, что мы видим сейчас, это, конечно, эпоха Возрождения для «Спартака» — я имею в виду даже не результаты, — они пока промежуточные и упиваться ими опасно, — а пробуждение былого чувства сопричастности и любви болельщицкой, как ни высокопарно это прозвучит. У «Спартака» и его поклонников сейчас новый конфетно-букетный период, какой иногда случается у супружеских пар на 20 году совместной жизни.

Я уверен, что отнюдь не +6 от «Зенита» тому виной, и уверен, что будь сейчас -6, ничего бы глобально не изменилось, кроме того, что бурлили бы, чуть больше, чем сейчас, возмущенные судейством, «Газпромом» и комментаторами Матч-ТВ фаны.

Конечно, Возрождение немыслимо без итальянцев. Мне всегда казалось, что «Спартаку» нужен либо итальянский, либо голландский тренер. Но я, разумеется, и предположить не мог, что произойдет такая счастливая случайность, совершенно голливудская, в духе family melo про Рождество, какая принесла нам в клювике Карреру.

Я не буду петь очередной панегирик Массимо, их и без меня уже довольно, но то, как этот дядя, каким-то невероятным образом преобразил команду, русскоязычный костяк которой еще весной нынешнего года был для всех «ромашкой», не может не впечатлять. Как это вдруг оказывается, что Ребров надежный вратарь, Глушаков с 20 метров в добавленное время умеет попадать в самую «паутинку» и решать игру, Комбаров несется, сломя голову, метров 60, чтобы подстраховать в отчаянном подкате провалившегося партнера? Это «ромашка»? Как, cazzo вас побери, это возможно?

Чистый Голливуд творится не только внутри, но и вокруг команды. Вот простой работяга с шебекинского хлебозавода, пойманный случайно корреспондентом перед дерби, произносит свое сакраментальное «Глушаков — это похороны» и тут же становится звездой. Его узнают в родном городе, ищут журналисты спортивных изданий, его приглашает на базу тот самый Глушаков. Вот маленький Миша с протезом вместо ручки стоит в Тарасовке, окруженный своими кумирами и они ему дружно аплодируют, капитан Денис повязывает ему шарфик, а любимый игрок, Джано, фотографируется с ним в обнимку.

Вы скажете: чего ты развел мимими — ведь пиар же. Ну и пиар, да, не без этого, но правильный, человеческий, красивый пиар. И чувства-то у людей настоящие, а не сценарные — такое нельзя сыграть. И мессадж хороший: мы вместе, мы снова вместе. Не зажравшиеся миллионеры, плюющие своим безволием в лицо этим самым работягам из Шебекино, а такие же работяги и бойцы, вспахивающие грозненскую «Ахмат-Арену» от и до, чтобы в Шебекино, в Казани, в Астрахани, в Архангельске люди прыгали до потолка, орали как сумасшедшие и расшибали шарфами бабушкины хрустальные люстры.

В общем, — сейчас холодные прагматики будут смеяться, — это именно и есть тот самый спартаковский дух. Не «кружева» и «стеночки» и даже не победы и воля, а сопричастность. Как писал великий Лев Филатов, «линия сочувствия», которая связывает «Спартак» с народом.

А что до «стеночек» и «кружев», то их нет. И, как бы это ни было печально для некоторых моих красно-белых собратьев, футбольных эстетов, в ближайшее время не предвидится. Тренер у нас итальянец, более того — ювентино. Как очень точно сказал в недавнем интервью Виалли, противопоставляя идеологию «Ювентуса» кредо «Барсы», «я не помню, чтобы в «Юве» от игроков требовали «сыграть красиво», требовали побеждать».

И вот после матча в Грозном Рашид Рахимов, говоря о достоинствах «Спартака», упоминает ни что иное, как прагматизм и сбалансированность. «Они закрылись и мы ничего не смогли сделать». И, да, в кои то веки, у «Спартака» меньше всех в графе «пропущенные» после первого круга. И, да, наш любимый счет теперь 1:0, а единственную крупную победу мы одержали еще при Аленичеве.

Закончилась эпоха Бескова-Романцева. Это была великая эпоха, золотая эпоха, романтическая эпоха — четверть века, как никак! Она завершилась, как это всегда и бывает с прекрасными эпохами, периодом безвременья, долгим и тягостным. Но и это проходит, как говорил мудрый иудейский царь Соломон Давидович. Я верю, и чувствую, что нас ждет Ренессанс. В нем наверняка будет другой «Спартак», в нем, возможно, будет другой футбол, но в нем, слава Богу, останется «линия сочувствия» и мы по-прежнему будем вместе.

Записи imhovich