Она держит квартиру. А я держу рыбок.

Спартаковская общественность часто представляется  прекрасной, образованной, тонко чувствующей и точной в оценках. В общем, так оно и есть. Имея в своих рядах гимнастку Мустафину, дипломата Лаврова, артиста Табакова и шахматиста Карякина, другой она быть не может по определению. Плохо, что иногда эти лучшие качества на себя переносят автоматически все, болеющие за «Спартак». Потому что это лучшие образцы наших болельщиков, и к ним, этим образцам, надо тянуться. А сами мы часто просты и незатейливы. В том числе и в своих догадках и построениях.

Мы судим поверхностно, видим желаемое, а не действительное, а за планы выдаём свои мечты. И когда к нам приходит удача, мы на чистом глазу принимаем её за закономерность. Но «удача — бог дураков и жуликов», не стоит об этом забывать никогда. Нельзя строить на удаче стратегии, а удачные прогнозы не стоит приводить в качестве обоснования своего тонкого аналитического ума. И не стоит судить о сущем, посматривая на него со стороны телевизионных экранов и с кресел нашего Колизея. Иначе этот Колизей рухнет.

Это черно-белый бал. — Да? Меня все равно не приглашали.

Небрежно накинув красно-белый палантин на плечи, торсида вторгается незваной туда, где её никто не ждал. Она присутствует на тренировках, установках, переговорах и даже на советах директоров. Она оценивает качества игроков и тактику тренера, финансовые условия и атмосферу в раздевалке. Ей кажется, что весь мир принадлежит ей.

Я такой же. Я назвал назначение Карреры лотереей, я считал «Ромашку» слабым звеном команды и выносил массу других абсолютно необоснованных суждений. В своё оправдание могу сказать, что наши журналисты-психоаналитики успевали ещё и делать выводы на таких же суждениях. А делая, выводы, делали прогнозы. А потом объясняли, почему прогнозы не оправдались. А мы веселились, не замечая, что сами только что занимались тем же самым.

Женщина может доверять мне до тех пор, пока ее интересы не слишком противоречат моим.

Каррера, будучи отлученным от Конте, невыразимо заскучал. Потому и принял это приглашение на поединок. Он сам искал шанс, он его нашёл. Это мы оказались в его планах, а не он в наших. Он появился у нас на пути случайно, как богатый ротозей в музее. Он вовремя оказался в водовороте событий, и, когда шум рассеялся, он неожиданно оказался центральной фигурой всего действия. Наши интересы не противоречат его интересам. Мы можем ему доверять.

Он навёл порядок в команде. Для этого он просто перераспределил роли. И игровые, и коллективные. Он не искал виноватых среди наших игроков, он просто поставил лидеров на лидерские позиции и немного помог им проявить свои лучшие качества. Хороший парень и вполне надёжный вратарь, носивший капитанскую повязку, стал хорошим вратарём и надёжным парнем. Даже читая это предложение, можно пропустить это мелкое изменение. И можно пропустить, как лидер раздевалки стал лидером команды, которому суждено было этой осенью забить решающие голы. А самый по-футбольному умный новичок стал мозгом команды безо всякой необходимости стать сходу лидером. Но вот такие мелочи и поменяли в том же самом составе всё, абсолютно всё.

Это была дочь, не сын. И она все время была перед нашим носом. Тирол Анна Кнудсен-Кнутсборн. Краун знает ее с десятилетнего возраста. Когда ее отец сел в тюрьму, он стал ее опекуном. Отправил ее в колледж. Теперь она работает в его компании.

А мы по-прежнему беспокоимся об обстановке и взаимоотношениях в коллективе. Как скажется приход молодого и талантливого вратаря на моральном климате, не испортит ли его приход опытного собственного воспитанника, так и не нашедшего себя нигде на стороне, но при этом достаточно умелого игрока сборной? Мы берёмся оценивать не только их игровые, но и человеческие качества. Зная, что и тот, и другой перед появлением трансферных слухов имели встречи с нашим тренером.

Мы продолжаем предлагать игроков. Я тоже упоминал возможности по приходу Селихова и Депая ещё до того, как они появились в новостях. Но я подчёркивал и тогда, и продолжаю придерживаться той же самой точки зрения — это выбор тренера. Я рад, что он принимает парадоксальные для других решения и не боится нарушить микроклимат в команде. Потому что это он создал этот микроклимат. Потому что если он не боится его нарушить, значит он сделал это осознанно, а не наудачу.

Знаете, если бы я выбирала в этом зале, я не взяла бы Моне. — Нет? — Нет. — Что бы Вы выбрали? — Лично я? Вон ту. — Эту? Вы хотели бы эту? — А что? Вы готовы подарить ее мне? — Все возможно. — Хорошо, принимаю предложение. И что бы Вы сделали для этого? — Купил бы копию.

Он сам знает, что ему нужно. Это его планы, это его проект. Он строит его скрупулезно, но не для себя, а для всех. Он замазал нашу любимую картину акварелью и повесил на то же самое место. А мы громко благодарим, не зная, когда на неё хлынет вода и смоет великолепную, но временную красоту. Этот момент знает только он. А если мы в своем кокетстве выберем что-то другое, он даст нам это другое. Только для того, чтобы мы убедились, что нам это не нужно, нам нужен он.

Мы всё ещё пытаемся им завладеть, ещё не понимая, что он уже с нами. Он делит свои успехи с террасой и командой, а все неудачи берёт на себя. И если он делает нам больно, это не потому, что он садист. А потому что он намного шире нас с вами смотрит на свою сверхзадачу. И ему критически важно, может ли он нам доверять. Не нашим подсказкам и советам, а нашему отношению. Кажется, он даёт всем то, что они от него ждут. Болельщики получают победы, журналисты — точные и ясные интервью, футбольные власти — новые и старые имена в сборной. У меня такое ощущение, что даже если кто-то решит его предать, то он и это предательство заранее учтёт. И использует для общего блага и.. своих целей.

— Ты предупредила его? — Что? Нет. Нет! — Значит он знал, что ты предашь его.

Так что же нам остаётся в эти три долгих месяца, которые мы привыкли проводить в бесконечных спорах, обсуждении слухов и добывании инсайдов? В феврале исполняется 20 лет самому старому ресурсу болельщиков, розы которого можно найти не только на всём стадионе от террасы до лож, но и от Владивостока до Калининграда и Мурманска. 20 лет — отличный повод повзрослеть и перестать давать советы тем, кто в них не нуждается.

Наш клуб в умелых и добрых руках. Даже если нынешний владелец ещё не совсем уверен в этом, даже если его многочисленные помощники считают, что именно от них всё зависит, даже если авторитетные болельщики считают, что именно они приложили руку к этим изменениям.

Мы просто оказались интересны Массимо Каррере. Ему самому стало интересно. Поверьте, нервотрёпки его скорее утомят, так что не мешайте ему играть в его игру. Он играет её для нас.

А что делать нам? Выпивать в шезлонге и троллить коней. Нам этого давно не хватало.

Ну и шутливо одёргивать тренера. Так он поймёт. У него отличное чувство юмора.

Знаешь, что я тебе скажу? Еще раз устроишь подобный трюк, я тебе руки переломаю.

Записи cuggxa