— Насколько я понимаю, полусонные мои, собрание стихийно продолжается? Ну, что ж, давайте продолжим прения.

Тема не вызвала особого интереса. Нет, несколько дискуссий в твиттере всё же состоялись, но были они столь разнонаправленными и короткими, что интереса не означали. Меня одинаково поддержали, что полей недостаточно, и так же возразили, что полей и секций в избытке, только вот детей на них нет. Напомню, что речь шла об инфраструктуре только в том смысле, что она в большой части уже существует, но даже когда она есть, она мало увязана в единую систему. Отсутствие программы и сказывается на том, что детей нет даже на тех полях, которые уже построены. Зато возможностей по распилу, которые неизбежно возникают при широком капитальном строительстве, уже намного меньше. Что означает, что вероятность того, что программой будут заниматься заинтересованные люди, а не просто желающие погреть руки на федеральном бюджете, сильно возрастает.

При этом падение интереса к обсуждению таких тем настолько очевидно, судя по метрике, что писать хоть насколько-то подробно дальше я не вижу никакого смысла. Однако, для тех, кто заинтересовался, дам несколько тезисов и взаимосвязей. Подумайте сами на досуге.

— Муж, на сегодня, не обязательное… Главное для женщины — дети…

Насколько смог, я дал представление, зачем нам необходим детский интерес и программа развития детского футбола. Программа не только в том, чтобы создать детям все условия. В первую очередь, её смысл в воспитании, в широком круге педагогической активности. Если всем детям оборудовать компьютерные классы и просто проводить олимпиады, то они будут не по программированию, а по киберспорту. Детям мало дать возможности, им надо рассказать, как эти возможности можно наиболее полно использовать. В «Мужчине нарасхват» Дайер приходит первый раз не в голое поле, а на тренировку школьной футбольной команды. Только проводит эту тренировку абсолютно не заинтересованный в детях и неумелый тренер. А вокруг поля сидят скучающие мамаши, которых интересуют не успехи их детей, а новый мужик, появившийся на горизонте. Именно совместный интерес тренеров и родителей при поддержке властей и смогут изменить ситуацию для детей. Даже если где-то какие-то звенья будут выпадать, общее движение вовлечёт в свой поток максимально возможное количество детей.

Далее, весь этот бум должен поддерживаться наличием региональных и студенческих лиг, которые должны возродить соревновательный дух, с одной стороны, и иметь вполне материальную основу. А основу эту должны создавать те самые спортивные стипендии, которые уже упоминались. Это не должно быть калькой американской системы, но идея вполне жизнеспособная и может быть творчески переработана и применена у нас. Талантливые дети не будут играть в лотерею «выиграй счастливый билет и стань игроком московского (питерского) клуба», а получат возможность оценить свои возможности и выбрать другую специальность, но на основе не бюджетного отделения местного ВУЗа, а спортивной стипендии там. И это тоже вполне себе цель, потому что стоимость обучения в местных ВУЗах, конечно, не сравнима с теми же московскими, но вполне бьёт по карману при региональном уровне доходов.

Другой возможностью должны стать местные команды, которые в свою очередь должны стать основой все футбольной пирамиды русского футбола. Мы строим подобие АПЛ и в какой-то момент даже попытались соревноваться с ней за трансферы, не понимая, насколько это завиральная идея. Система английских лиг состоит из более чем 140 лиг, включающих более 480 дивизионов. Точное количество клубов варьируется год от года, но примерное их количество оценивается, исходя из приблизительно пятнадцати клубов на дивизион, в 7000 клубов. Вы только вдумайтесь в эти цифры, а ведь именно в них заключается коммерческий успех АПЛ. У нас же всё поставлено с ног на голову, наша национальная футбольная идея 10 лет строится на создании одного суперклуба европейского уровня, который должен встать вровень с еврогигантами. Это что за Потёмкинские деревни, что за показуха, кому это вообще надо?

— Машинисту крана была выплачена премия, которая проведена строго по смете как оплата дневного сторожа. Дневной сторож был оплачен, строго по смете, как укладка асфальта, а работы по укладке асфальта были оплачены, строго по смете, как работы по озеленению.

Возьмите в качестве примера даже клубы Премьер-Лиги. Можно взять удачливый на сегодня «Ростов» или перманентного банкрота «Томь». Скажете, что у них просто регионы неудачные? Ну тогда сравните системы «Кубани» и «Краснодара», эти в одном городе располагаются. Где-то делали дело, а где-то работали по системе. Результат же налицо. Пример Галицкого вообще очень показателен. Я не восторгаюсь им беззаветно, но не видеть последовательного прогресса и абсолютно программных его действий не может ни один вменяемый его критик. То есть можно это делать даже сегодня? Можно этот опыт распространить на всю страну? Похожие усилия предпринимает сегодня и «Спартак», да и достижения его вполне сравнимы. Я привожу в пример «Краснодар» только потому, что построен он на голом месте, а не на восьмидесятилетней традиции.

И вот тут мы приходим к тому, что и вызвало крик души и необходимость вообще писать эти тексты. Строя национальную футбольную пирамиду, мы не можем ограничиться только южными районами страны. Это «Краснодар» готов к круглогодичному функционированию, это на Кубани играть в футбол можно и зимой. Но вот уже даже южное Поволжье зимой заметает снегом. Что уж говорить о средней полосе, Урале и тем более Сибири. И в этом случае аргумент, что у нас в стране всего один клуб в Сибири, уже не аргумент. Если всё оставить как есть, то у нас и этого единственного клуба там не станет. А ведь играли в Премьере и Тюмень, и Новосибирск, и Владивосток. Откуда появится новый Романцев, если в Красноярске исчезнет футбол? Да и показывать футбол вы сможете только Москве и Питеру. Ну и Краснодару, спасибо тому же Галицкому.

Из этого всего вытекает только один вывод. Даже если вы при лицензировании клубов Премьер-лиги установите какие-то технические требования к условиям проведения соревнований (подогреву полей, обогреву трибун и под.), эту практику абсолютно нереально распространить на клубы низших лиг. Это будет входить в концептуальное противоречие с идеей широкой популяризации. Система «осень-весна» может остаться, но играть не то что в декабре, но и в ноябре для низших лиг означает превращать чемпионат в эксперимент с похожим, но совсем другим видом спорта. А Чемпионат Мира по футболу в грязи мы уже выигрывали, там нам стремиться не к чему. Календарь чемпионата для всех лиг должен укладываться в погодные реалии страны, а значит проходить он может в промежуток «вторая половина марта-первая половина ноября». Будет ли это с осени на весну или наоборот, не имеет особого значения, это другой вопрос, обсуждать его вообще не вижу смысла.

— Карпухину нужен гараж где-то между Томском и Хабаровском. Он будет ездить по тайге на своих Жигулях и проверять — выполняют ли макаки квартальный план.

Тут возникает вопрос, как втиснуть наш насыщенный календарь в календарь международных игр. Мне постоянно приводят именно этот довод, почему я неправ. Но если вы приняли все предыдущие рассуждения хотя бы с формулировкой «допустим», то этот довод теряет смысл. У нас нет цели просто ворваться на небосклон мирового футбола. Наша цель — национальная популяризация игры. И любые другие составляющие становятся вторичными. Не хочу говорить слово «суверенитет», но именно оно всплывает первым. Если нынешняя попытка интеграции в условия, выдвигаемые УЕФА, привела к тому, что футбольное хозяйство страны находится на грани полного разрушения, не стоит ли остановиться и перестать скакать в пароксизме угара от успеха коммерческого проекта еврочиновников, даже если в случае «Ростова» крохи, перепавшие им с барского стола, вполне внушительная часть их бюджета? Расширение круга футбольных субъектов Европы привело к тому, что мы вынуждены играть даже против клубов и сборных страны, которая не признана нашими политическими решениями. Я имею в виду Косово. И если наша цель — наши дети, то при чём тут всё остальное? Почему мы должны играть это бесконечное количество дополнительных матчей, на время которых останавливается вся футбольная жизнь в огромной стране?

Хорошо, если РФС не чувствует в себе сил противостоять идеям евроинтеграции даже тогда, когда они создают нам непреодолимые преграды, давайте сократим количество официальных внутренних матчей. Если мы не можем проводить 30 туров из-за европауз, давайте сделаем 26 туров или даже 22. У нас ежегодно пара клубов рискует сняться с турнира по его ходу. Если мы поднимем престиж всех остальных лиг, может быть, томским болельщикам станет интереснее соревноваться с красноярцами и тюменцами, а не получать регулярные оплеухи от лучших клубов страны, с ужасом рассматривая дыры в бюджете любимой команды. Ведь уже очевидно, что альтернативой этому будет просто полное исчезновение Сибири и Дальнего Востока с футбольной карты страны. Это не заскоки каких-то меньшинств. Это вопрос погоды и здравого смысла.

— У вахтера есть запасные ключи!
— Он не отдаёт. Ваш вахтер — идиот!
— Да, но он на посту.

Я не говорю ничего нового. Все эти мысли уже высказывались так или иначе. Но продавливаются раз за разом абсолютно противоположные решения. Только не надо думать, что многочисленные вахтёры определяют нашу жизнь. Мы их сами туда поставили. И если кого-то из них ставили уже не мы, то те, за которых всё равно ответственность доходит до нас. Мутко не сам по себе возник. Помимо того, что он был назначен министром, он ещё и был выбран на конференции РФС. А выбирали его представители региональных футбольных организаций в том числе. Надо разобраться, кто их выбирал.

Точно так же надо разобраться, почему представители государства в «Газпроме», «РЖД» или «Россетях» голосуют за огромные непрофильные затраты. Это не социальная нагрузка, это профанация. Социальная нагрузка — это федеральные спортивные программы, а не логотип на майке футбольного клуба. Я не говорю, что этого логотипа не может быть там по определению, хотя могу себе представить с какими мыслями болельщики «Спартака» переплачивают за свет, газ и железнодорожные билеты, читая про зарплаты Халка, Ерёменко или Чорлуки. Но появиться он там может только после того, как будет висеть на детских площадках по всей стране.

И сразу станет ненужным содержать массу щелкоперов-имиджмейкеров, создающих историю из ничего, если основная часть их зрителей и так будет вовлечена в футбольный процесс. Нет, законы маркетинга это всё не отменит, но это прекратит активную мифологию. А Тина будет вынуждена вернуться к форматам «Умниц и умников», если сможет и захочет, конечно. А вместо династий Левниковых и Ивановых мы получим пацанов, прошедших детский и юношеский спорт и нашедших призвание в судействе. Конечно, всегда найдутся неудачливые риэлтеры, которые будут пытаться купить и их, но это перестанет быть системой.

Трудно надеяться, что эти идеи разрушат нынешний монолит современной фантасмагории. Но даже немые иногда красноречивее ораторов.

«Правление дискредитировало себя»

— «Я вам покажу». Что вы нам покажете?
— Да он вам всё покажет!
— Мы вам ничего не позволим показывать! Мы вам сами всё покажем!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи cuggxa