Если в межсезонье не говорить о трансферах, то о чём вообще тогда говорить, писать, размышлять?! «Спартак» достаточно необычно для себя досрочно, до начала первого сбора, пересобрал коллектив, которому предстоит решить простую (по сути своей) задачу на оставшиеся тринадцать матчей текущего сезона — сохранить любой положительный очковый отрыв от ближайшего преследователя известно каких кровей и настроений.

Наша зимняя «трансферная кампания» интересна вовсе не тем, кого мы подобрали (как в прямом, так и в переносном смыслах), а тем, зачем мы это сделали. Точнее, зачем это сделал Каррера. О чём и попробуем поговорить.

Очевидно, что наш спорт вообще и футбол в частности пребывают в комфортном состоянии лёгенького междусобойчика. Пусть это и вообще одна из главных проблем любой более-менее крупной отрасли народного хозяйства, мы тут про футбол говорим. Высмеиваемый (и по делу) за своё известное высказывание о трансферном рынке Сергей Юрьевич Родионов на деле-то прав, если определение «тяжёлый» понимать правильно. А правильно его понимать как «поделенный». Уважаемые люди уважили друг друга и давно обо всём договорились. Включая и нашего уважаемого Барина. Цирковые цифры трансферов одного Самого Популярного В Этой Стране Клуба™ — это выпирающая реальность, которую сколько не невозможно скрывать, сколько уже нет нужды соблюдать хоть какие-то приличия — Мы Здесь Власть™! «Не надо стесняться», как поётся в какой-то поп-песенке. Но если верхи не хотят, то низы уже не могут.

Реальность, право дело, обладает удивительно циничным чувством юмора. В год столетия двух (если кто-то плохо учил Историю) Российских революций «Спартак», похоже, дерзко пытается совершить свою собственную. Не ради всего хорошего против всего плохого, а ради банального передела этого рынка. Юмор реальности не только в цифрах — отцы-основатели назвали наш клуб по книге Рафаэлло Джованьоли, описывающей реальное восстание во времена Римской… Республики. Которая затем стала Империей, но не потому, что восставшиеся добились какого-то успеха, а потому что успеха добились те, кто их победил. И плодами этой победы воспользовался сполна. Леонид Арнольдович внезапно обнаружил, что он — мужчина?

Вспоминая Великую Октябрьскую Социалистическую революцию, следует чётко понимать, что партия большевиков: а) была в меньшинстве; б) не стеснялась договариваться; в) не рефлексировала. На стороне «красных» было огромное количество вполне себе «белых» — людей, имевших собственное мнение и собственные цели, но объединённых ради одной общей. Проводя исторические параллели, выбор Массимо не представляется настолько уж спорным. Какая разница, сколько будет Самедову через год, когда он нужен нам ровно на 13 матчей, будучи в отличной физической форме прямо сейчас? И когда мы тоже нужны ему на эти самые 13 матчей, потому что он хочет известно кому и известно что доказать. Какая разница, насколько реально перспективен (ли) Джикия, если прямо сейчас он мотивирован и он в отличной форме? Один из главнокомандующих Царской армии, генерал от кавалерии А.А. Брусилов после 1917-го года три года не был востребован, но с 1920-го года успел сделать нужное для становления новой армии новой страны — параллели с «миланской паузой» Луиса Адриано как-то напрашиваются.

Каррера не думает о том, что будет этой осенью, потому что он поднял своё восстание и ведёт своих парней в пекло прямо здесь и прямо сейчас. И собирает под наши знамёна тех людей, которые помогут нам прямо здесь и прямо сейчас. И прямо с колёс. Его предшественники ошибочно (как показало время) пытались строить Систему — Каррера её ломает. Плевать на Систему — сейчас мы пойдём на поле и выиграем именно этот матч. А потом пойдём на другое поле и выиграем следующий. Или проиграем. Восставшие били римские войска просто потому, что противник не осознавал, что вот так, оказывается, можно — с цепами и палками, с вилами и плетёными щитами, в обход, внезапно. Что Глушаков — это похороны, а не «пустой комод для трофеев». Что Ребров — это надёжность, а не поцелуйчики со штангами. Что не одним Промесом, а то и вообще без Промеса.

Восстание Спартака было подавлено римской аристократией и использовано ей в своих целях для создания Империи.
В сущности, Великая Октябрьская Социалистическая революция, ставившая в основу мировой интернационал, была также подавлена — во главу было поставлено собственное государство, в итоге ставшее Империей.

Наше восстание тоже будет подавлено, потому что добро пожаловать в реальную жизнь. Потому что вместо растерянной римской милиции и недостаточно креативных римских военочальников придёт прагматичный претор Алексей Борисович Красс. А если будет надо — консул Гай Юлий Иванов. И биография Массимо — это биография реального человека, который правильно понял, что «в «Челси» он не поедет». Никогда. И почему он туда не поедет. Что структурированное, основательное, step-by-step будущее — оно не для него. No problemo, он пробьётся в него с боем. Нет ни капли сомнения — мы будем биться вместе с ним. Чёрт возьми, неужели это не весело?!

12-ой кавалерийской дивизии — умереть. Умирать не сразу, а до вечера. // Приказ А.А. Брусилова начдиву А.М. Каледину, 29 августа 1914 года.

К оружию, братья!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи Георгий Фисичев