— А что бы сделал, если бы застрял в одном месте, и все дни были бы одинаковые, и что бы ты ни сделал, не имело значения?
— Это история всей моей жизни.

Как бы ни было, все мы, нынешние болельщики «Спартака», так или иначе вышли из одной старой гостевой. Именно из неё потом вышли более молодые ресурсы, включая «Фратрию». И даже самые независимые всё равно ощущали на себе её влияние, прямо или опосредованно. На этой неделе по старой традиции её участники будут праздновать 20-тилетие.

Как бы ни злопыхали наши «партнёры» с зиа или песков, эту книгу всегда отличал высокий уровень. Там рождались формат боления, формы протеста, происходила самоорганизация террасы. Подтягивались туристические компании к организации выездов, создавались ресторанные проекты. Уважаемые сокнижники не только вели диалог с клубом, но и занимали места в его структуре. Рождалось и умирало болельщицкое телевидение. На книге писали вполне профессиональные журналисты, футболисты команды, проводились в он-лайне интервью, происходила даже обратная связь с руководством клуба (помните Володю Шевченко? Он-то наверняка помнит и не забудет). Именно поэтому там родился формат чистых читателей и правило «не торопись писать, кто-то скажет всё за тебя и сделает это лучше».

Там я нашёл очень много друзей в самых разных городах страны и мира. Наша общность давала возможность выстраивать более надёжные и крепкие связи, чем в обычном, быстро меняющемся мире. Потеря лица на книге означала потерю лица на террасе, а значит и в движе, что в некоторых случаях приводило к негласному запрету на посещение домашнего стадиона, а иногда и выездов. И наоборот, следуя неписанным кодексам ты мог не бояться остаться один в незнакомом городе или остаться без билета при любой степени аншлага.

С другой стороны, всегда существовал круг болельщиков, увлеченных не столько поддержкой команды, сколько критикой любых действий. Им неважно было, что обсуждать. Предметом критики становились игроки, работники клуба, активные болельщики, да кто угодно. Эти люди часто не выходили на свет, оставаясь за ширмой своих ников и виртуальных образов. Уровень потребления телевизионной картинки давал им право судить всё и вся. А несколько лет в детской спортивной школе делало их в своих глазах уже практически профессиональными экспертами.

— Вы уверены, что раньше не играли на фортепиано?
— Уверен. Но мой отец был грузчиком роялей.

Любая сложная система склонна к деградации и упрощению. Завтра наш «олдскул» устраивает для всех большой праздник. Уже объявлено, что скорее всего он станет последним (хотя последний мы уже пару раз, кажется, проводили). Создатели гостевой постарели и устали. И так и не нашли, кому передать управление таким сложным механизмом, каким была эта книга.

Завтра на пати будут не только олдскульные москвичи. Будут и представители КБП, благодаря которым каждый год наша команда чувствует наши ожидания в Питере сразу с выхода из аэропорта. Будут представители КБИ, которые устраивали тёплый приём команде, когда она проводила там предсезонку. Будут представители и многих других городов, которые всегда помогали с организацией приёма команды и болельщиков для того, чтобы самый флегматичный легионер почувствовал, что «Спартак» по всей стране и во всём мире может рассчитывать на значимую поддержку.

Завтрашние организаторы торжества стали историей нашего боления. Осколки старой книги всплывают старыми никами и короткими репликами. Но большую часть её захватили вот такие грузчики роялей. Я не отказываю им в праве говорить о том, что им интересно. Я просто хочу, чтобы они остались на уровне той книги, которая родилась 20 лет назад и долго определяла реальное боление за нашу команду. Для этого надо перехватывать инициативу и выходить из виртуального мира собственной аналитики. И делать что-то реальное.

А если нет… значит книга так и останется проектом конкретных людей. Но как бы ни произошло потом, сейчас я им всем говорю огромное спасибо за то, что они делали и делают. Вы сделали это хорошо. А завтра я скажу это каждому в отдельности. Даже молча, даже просто пожав руку. Вам стоит знать, что лично я вам очень благодарен за всё.

p.s. Чтоб не заканчивать поздравление на миноре, напомню вчерашний результат сурков.

Московский не проснулся. Но питерский вообще сдох. Так что нет повода для истерики.

— Что-то изменилось.
— Стало лучше или хуже?
— Если что-то изменилось, это уже хорошо.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи cuggxa