Сдаётся мне, джентльмены, это была… комедия.

Если честно, всё происходившее до сих пор начало утомлять меня своим пафосом. И я давно собирался сбросить пар. Почему-то мне казалось, что матч с пятым колесом московского футбола будет отличным поводом для этого. Я даже сделал заготовку, но игра внесла изменения в мои планы. Я мог бы исполнить прежний замысел, но… игра пошла по другому сценарию.

Сюжет действительно вышел комедийным. Более того, даже причины я угадал правильно. Все наши ошибки заключались в самонадеянности и хамстве в отношении к Великой Игре. Наш коллектив вдруг вообразил себя небожителями и играл в расслабленном состоянии. А Игра этого не прощает, она наказывает. И все отскоки пошли в сторону, а стороны эти были в наших пустых зонах, а партнёры не помогали, а именно что расслаблялись. И я вдруг понял, что это всё про другое.

В прошлом году в наш гадюшник, на котором поставили крест не только сами болельщики, но, похоже, и сами игроки, приехал элегантный джентльмен. Который даже в спортивном костюме выглядел так, как многие не выглядят во фраках и смокингах. Он не был брутален, не орал и не ругался, не стрелял глазами и не бил кулаком по столешнице. Он просто внятно и чётко начал повторять футбольные истины. Он улыбался всем и терпеливо требовал. Тихим и спокойным голосом он требовал вернуться к основам и искренности, к Добру и Свету. Он не привёз с собой усилителей звука и голографических синтезаторов, с ним не было манкуртов и ассасинов. Он просто принёс Слово.

И те, к кому он пришёл, откопали у себя в душе какие-то остатки своих юношеских надежд и мечтаний, рванулись к нему навстречу. И вместо спившихся и обрюзгших миллионеров мы снова увидели банду восторженных мальчишек, которые забыли про всё, кроме футбола. Которые забыли про всесильный русский Газпром и продажных журналистов. Которых не могли остановить ни судьи, ни многомиллионные звёзды соперников. Они бились за все свои детские идеи, которые отличались, конечно, от их реального воплощения на катках Томска и Самары, но многотысячная поддержка вмиг ожившей торсиды вдруг дала им новые наполнения и сущности.

Неужели ты думаешь, что за твои жалкие десять долларов Господь будет терпеть твои колебания?

Сегодняшний Вилков это не то, что могло бы встать на пути у них осенних. Но на дворе весна. Парни потухли, потому что была пауза, которая всех и всё поменяла. Поэтому говорить про тварь продажную, как их всех метко оценил любимец власти и сам власть, наплевав на все законы приличия и морали, не имеет никакого смысла. Сквозь эти «колебания» футбольных судей мы шли все первые 19 туров, но это нам не мешало. Мне не нравятся проститутки и журналисты, но я их не осуждаю. Это их выбор. Точно такой же выбор делают русские судьи. Им нравится стоять напротив десятков тысяч болельщиков и кланяться. Думаю, русские судьи ради этих мгновений и выбирают себе профессию. Но в этом нет ничего нового, так было всю осень.

Но сегодня было нечто новое… Это сработало, Мистер Секонд дотянулся до наших парней. И они все, безусловно, теперь милые и честные, какими мы их неожиданно нашли осенью, вдруг рухнули обратно к подножью той горы, на которую они так долго катили свои камни. Ужасно играли все. Единственный игрок, к которому у меня нет сегодня ни одной претензии, это Ребров. Все полевые игроки были небрежны и самонадеянны. Все эти пасы в пятку и недодачу, с опозданием, а потому и в оффсайд. Недобегания и возвращение трусцой, атака в полшага и распущенность в борьбе, которая с начала и до конца трактовалась против команды. Всё это — положительный тильт неофита, который после пары-тройки удач набил себе первый стэк в турнире. Как рухнули воспитуемые мистером Фёрстом в пучину алкоголизма и разврата, так сегодняшняя команда оказалась вообще не готова к борьбе.

И то, что против нас играли натуральные девочки, которые изображали обиды, страдания и душевные муки куда достовернее, чем спортивную борьбу, ничего не меняет. Нормального мужчину девочки не царапают и не кусают. Никакие, самые отмороженные и космополитенизированные. То, что Бузов не футболист, а герой инстаграмма, ничего не меняет для мужчин. Если мужчины в порядке, собраны и сильны внутренне. А вместо этого мы увидели пацанов, идущих к успеху, с их бабами. Ничего удивительного, что футбольный матч скоро превратился в свару, скандал и истерику.

Трудно спорить, кто виноват в пропущенном голе. Дурацкая инициатива Комбарова, недобег Зобнина или недошаг назад Кутепова. «Обе вы хороши». Точно так же расхлябанно трусили Таски с Фернандо, такой же недошаг был у Ещенко. Единственный, кто тут не виноват, это Ребров. Удар был идеальным, Ари умеет. И мы знаем про это. Это седьмой его мяч в семи матчах против нас. Но всё то же самое было и в атаке. Точно так же недорабатывали в атаке Зе Луиш, Промес, Самедов и… а, ну да, Джано же ещё играл. Весь этот коллектив очень сильно напоминал концовку заглавного фильма. Тот же зал, те же люди, то же кино на экране. Бардак, блуд и пьянство вместо «общества». Вместо горящих глаз и того самого желания, которое зажигало трибуны полгода назад.

 — В твоих фильмах люди целуются, а через минуту у них появляется бэби. Мы с тобой столько уже целовались…
— Видишь ли, Диана… Как тебе это объяснить? Это называется «монтаж». Поцелуй — свадьба — и — бэби!
— О, Джонни, я хочу как в синематографе. Прошу тебя, сделай монтаж!

До конца чемпионата 10 туров. Я понимаю, как игрокам и многим болельщикам хочется сделать «монтаж». Я чувствовал это всю зиму. Все три долгих месяца со всех сторон неслось «когда если не сейчас». Да, надо именно сейчас, и для этого всё есть. Но только это совсем не значит, что вопрос решён. Сопротивление и напряжение нарастают. Сил для преодоления любых обстоятельств потребуется больше, чем нужно было раньше. Поверьте, девочки с Черкизова это не самое сложное, что нас ждёт весной. И то, что они отстегали нас своими нитяными варежками по лицу, благо для нас. Если в дуэли с быками мы ничего не доказали, то теперь нас отхлестали дамы. Соберитесь, матива.

Я очень надеюсь, что в следующем туре к нам вернутся наш капитан и наше лучшее приобретение зимы. И скинут этот морок с команды. Потому что этой весной мы можем проиграть только одному коллективу. «Спартаку». Этому самому «Спартаку» последних 16-ти лет. Если нам опять будет казаться, что нам кто-то мешает. Плачущие большевики из колыбели революции у нас уже есть, а парням надо собраться. И если это не сделают Денис с Луиской, то больше уже некому. Массимо дал вам уже всё, что мог. Остальное — сами.

Забудьте про всех. Есть только вы и мяч. Станете ли вы легендами теперь зависит только от вас.

Или мы так и запомним вас командой великих неудачников.

— Я должен отомстить мистеру Секонду. Он осквернил имя синематографа. Он сеет зёрна ненависти в души зрителей. Он должен умереть.
— Не надо, Джек. Каждому своё. Будущее нас рассудит. В дорогу! Наш зритель ждёт нас.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи cuggxa