Путь праведника труден, ибо препятствуют ему себялюбивые и тираны из злых людей. Блажен тот пастырь, кто во имя милосердия и доброты ведёт слабых за собой сквозь долину тьмы. Ибо именно он и есть тот, кто воистину печётся о ближнем своём и возвращает детей заблудших. И совершу над ними великое мщение наказаниями яростными, над теми, кто замыслит отравить и повредить братьям моим. И узнаешь ты, что имя моё Господь, когда мщение моё падёт на тебя

В этот Светлый день меньше всего хочется примерять на себя роль меча карающего. Смирение и покаяние, под которыми прошла вся футбольная весна этого года, накладывают отпечаток такой же светлой радости. И воздаяния за них. Но ощущение Присутствия не зависит от нас, не по нашей воле оно приходит. И сегодня вечером оно опускается на нас. И на тех, кто пошёл за нами. Во имя милосердия и доброты. Во имя Справедливости.

Ещё ничего не закончилось. Впереди ещё полтора месяца чемпионата и семь полноценных туров. Впереди сильные соперники, в том числе и на выезде. Ещё рано праздновать и веселиться. Сценарии ещё могут меняться, а дата, которую мы выкрасим в своих календарях в красно-белый цвет, может выпасть на разные дни и разные стадионы. Но уже понятно всем, даже нашим врагам, что она будет в этом году. Очередная 22-я такая дата.

Ложь и бабло наконец-то отступили. А наши одежды на этот раз абсолютно чисты. И наша радость чиста. Во всём мире всё это просто «бульварное чтиво», но именно вы перевели его и воплотили чтивом криминальным. И прошли по всем семи смертным грехам. От тщеславия, алчности и чревоугодия до зависти, гнева и уныния. И блуда.

— Чей это мотоцикл?
— Это чоппер, детка.
— Чей это чоппер?
— Зеда.
— Кто такой Зед?
— Зед мертв, детка. Зед мертв.

Он мёртв не потому, что мы его убили. А потому что он выбрал негодную цель с негодными методами. Построенный на лжи и деньгах, проект умирает сам. Как ваш стадион, ставший квинтэссенцией ваших манер. Помпезный, разворованный, плесневеющий и гниющий ещё до своего открытия и не работающий. Вы не были и не будете нашими соперниками, врагами или кем-то ещё принципиальными. Вы просто эпизод, как напичканная водочными деньгами «Алания». И ваши попытки создать себе какую-то историю может закончиться только одним. Историей рытья Финского залива и кастрюлями на головах. Я не обвиняю, я просто называю всё своими именами.

Промес был лучшим. Он провалил весну, он был плох. Только для того, чтобы остаться одному в самый важный момент и решить игру. Он был везде, успевая даже дать советы Каррере. Он забил, отдал и вытащил третий мяч. Но если второй забил вернувшийся Саша Самедов, то третий потерял тот, с кем мы прощаемся в этом сезоне. Все были хороши. И закрытый Фернандо, которого так хорошо знал Луческу, сделал больше, чем его визави. И Денис недополучил то, с чем мог конкурировать Антошке в звании лучшего игрока сезона. И Попов, пробежавший к замене 10 км, Рома Зобнин, переходивший к нам без особых иллюзий и набравшийся красно-белого по ходу сезона. Джикия, поверивший в себя неожиданно после веры в него Гаджиева и вдруг решающий судьбы чемпионства. Ещенко, на лёгкой ноге перебегающий между контрактами и вдруг оказавшийся частью чемпионства великого «Спартака». Дима, начавший решающую атаку… ВСЕ! Все вытащили этот мяч. В крови, соплях и синяках, мы забрали эту победу.

И можно опустить этот меч. Остальное с этой камарильей сделают другие.

— Ты в норме? 
— Нет, мужик. Я, мать его, далёк от нормы.

Нам не надо их добивать. Мы оставляем за своей спиной огромного красно-синего ниггера с кляпом во рту и бешенством в глазах. Между нами и этим ниггером ничего нет, но он сам с удовольствием сделает с ними то, на что не решилась бы никакая самая мстительная наша фантазия. А если этого будет недостаточно, там полно других клубов, уставших от лжи и лицемерия, жестокости и глупости этих извращенцев, решивших, что они могут переписать футбольную историю.

Я очень надеюсь, что накануне чемпионата мира мы все очнёмся и сможем на подножке последнего вагона въехать в этот праздник футбола равноправными участниками, а наши красно-белые пацаны расскажут молодым партнерам по сборной, как отдавать всех себя на поле и вырывать результат там, где он ни в какую не хочет приходить. Как воля к победе ведёт там, где уже не хватает умения. Но это другой разговор.

А сейчас я хочу, чтоб весь славный коллектив МатчТВ и примкнувшие к нему щелкоперы наконец-то поняли простую вещь. Футбол начался не с них и на них не закончится. А самое главное, что Футбол в большей части не особо и замечает их существование. И ныряя в чувственные глубины невежества своей руководительницы, они утратили право вообще называться специалистами. Перепечатывая шизофренические заявления футболистов с Невы, включая переростка-недоросля и плачущего тренера, путающих факты, слова и логические связи, вы все стали для нас воплощением столь популярных сейчас понятий, как fake-news и post-truth. Коллективный Псаки русского футбола.

Ну и пара слов «нашей» Дзюбе напоследок..

— Видишь, юная леди? Уважение. Уважение к старшим формирует характер.
— У меня есть характер.
— То, что ты показываешь характер, вовсе не говорит о том, что этот характер у тебя есть.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи cuggxa