В небольшой огоньковской брошюре «Мои футбольные годы» великий футбольный мудрец Николай Петрович Старостин так писал о не менее великом тренере Константине Ивановиче Бескове, с которым ему довелось работать почти полтора десятка лет:

Его любимое выражение — «Этого требует футбол завтрашнего дня». Иными словами, он работает с перспективой.

Я не знаю, что говорит своим игрокам Каррера. Но вот по действиям команды на поле сразу видно — он заставляет их играть именно в такой «футбол завтрашнего дня». В футбол, основанный — только не смейтесь — в первую очередь на человеческих качествах игроков.

Я говорил и буду говорить, что сейчас «в футбол научились играть все». Благодаря делу Босмана и современным информационным технологиям произошел синтез футбольных школ, сейчас буквально каждый может изучить (и применить) новейшие разработки в тактике, тренировочном процессе и медицине — при наличии, конечно, соответствующих финансовых ресурсов. Те же «стеночки и забегания» превратились из «именного» футбольного элемента, присущего стилю, в докомпьютерные времена называвшемуся спартаковским, в один из элементов обязательной программы, который должны уметь выполнять все, если представится подходящий момент.

В чем же может быть конкурентное преимущество, когда «все всё знают»? А в том же, в чем оно было, когда «никто ничего не знал» — в личных качествах футболистов. Не только исполнительских (сила, выносливость, техника, скорость мышления и т.д.), но и «морально-волевых», о которых так любят говорить.

Ранний футбол наш начинался согласно выражению «Охота пуще неволи». Мы были страстными его приверженцами, искали в нем психологической разрядки, нам не терпелось сыграть. И первые клубные чемпионаты страны, начавшиеся в 1936 году, тоже были под властью азарта, накала, под влиянием возвышенных нравственных и душевных установлений. Ничего тут нет удивительного, до футбола мы дорывались…

Вот что сделал Массимо Каррера. Я не знаю, как ему это удалось, но он заставил спартаковцев снова полюбить футбол. Выходить на поле не как персонажам анекдота («Вот хорошо вроде быть футболистом. Зарплату платят огромную, жилье отличное, форма красивая, поклонников куча. Но вот как игра — так хоть увольняйся!»), а «под властью азарта, накала, возвышенных душевных установлений». Им просто по кайфу играть друг с другом и побеждать. И именно этот «фактор кайфа» при прочих равных тактических, тренировочных и медицинских условиях делает команду чем-то большим, чем сумма отдельных игроков.

Ну а что внешне футбол Карреры выглядит как что-то «не то» — это прямое следствие философии, на которой он рос в «Ювентусе». Вот как об этом рассказывал Джанлука Виалли:

В Турине особая рабочая этика. Она заразительна. Это атмосфера, которая должна быть и в жизни, и на тренерской скамейке. Главные особенности «Юве»: работать, не задирая носа и не покладая рук, а при победах быть скромным.
Клуб учит, насколько важно брать ответственность на себя: он дает вам все условия, чтобы доказать, на что вы способны, но вы тоже должны выкладываться полностью. После этого вы выигрываете и наслаждаетесь почестями.
Но наслаждение долго не длится, потому что следующую игру тоже нужно выигрывать. Видите ли, в «Ювентусе» успех чаще кажется облегчением, чем радостью.
…Признаюсь, за мои долгие годы в составе «бьянконери» никто никогда нам не говорил «Постарайтесь сегодня сыграть хорошо». Чаще всего нам говорили «Постарайтесь сегодня выиграть».

Следующая фраза, наверное, прозвучит немного крамольно, но в определенной степени Массимо Каррера вернул «Спартак» даже к более древним корням, чем бесковско-романцевские. Сравните фразу Виалли о «постарайтесь сыграть хорошо» со следующим пассажем из книги другого Старостина, Андрея Петровича:

…Бесплодная красивость австрийской игры стала вызывать чувство недоумения.
— Почему они только пасуют и к тому же так мелко?
— Почему они так неагрессивны у ворот?
— Почему они так мало играют индивидуально?
— Почему они не бьют по воротам?
Почему, почему, почему… Это слово все чаще и чаще слышалось на трибунах к концу игры. Несмотря на то, что счет был очень крупным, мячом по-прежнему больше владели австрийцы. Мяч у них, а они проигрывают.
— На вид блюдо вкусное, а есть его нельзя! Несоленое! — сказал мне сосед по трибуне. — Нет, не нравятся эти венские кружева.
И мне не нравятся. Никогда я не был поклонником такого стиля. «Не знаем, выиграем мы или проиграем, — заявил на аэродроме тренер австрийцев, — но мы вам покажем красивый футбол». Да, красивый футбол они показали. Но, позвольте, какая же может быть красота без победы? Красота ради красоты?

Написано в начале шестидесятых годов, а звучит — словно про «Спартак» нескольколетней давности, который «играл в Барселону» и коллекционировал крупные (да и не очень крупные) поражения.

Красота футбола Бескова и Романцева состояла именно в том, что проявления индивидуального и коллективного футбольного интеллекта их «Спартак» соединял с победами. Если бы при Бескове «Спартак» с теми же стеночками и кружевами боролся не за первое-третье, а за пятое-седьмое места, Константин Иванович ни за что бы не проработал в «Спартаке» двенадцать лет. Николай Петрович точно бы этого не допустил. Он и постоянными медалями-то был недоволен.

Стали удовлетворяться призовыми местами, а до первого недотягивали, проигрывали в тот момент, когда победа была нужна позарез, не по-спартаковски проигрывали. Да и в розыгрыше европейских кубков, хотя за «Спартаком» и числятся яркие удачи — с «Астон Виллой», «Арсеналом», «Брюгге»,— все же наш путь часто обрывался преждевременно из-за недостаточных, как я считаю, волевых усилий.
Возможно, кому-то покажется, что я слишком привередлив, как-никак «Спартак» и сегодня у нас из лучших, одержал за последние сезоны немало эффектных побед, больше всех забивает мячей, способен показать красивую игру. Но что поделаешь, я смолоду, начиная с «Красной Пресни» и потом в «Спартаке», получил такое спортивное воспитание, что ни частичные, ни временные успехи, ни полууспехи удовлетворить меня не могут. «Спартак» открыл свою историю еще в тридцатые годы как команда, обязанная постоянно держать на мушке звание чемпиона и Кубок, таким я продолжаю его видеть и сегодня. Этим и объясняется моя привередливость.
Самокритике я, кажется, уделил немало места. Повторю еще раз, что «Спартак», пережив несколько лет назад подъем, дальше не пошел, начал повторяться.

Будущее современного футбола — именно за преимуществом в «волевых усилиях» при прочих равных условиях. Первым в нашем чемпионате это понял Курбан Бердыев — и создал свой сверхоборонительный «Ростов», который при не особенно сильном исполнительском мастерстве отдельных игроков силен командной синергией. А потом в «Спартак» пришел Массимо Каррера, и, по чудесному совпадению, менталитет «Ювентуса» оказался очень сходен со знаменитым «спартаковским духом». Который отнюдь не в стеночках и забеганиях.

Да, спартаковский дух — никакая не мистика. Он проявлялся особенно выпукло в том, что мы, как правило, выигрывали узловые, решающие матчи и в чемпионате, и в розыгрыше Кубка, и международные. А обеспечивалось это, как я считаю, разумным подбором игроков, наделенных ярко выраженной волей.

Недавние победы над «Зенитом» и ЦСКА — это самый настоящий «спартаковский дух». И совершенно не обязательно быть «плоть от плоти», чтобы им проникнуться. В соревновании между теми, кто примерно одинаково может победить, побеждает тот, кто больше этого хочет. Ну, или тот, кому больше помогают, но давайте не будем о персонажах Правил игры в футбол №5 и 6.

Если мы в своем кругу о ком-то говорим «спартаковец!», то это надежная характеристика. И не обязательно человек этот по происхождению с «Ширяевки» или из Тарасовки. Достаточно много было игроков, пришедших в нашу команду взрослыми, но принявших нашу «веру».

Каррера, на наших глазах творящий историю, или Глушаков, который даже медаль первую получит только в этом году, разве не спартаковцы? Уж всяко больше спартаковцы, чем один воспитанник, который сейчас играет за постоянно ноющую команду из Санкт-Петербурга.

Ну и напоследок — почему же этот «футбол завтрашнего дня» совершенно не понимают или отказываются понимать наши труженики футбольного пера? Если позволите провести аналогию — они в понимании игры застряли примерно на том же уровне, что «казуальные» игроки в футболменеджер, которые берут любимую команду, ставят там Расстановку, выбирают Схему Игры и потом только меняют в ней футболистов в случае травм и дисквалификаций. А изучение сильных и слабых сторон своих игроков, соперников, подбор тренировочного процесса и схемы под оптимальное противодействие этому сопернику, ну и всякое прочее копание в многочисленных таблицах — это же скучно. Вот разница между «казуальным» и «профессиональным» игроком в понимании футболменеджера — примерно такая же, как между большинством наших журналистов и Каррерой в понимании футбола. И при всем при этом эксперты почему-то считают себя вправе учить игроков играть, а тренеров — тренировать.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Фото: Официальный сайт ФК

Записи spektrowski