Посетим школу тренеров, в которой учились побеждать Конте, Анчелотти и Аллегри

Паоло Бандини

Итальянские тренеры в этом году могут выиграть три из пяти ведущих европейских чемпионатов. «Челси» Антонио Конте лидирует в Премьер-лиге, «Ювентус» Массимилиано Аллегри восседает на вершине Серии А, а Карло Анчелотти уже выиграл Бундеслигу с мюнхенской «Баварией». И это всего через год после того, как Клаудио Раньери сделал «Лестер» чемпионом Англии — впервые в истории команды.

И горе тем, кто думает, что список на этом заканчивается. «Нет, этими ребятами все не ограничивается, — протестует Ренцо Уливьери. — Есть еще, например, бывший ассистент Конте Массимо Каррера, который идет на первом месте в русской лиге со «Спартаком». Есть и другие, они где только не работают. Мы везде на вершине».

На момент, когда я пишу эти строки, в пяти самых престижных европейских лигах работает 19 итальянских тренеров. Сравните это с 15 испанцами, 11 немцами и всего 7 англичанами.

Уливьери имеет полное право гордиться этим. Больше десяти лет он возглавляет Итальянскую ассоциацию футбольных тренеров. А сейчас он совмещает эту роль с еще более влиятельной. В 2010 году его назначили директором «Скуола Алленатори» («Школы тренеров») в Техническом центре Итальянской футбольной федерации в Коверчано.

Антонио Конте и Ренцо Уливьери на церемонии Gran Gala del calcio в январе 2014 года

Любой, кто хочет стать главным тренером в Италии, должен отучиться здесь. Это единственное место в стране, где можно получить лицензию УЕФА категории «А», необходимую любому, кто хочет тренировать на профессиональном уровне, и лицензию Pro, обязательную для главных тренеров команд в двух высших дивизионах.

Впрочем, «Скуола Алленатори» намного старше обеих этих лицензий. Тренеры учатся здесь своему ремеслу уже более полувека. Это место объединяет всех итальянских тактиков, которые лидируют по всей Европе, и их не менее славных предшественников. Конте, Каррера, Раньери и Анчелотти учились здесь, как и Арриго Сакки или Джованни Трапаттони.

Что же получается — именно образование в «Скуола Алленатори» подготовило их к такому успеху? И, если да — какие уроки могут из этой модели извлечь другие страны?

Иными словами: в чем заключается большой итальянский секрет?

***

Расположенные в зеленой долине меж холмов к востоку от Флоренции, здания Технического центра Коверчано очень напоминают виллы времен Медичи, которых немало в близлежащих пригородах — такие же бледно-желтые стены с покатыми красными крышами. Вид скорее элегантный, а не экстравагантный, но все равно поразительно красивый.

В Коверчано располагается не только «Скуола Алленатори», но и множество комплексов для тренировок как под открытым небом, так и под крышей, а также Музей итальянского футбола. Здесь проводят сборы и первая, и молодежная сборная Италии, а также базируются многочисленные тренерские и судейские организации страны.

Коверчано появилось во многом благодаря усилиям одного человека. Луиджи Ридольфи не только задумал построить это место, но и принял живейшее участие в его создании, чтобы гарантировать, что оно станет именно таким, каким он хотел.

Ридольфи родился в одной из старейших и богатейших семей Флоренции и унаследовал титул маркиза, но не собирался просто сидеть и наслаждаться легкой жизнью. В Первую мировую войну он служил в армии и даже заработал две медали за доблесть, а затем, выйдя в отставку, вернулся в родные земли и стал патроном спортивных команд и музыкальных фестивалей.

В 1926 году он основал команду «Фиорентина», до сих пор выступающую в Серии А. Примерно в то же время он стал президентом Итальянской федерации легкой атлетики. Этот пост он занимал более десяти лет, после чего перешел на аналогичную работу в Итальянской федерации футбола. В середине пятидесятых его снова избрали президентом первой федерации, но он остался и на вице-президентском посту во второй.

Широкий кругозор Ридольфи заставил его задуматься — не может ли футбол научиться чему-либо у других видов спорта? «В те времена футбол был самым бедным видом спорта, — вспоминает доктор Фино Фини, куратор Футбольного музея Коверчано. — Он был самым культурно непродвинутым. В легкую атлетику люди приходили после окончания старших классов [в те времена в Италии обязательное образование заканчивалось в 14 лет]. Старших классов или даже университета. В баскетболе было то же самое. А вот в футболе — нет».

Чтобы смягчить этот разрыв, Ридольфи предложил создать национальную тренировочную базу специально для футболистов и футбольных тренеров — такого в ту пору не было нигде в мире. И, что важнее всего, он хотел, чтобы студенты там общались с представителями других видов спорта. Но для этого ему нужно было сделать Технический центр местом, которое будет интересно посещать другим спортсменам.

Первое здание, которое вы увидите, пройдя через ворота Коверчано, — плавательный бассейн, и это не случайно. Сразу за ним — два теннисных корта. Повернув отсюда налево, вы наконец-то доберетесь до самого ближайшего ко входу футбольного поля, но даже оно окружено 400-метровой беговой дорожкой.

Намерения Ридольфи были совершенно ясны. Технический центр должен был стать узловой точкой для футбола, а не для беговых клубов или ватерпольных команд. «Но он хотел, чтобы его часто посещали не только футболисты, но и другие спортсмены, — говорит Фини, — чтобы футболисты могли в ресторане или в коридорах тренировочной базы общаться с более культурно продвинутыми людьми. Благодаря этому мир футбола сможет лучше познакомиться с другими видами спорта и другими спортсменами — и со временем его культура тоже улучшится».

Очень немногие знают, насколько успешным оказался этот процесс, лучше, чем Фини. Он стал работать врачом молодежной сборной Италии в 1958 году, в год открытия Коверчано, а с 1962 года перешел в первую сборную, с которой проработал двадцать лет. Позже он стал директором Технического центра и в конце концов перешел на работу в музее.

Фини говорит, что благодаря общению с другими спортсменами итальянские тренеры стали понимать, на что способны тела их игроков, а на что — не способны. В конце шестидесятых профессор Никола Комуччи стал вести в Коверчано первый курс по физической подготовке футболистов к выступлению на высшем уровне.

Музей итальянского футбола

«Когда в Коверчано приходили, допустим, легкоатлеты, Комуччи следил, как они двигаются, какая у них походка и манера бега, — продолжает Фини. — Он отмечал, как хорошо бежит спортсмен, как он держит голову поднятой и смотрит вперед.
У футболистов бывает небольшой уклон тела влево или вправо. Нужно исправить этот недостаток — может быть, с помощью специальной конструкции бутс. А потом из другого спорта вы узнаете, что можно упасть так, чтобы сильно не расшибиться. После единоборства можно упасть, но при этом сделать кувырок или повернуться. Вы все равно упадете, но хотя бы упадете правильно».

Сейчас эти идеи знакомы всем. Но вот для футбола пятидесятых и шестидесятых это была новая, совершенно неизведанная территория; «Скуола Алленатори» опередила свое время.

Вот что важно знать о Коверчано. С самого начала главным идеалом школы стали инновации и открытость новым идеям. Самим своим существованием школа обязана Ридольфи, который решил сделать что-то по-другому. Может быть, успех Коверчано именно в том, что ее директора готовы следовать примеру Ридольфи?

***

У Ренцо Уливьери очень простая стратегия, гарантирующая, что студенты «Скуола Алленатори» не будут заимствовать чужие идеи. Он вообще не дает им никаких источников, на которые можно ссылаться.

«Тренеры, приходящие учиться на наши курсы, не получают никаких учебников, — с улыбкой и хитрым блеском в глазах говорит он. — Зачем? Если я возьмусь писать учебник, я потрачу на это два года. То есть к моменту, когда я дам вам этот учебник, он уже на два года устареет.

Самого Уливьери «устаревшим» точно не назовешь. В феврале ему исполнилось 76 лет, но он по-прежнему бодр и энергичен. Еще до того, как мы пожали друг другу руки, этот тренер, за карьеру поработавший более чем с 15 командами, уже начал рассказывать мне, откуда берутся успешные тренеры. А когда мы сели за стол и начали интервью, он говорил практически без пауз, не давая себе времени даже на то, чтобы снять пальто.

«Когда люди только приходят сюда, в первые две-три недели они вообще ничего не понимают, — продолжает он. — В какой-то степени так происходит, потому что я этого хочу.

Для начала нужно вспомнить некоторые основополагающие принципы футбола; они очень стары и никогда не изменятся. Но вот потом придется начинать с нуля, потому что, опять-таки, если я буду учить футболу так же, как меня учили мои тренеры, это будут уроки, устаревшие на пятьдесят лет. Я же должен учить этих ребят футболу, каким он будет через десять лет. Я должен предсказывать будущее.

Если точнее, Уливьери считает, что должен работать над пониманием футбола вместе с учениками. Некоторые уроки проходят в «Аула Манья», современном лектории с интерактивным дисплеем, другие — на близлежащих футбольных полях, но в любом случае они проходят в форме диалога.

«Я постоянно учусь у своих учеников, — говорит Уливьери. — Когда я даю урок, я не просто что-то объясняю, и все. Или даю в конце урока задать пару вопросов, и все. Нет, они тоже со мной говорят».

А еще они пишут. Одно из последних препятствий, которое должен преодолеть студент Коверчано, чтобы получить лицензию Pro, — написание диссертации на тему по собственному выбору. Это требование уникально для Италии. В других европейских странах лицензию Pro можно получить без всяких диссертаций.

Это не жестокая пытка, выдуманная Уливьери, а давняя традиция, появившаяся задолго до лицензирования УЕФА. До 1998 года лицензированием тренеров занимались футбольные федерации отдельных стран. Еще за двадцать с лишним лет до этого любой тренер, который хотел работать на высшем уровне в Италии, должен был пройти трудный курс обучения в Коверчано, который называли «Суперкорсо».

Студенты должны были прослушать около 900 часов лекций и семинаров — почти вчетверо больше, чем сейчас для получения лицензии Pro. Впихнуть эти 900 часов в 12-месячный курс оказалось настолько трудно, что руководители курса в конце концов решили растянуть «Суперкорсо» на два года.

Требования к письменным диссертациям вводились поэтапно — это можно узнать, посетив небольшую библиотеку Коверчано. На здешних полках, между книгами, которые Уливьери никогда не дает читать студентам, можно найти и копии работ, представленных тренерами для получения квалификации.

Раньери празднует победу «Лестера» в Премьер-лиге

Мы видим, что, например, диссертация Клаудио Раньери, представленная в 1990 году, вообще была не диссертацией, а подробнейшим дневником, в котором он описывал всю свою работу на предсезонных сборах «Кальяри». С другой стороны, 16 лет спустя Антонио Конте приготовил 38-страничное рассуждение на тему «Соображения о схеме 4-3-1-2 и дидактическом использовании видеозаписей».

Перечитывая работу Конте, мы сразу видим, насколько полезно написание диссертации для молодого тренера. Конте расписывает достоинства и недостатки схемы 4-1-3-2 во всех подробностях, рассказывая, как она работает при владении мячом, как — без мяча и как — во множестве других обстоятельств.

На одной странице он описывает три различных стиля прессинга, которые можно использовать в данной ситуации, а также пять факторов, которые помогают решить, какой из стилей лучше всего применять — в том числе место команды в чемпионате, состояние поля и «психофизическое состояние футболистов». Как и большинство других мыслей, выраженных в документе, все эти слова сопровождаются диаграммой.

Дневник Раньери (справа) и проект Конте (в центре)

Уливьери считает, что работа над диссертацией ценна тем, что во время ее написания тренер разрабатывает свое мышление. Но футбол — это игра, которая постоянно развивается, так что он требует от студентов и более очевидной работы — ходить на стадионы и смотреть матчи вживую. Он советует им не ограничиваться матчами внутренних первенств — зарубежные игры тоже полезны.

«Vado, vedo e faccio vedere», — говорит он. Это переводится с итальянского как «Иду, смотрю, потом показываю людям», но по ритмике очень напоминает знаменитое «Veni, vidi, vici» Юлия Цезаря. Как и их предки-римляне, итальянские футбольные тренеры пришли, увидели и победили. Только не просите их предводителя писать книгу о том, как они это сделали.

***

Футбольные тренеры, как и все мы, склонны восторгаться яркими личностями. Недавние выпускники Коверчано, с которыми я пообщался, не сомневаются, почему их обучение завершилось успешно. «Уливьери потрясающий учитель, — говорит бывший нападающий «Милана» Филиппо Индзаги, ныне — тренер «Венеции». — Его курс помог мне отточить мои идеи».

Андреа Брессанутти

Впрочем, не умаляя заслуг Уливьери, стоит сказать, что корни успеха — где-то глубже. Уливьери возглавляет «Скуола Алленатори» всего шесть с половиной лет, так что к успехам Анчелотти и даже Конте он вряд ли причастен.

Копните чуть глубже, и найдете ощущение, что Уливьери с коллегами продолжают уже существующую традицию. Традицию, которая ставит превыше всего сотрудничество, открытость и постоянное желание развиваться, и вместе с тем отсутствие боязни вникать даже в самые мелкие детали того, как проходит футбольный матч.

Этим духом наслаждается Элизабет Спина. Первая итальянская женщина-тренер, получившая максимальную оценку в 110 баллов за экзамены на категорию «А», кое-что знает об идеале.

«Особенность Коверчано состоит в том, что я не могу вспомнить ни единого человека, о котором могла бы сказать: «Он немного не соответствует окружению, — говорит Спина. — Каждый учитель стремится довести дело до конца и добиться наилучшего результата — в футболе такое встречается не всегда».

«Иногда, когда работаешь с большим коллективом на определенном уровне, тебя что-то беспокоит. Что-то не вписывается в общую структуру. Так что наилучших результатов с этой группой добиться не удается — из-за одной мелочи. Здесь такого не было. Все объединены одним желанием — ставить перед собой все новые задачи и внимательно относиться даже к самым незначительным деталям».

Ее последняя фраза очень важна.

Мы относимся к футбольному тренерству как романтики, представляя игры как грандиозные дуэли эмоциональной риторики и тактического мастерства, но на самом деле успех или неудача в элитном спорте сейчас чаще всего определяется самыми мельчайшими преимуществами: способностью отреагировать на долю секунды быстрее соперника или хорошо обработать мяч в ключевом моменте.

Обсуждая практическую сторону курса, Спина сказала, что Уливьери считает некоторые основополагающие принципы футбола неизменными. Я наивно предположил, что это некий список ценностей, аккуратный набор пунктов, который можно записать на плакате и повесить на стену раздевалки.

Уливьери позирует для селфи с командой «Адзурри Старс» на тренировке в спортивном центре «Аква Ацетоза» в Риме, 31 августа 2015 года

Но когда я попросил Уливьери назвать эти основополагающие принципы, он лишь хмыкнул и сказал, что этих принципов слишком много, чтобы составлять список, и большинство из них довольно очевидны. А потом привел пример: футболист, владеющий мячом, встречает соперника. Принцип в этом случае простой: «можно либо попробовать обвести соперника, либо отдать пас».

Самая главная задача для современного футбольного тренера, по мнению Уливьери, — помогать футболистам чаще принимать правильные решения в сложных ситуациях. «Игроки подвергаются постоянному ментальному давлению, — говорит он. — Нужно тренировать не только тело, но и разум».

Как этого добиться — загадка, которую пытаются решить все. Но начинается все с желания постоянно ставить перед собой новые задачи. «Во время учебного курса Уливьери всегда говорил нам, что «развитие правильного мышления очень утомительно», — добавляет Спина. — Но только так можно добиться успеха. Не останавливаясь только на том, что ты уже видишь».

Эту идею стоит держать в уме, исследуя уголки Коверчано. Вы наверняка не поймете с первого взгляда, что окна в тренировочном зале сделаны из специального хрусталя, который выдерживает попадание футбольного мяча. Или что пол этого здания стоит на железных штырях, расставленных таким образом, чтобы по эластичности пол напоминал настоящее травяное футбольное поле.

И то, и другое поставили в зале еще при Луиджи Ридольфи, который, прежде чем заложить Технический центр, объездил всю Европу в поисках самых продвинутых материалов и технологий. Если вам кажется, что погоня за идеалом буквально вшита в ткань этого места, то вам не кажется — так оно и есть, причем в буквальном смысле.

***

В Музее итальянского футбола целая стена посвящена сборной Италии, выигравшей чемпионат мира в 1982 году. Там вы можете повосхищаться синими футболками, которые носили чемпионы — Марко Тарделли, Бруно Конти и другие. Среди них вы найдете и более любопытный экспонат: серо-белый полосатый пиджак с галстуком и пару черных костюмных брюк.

Это одежда, в которой выходил на игру тренер той сборной Италии, Энцо Беарзот. И, возможно, это еще и отражение того, как в Италии относятся к футболу. Тренер важен не меньше, чем его игроки, а может быть — даже и чуть больше. В шкафчике с сувенирами, стоящем рядом с футболками сборной, прямо по центру располагаются две фотографии Беарзота, а также пара его старых курительных трубок.

Костюм Энцо Беарзота и майки игроков

Может быть, именно существование Коверчано и «Скуола Алленатори» помогло итальянцам проникнуться таким уважением к «мистеру», как обычно уважительно называют тренера в Италии? Этот вопрос довольно сложен. Уливьери считает, что одержимость итальянцев тактикой и стратегией — это свидетельство о каком-то глубоко укоренившемся элементе национального самосознания.

«Итальянцы естественным образом к этому предрасположены, — говорит он. — Это искусство. Искусство итальянского характера, особенно неаполитанского характера — искусство достигать цели… Это социальная справедливость. Политика. Маленький может победить большого. С помощью тактики это иногда удается. Если большая команда всегда будет побеждать, футбол закончится».

Энцо Беарзот на чемпионате мира 1982 года

Сейчас, когда «Ювентус» готовится выиграть шестой подряд чемпионат Италии, эту фразу трудно воспринимать со всей серьезностью. Но нельзя отрицать, что Италия гордится своими великими тренерами. В «Гадзетта делло спорт» практически ежедневно выходят статьи, посвященные достижениям Конте, Анчелотти, Раньери и других.

Итак, в чем же большой секрет Италии? В этой великолепной школе, основанной человеком, который опередил время, всегда думал на два шага вперед и верил, что дьявол живет в мелочах? Или же «Скуола Алленатори» сама по себе — физическое проявление любви итальянцев к тактике?

Так или иначе, все сводится к старинной дилемме о курице и яйце. Пока мы ищем на нее ответ, Уливьери и его команда в Коверчано делают все, чтобы их выпускники и дальше рулили всеми курятниками.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: Bleacher Report

Фото: Юля Давыдова/BigPicture.ru

Записи spektrowski