Потому что в Доте есть все хорошее, что есть в футболе, но нет почти ничего плохого, вот почему.

Единственный реальный и неустранимый недостаток Доты по сравнению с футболом — это, конечно, то, что там бегают друг против друга не живые люди, а картинки на экране. Нет, для подавляющего большинства болельщиков футболисты тоже в первую очередь картинки на экране, но эти картинки все-таки живут, дают интервью, ведут инстаграмы в которые можно набежать и обматерить последними словами и так далее. У условного Невермора или Виндрейнджер инстаграмов нет.

Дота как минимум не менее зрелищна, чем футбол — если в ней разбираться хотя бы на дилетантском уровне… стоп, это и к футболу тоже применимо. Так или иначе, в Доте тоже есть красивейшие, причем не только и не столько благодаря визуальным эффектам, комбинации, представляющие собой потрясающие проявления коллективного интеллекта. Не двигательного, конечно, как в футболе и других командных игровых видах; это больше похоже на координацию фигур в шахматах. Собственно, Дота заодно становится и тем, чем когда-то, в те далекие времена, когда на матчи Карпова с Каспаровым или, скажем, Ботвинника с Талем набивался полный зал, были шахматы — зрелищным видом спорта, в котором сами спортсмены не показывают ни физической силы, ни ловкости, ни гибкости.

Дота намного демократичнее футбола. Чтобы научиться в нее играть, не нужно обладать выдающимися физическими данными, не нужно ходить в дорогостоящие секции, где вместо тебя в любой момент могут поставить кого-нибудь по блату — нужен только более-менее мощный компьютер, хорошая память и время реакции, ну и, максимум, хорошо натренированные кисти рук, чтобы быстрее соперника нажать на кнопку.

Больше того, все «игроки», появляющиеся в Доте на экране, доступны сразу всем командам. Представьте, что вы можете выставить состав из условных Дасаева, Каннаваро, Месси, Пеле и Черенкова, и никакой Санкт-Петербург или Сен-Жермен не уведет их у вас к ростральным колоннам или Эйфелевой башне, и никто не порвет крестообразных связок, не сломает ногу, не нарушит режим, не зазвездится после подписания нового контракта или не будет волноваться из-за того, что новый контракт еще не подписан. А если их захочет выставить другая команда, у вас всегда в запасе Буффон, Пуйоль, Криштиану, Марадона и Гаврилов. Можно даже собрать Monkey King Bar Зе Луишу, чтобы он никогда не промахивался мимо створа, или Gloves of Haste Реброву, чтобы быстрее реагировал, в конце концов! И парочку… троечку… целый инвентарь вещей на интеллект Макееву — вдруг наконец-то голову включит.

Самое главное — в Доте нет судей, которые «полноценные участники игры». Игровой движок не может взять и снести твою башню, или отменить кулдаун твоего предмета, или не дать денег за честно убитых крипов. Правила игры соблюдаются всегда, без всяких усмотрений арбитра типа «вот у этого игрока плохая кредитная история, а вот эта команда наше национальное достояние».

Нет, оно понятно, что в Доту все равно играют живые люди, и некоторые игроки все равно будут сильнее других, и уже их могут переманить к ростральным колоннам. Но все-таки в Доте, насколько могу судить, больше поклонников именно красивой игры, а не определенных команд. «Дендифобы» не рубятся с «мираклофилами», не сливаются бесконечные инсайды, да и освещающие соревнования по Доте журналисты могут позволить себе немыслимую роскошь — писать о спорте, не беспокоясь о партийности своего мнения. Болельщикам, так сказать, нормального, «человеческого» спорта с появлением Интернета журналисты стали нужны, по большому счету, только для того, чтобы подтверждать собственную авторитетную версию правды. Журналист, который пишет так, как думаю я, ну, или «мы» — это хороший, годный журналист, а вот журналист, который пишет иначе — плохой, негодный и, скорее всего, проплаченный. Неважно, кто из этих двух условных журналистов говорит настоящую правду (может, они вообще оба врут, оба проплачены и пишут только и исключительно для того, чтобы подогреть интерес к себе любимым) — главное, чтобы он соответствовал моей правде. Я, конечно, все равно лучше знаю, но раз уж по какому-то недоразумению он, а не я, занимает авторитетную позицию, то, так уж и быть, воспользуюсь его мнением для аргументации.

Эпоха «постправды», о которой сейчас любят говорить в прессе, вообще началась именно со спорта. Сначала это был безобидный юмор (кто не помнит забавную акцию на ВВ с онлайном «матча дублеров Спартака и Атлантаса», который на полном серьезе ретранслировала, насколько помню, газета.ру, или выдуманного «очень молодого и перспективного игрока из Молдавии» по имени Мосал Бугдув, которого долго еще потом обсуждали на английских форумах?), потом — обнадеживающие слухи о трансферах (типа Дуду, сходящего с трапа самолета), а потом журналисты-беллетристы и комментаторы федерального уровня и вовсе начали формировать реальность так, как это угодно их руководителям. Да, болельщики (особенно «Спартака») были недовольны, но зато эти самые руководители постепенно, как говорится, believed their own bullshit — мы говорим журналистам писать, что все зашибись, они пишут, что все зашибись, а раз написано, что все зашибись, значит, все на самом деле зашибись. К чему это привело, достаточно красноречиво говорит место в рейтинге ФИФА нашей Sbornaya. В «Спартаке» на этой же волне «постправды» вообще появился свой Дональд Трамп — Валерий Карпин, который как никто умел говорить то, что приятно болельщикам (и, наверное, Федуну) и был славен прежде всего своей «независимостью» и «несистемностью», а не реальными навыками.

Ладно, простите за несколько пессимистичное отступление, вернемся все-таки к Доте. Одно из важных достоинств Доты и других киберспортивных дисциплин вроде Counter-Strike — то, что зрители видят своими глазами убийства (пусть и виртуальные), находясь при этом в полнейшей безопасности. Гладиаторские бои и рыцарские турниры остались в далеком прошлом, равно как и публичные казни, даже бои животных уже считаются чем-то отвратительным и нецивилизованным. Спорт высших достижений — это в определенной степени как раз сублимация желания «увидеть боль и смерть» и ощутить катарсис. Часть интереса к командным играм и гоночным соревнованиям заключается в том числе и в постоянном напряжении: «А вдруг он его сейчас сломает? А вдруг он сейчас вылетит и разобьется?» Я уж не говорю о боевых искусствах, которые изначально построены на причинении боли, и их в каком-то степени наивысшем воплощении — рестлинге, где причинение боли тщательным образом продумано и скоординировано, чтобы вызвать максимальную реакцию у зрителей. Киберспорт дает нам эту «смерть», причем в огромных количествах, а в той же Доте — еще и, как я писал в самом начале, иной раз после великолепнейших комбинаций. При этом ни одно живое существо не страдает (ну, разве что игрокам приходится долго сидеть в неудобных позах, но затекшая спина, боль в кистях и уставшие глаза — это, извините, не перелом ноги и не черепно-мозговая травма).

А зачем я тогда смотрю футбол, если так люблю Доту? Потому что я люблю не футбол, а «Спартак». Так уж с детства приучили. А если новое поколение детей будут с детства приучать к Доте и прочему киберспорту, то есть риск, что за нового Неймара лет через десять-пятнадцать будут давать разве что пару пива, чтобы сыграл в аренде за команду соседнего двора, а вот новый Денди перейдет в мадридский «Реал» за девятизначную сумму.

Вчерашний матч с ЦСКА, кстати, чем-то был как раз похож на типичную, простите, катку. Одна команда более или менее контролирует игру, ведет по очкам, потом вторая команда в отчаянии берет Рапиру, идет в прорыв, в решающий момент у суппорта первой команды съезжает на пару миллиметров мышь, он кидает заклинание не туда, вся команда гибнет, DIRE VICTORY. Беспокоит, правда, что у суппортов что-то регулярно мыши в последнее время съезжать начали…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи spektrowski