Весенние каникулы – я люблю их больше всего! Осенние-то совсем коротенькие, только отпразднуешь Седьмое ноября, парад посмотришь, и уже снова в школу. Зимой, конечно, Новый год, но в остальном – на улице темно и прохладно, и еще простудишься непременно. А весенние – почти такие же длинные, и еще всего одна четверть – и лето! И обязательно «Приключения Капитана Врунгеля» по телевизору, правда, никогда не получается посмотреть первую серию и понять, почему же яхта все-таки – «Беда». А главное – снег тает, ручейки весело бегут, и площадка во дворе подсыхает, а значит скоро уже – снова футбол!

Зимой-то оно – хоккей, конечно, но хоккей у нас как бы невсамделишный. До коробки далеко идти, и коньки не у всех, да и клюшки тоже… А так, если во дворе, на дорожке – ну это трое на трое от силы, больше не поместится, и теннисный мячик вместо шайбы, и еще неровен час спустится соседка и поднимет крик, и прогонит, ну как же, у них же тут – Машина стоит, ценность превеликая, а ну как поцарапают оболтусы, ишь как клюшками машут (как ни странно, но с годами я понимаю её все больше). В общем – несерьезно. Но вот футбол – самый настоящий, без дураков!

Отсмотрев очередные три серии – тра-па-па-пам динь-динь! – я прихватил мячик и поспешил на улицу. На площадке о чем-то неспешно беседовали «большие» во главе с жителем первого подъезда и шестиклассником по имени Виталий Сорокин и прозвищу «Тасик». Чем знаменит Тасик? Да хотя бы тем, что зимой при большом стечении школьной аудитории отлупил самого настоящего десятиклассника! Ну хорошо, пусть не прям «отлупил», но то, что одержал победу «по очкам» — это несомненно!

А еще Тасик, как все по-настоящему сильные люди – на самом деле добрый. И справедливый. Вот, помнится, разбили у нас одному гражданину мячом очки, после чего возникла конфликтная ситуация. Нет, не с гражданином, как можно было бы подумать – гражданину Тасик сразу велел убираться подобру-поздорову и более через футбольное поле во время игры не перемещаться. А суть конфликта заключалась в том, что мяч, кабы не гражданин – летел в ворота. И, как утверждала атакующая сторона – «точно в девятину, гол был бы чистяк, без шансов!» Обороняющиеся же придерживались обратной точки зрения, особенно их голкипер, стоявший на том, что «брал как нефиг делать, на раз-два, я вообще в том углу стоял!» В считанные мгновения ситуация раскалилась, и хозяйствующие субъекты уже готовы были сойтись в рукопашной, отстаивая истину – но тут слово взял как раз Тасик. Решение было воистину соломоново: он самолично расставил всех спортсменов по тем же позициям, что они занимали в последнее мгновение жизни очков – и велел перебить. Так же, с полулета, как и было! Вот он какой был – Тасик!

Строго говоря, наша площадка перед домом была именно что «площадка вообще». Свободного, так сказать, назначения. Гоняли, само собой, на ней, но ворота всякий раз надо было импровизировать, из портфелей, из кирпичей ли, а то и просто отчеркнув штанги ногой по земле. То есть, было не факт, что Тасик сотоварищи собрались на ней сейчас конкретно для игры. Вполне возможно, что они просто обсуждают какие-то свои «большие» вопросы и готовятся куда-либо проследовать для своего дальнейшего «большого» времяпрепровождения. Но я на всякий случай пристроился неподалеку и начал сосредоточенно выполнять упражнение «чеканка» своим пупырчатым резиновым изделием за шестьдесят копеек. А если все-таки – для футбола собрались? А если – народу не наберется, или не удастся разделиться поровну, или хотя бы по-честному – и тогда вот он я, пожалуйста. С «чеканкой» наготове. Сказать по правде, Тасик на целых три года старше, в силу чего, возможно, даже и не подозревает о моем существовании в природе, а если и подозревает, то не придает этому факту сколько-нибудь решающего значения – но вдруг? И вдруг…

Начеканить удалось довольно много, может, сто, а может, и все двести пятьдесят. Взрослый разговор поодаль все продолжался, и я почти уже утратил надежду и прикидывал, куда бы еще пойти в сторонке почеканить – как вдруг услышал веселый голос Тасика:

– Слышь, Михуил – ну ты чего там стоишь? Иди-ка сюда!
«Михуил» поспешно исполнил указание и приблизился, уже внутренне ликуя: «Знает! ОН – знает меня!!!»
– Ты чего как неродной в стороне встал? Давай, мы сейчас ворота на площадке будем делать настоящие, чтоб нормально играть… или ты не с нами? А то стоишь, не подходишь, будто не из нашего дома…
О – ворота! Несомненно, тут парни обратились по адресу. Я большой специалист по футбольным воротам! Я знаю их все. В Киеве такие огромные, если смотреть сбоку – то фигура «трапеция», в такие уж если забьешь гол, так забьешь. В Тбилиси похожие, только поменьше. А на стадионе «Динамо» наоборот – мелкого, так сказать, залегания, сетка висит чуть ли не у самой ленточки. И так далее. Я когда футбол по телевизору включаю – то сразу могу сказать, в каком городе проходит матч, безо всякого комментатора! Да и вообще, ворота, на мой взгляд – вот что делает поле реально футбольным, и, как следствие, всю игру — настоящей!

– Давайте, короче, так, – объявил Тасик, – Мы сейчас с Дроном идем на свалку, я там вчера вечером бревна присмотрел. Лопата у меня есть, молоток тоже, а ваша, значит, с Симычем задача – полазить где-то вокруг, поискать досок, метра по три примерно, перекладину чтоб приколотить… чтоб не было потом этих вечных, «выше – не выше прошло». Тут Тасик поморщился, вспомнив, видать, какой-то спор на эту действительно неувядающую тему.
Деревянные… Эх, а я уж размечтался – прям такие белоснежные… но тоже пойдет!
– А, еще же гвозди нужны будут, чем прибивать… не знаю, есть у нас дома или нет… У тебя могут быть?
– А… э… Ну, у отца наверняка есть!
– Ну, давай, сбегай, посмотри, а то, может, в хозяйственный придется кого послать…

Я пулей взлетел на свой десятый этаж, едва, кажется, не выскочив из кабины лифта прямо во время подъема, с грохотом вытащил отцовский ящик с инструментами – есть! И не в силах терпеть более ни единой секунды, высунулся из окна и заорал, впервые смело, как равный к равному, обращаясь к кумиру:
– Та-а-асик! Та-а-асик!!! Есть, есть большие гвозди!!!

Кумир помахал рукой в знак того, что информация принята к сведению и даже удостоил меня вербальной реакции:
– Хорошо!!! Давай, спускайся, идите с Симычем искать, а мы свалку пошли-и-и!!!

Да, свалка у нас была знатная. В пятерку по Москве, я думаю, входила уверенно. А то и в призовую тройку. Всё, чего только душенька пожелает, включая величайшую ценность – банки из-под импортного пива, которыми ее исправно снабжал автокомбинат, обслуживавший заграничных туристов. А двое из Б-класса даже брехали, что один раз даже покойника там нашли, настоящего и еще практически живого! И вот как назло – именно банки в тот день и попадались… но под конец отыскались и доски.

Тасик с Дроном времени тоже не теряли. Когда мы вернулись с добычей, четыре бревна уже рядком лежали на газоне, и лопата валялась рядом. Не особо, правда, одинаковые по диаметру, цвету и структуре – но зато вполне подходящие по длине!
– Ну что – надо разметить да делать начинать! – сказал наш прораб и, решительно ступая своими ботинками тогда уже, кажется, сорок пятого размера, обозначил будущую штрафную площадь и лицевую линию.
– Погоди, Виталь, – подал кто-то робкий голос, – Тут же вроде по идее как дорожка, люди ходят…
– И чего? – изумился Тасик, – Обойдут, ноги не отвалялтся. А то что ж нам – совсем квадратную поляну что ли делать? Давай, короче – от сих и вот до сих!

Будущая печальная судьба моноклей была, таким образом, предрешена. А также участь десятков испачканных курток, плащей и польт, выбитых из рук сумок, портфелей, и так далее. Но в этом вопросе я с Виталием полностью солидарен: нечего через поле ходить. Видно же – детишки тренируются. Оттачивают мастерство!

С часовым перерывом на обед мы проковырялись почти до вечера. Грунт, изрядно начиненный всякого рода арматурой и строительным мусором, поддавался плохо, но в конце концов штанги удалось установить в соответствии с генеральным планом. «Южные» ворота в итоге, оказались немного ниже «северных» – ну да не беда. Каждый бросил символическую горсть земли к основанию и утоптал. Стояло крепко, как у молодого. Тасик самолично вскарабкался на штанги и могучими ударами молота приколотил перекладины. Затем спрыгнул, отряхнул руки и провозгласил:
– Готово! Вроде ничего так. Еще бы сетку, и вообще был бы атас! Ладно, потом придумаем, где взять.

Так площадка возле нашего дома обрела гордый статус «футбольного поля», на несколько сезонов сделавшись тематическим центром притяжения для всех окрестных любителей этой прекрасной древней игры. Здорово!

– Ну всё, короче, – объявил Тасик, – Переодеваемся и выходим. Зря, что ли, делали?!

Когда мы переоделись и спустились, на вновь открытом стадионе с недвусмысленными намерениями уже толклось несколько деятелей из соседних строений. Причем деятелей из старшей возрастной группы. Я было загрустил, но почти тут же над плечом раздался мощный рык Тасика:
– Так, а вы чего сюда приперлись? Играть? А когда мы ворота ставили, таскали, копали – чего не приходили? Ну-ка, давайте-ка – потопали к своему дому…

Деятели в легкой степени ужаса попятились. Все-таки авторитет, рейтинг и сфера влияния носителя рыка были весьма велики. Как, впрочем, и чувство такта и справедливости.

– Ну ладно, ладно, это я так. Мы же для всех строили. Но, короче, для нашего дома – в первую очередь. Вот Миха, а еще Симыч был – они хоть и маленькие, но тоже помогали, таскали… так что их всегда брать будете, даже если меня не будет. Уловили мою мысль? О, у вас настоящий мяч, футбольный?! Давай сюда.

Деятели испуганно похлопали глазами, давая понять, что таки да, уловили.

– Ладно, давайте делиться, – с этими словами наш вожак оглядел свой электорат и остановил свой взгляд на мне, – Так, Мих – ты получаешься самый маленький… на ворота встанешь?

Да законы дворового футбола неумолимы: маленький – в «рамку», и не болтайся под ногами! А то вообще – за «рамкой» будешь мячик подавать!
– Конечно, встану!
— Ну всё тогда – погнали!

И мы «погнали»…

Бог ты мой – как мы играли в тот сезон! Апрель того года выдался на редкость теплый – мама все вспоминала: «Вы тогда после каникул только в школу пошли, может быть, даже прямо и первого числа… иду вечером с работы – пыль уже столбом, вы все в одних футболках носитесь, а Тасик с этим своим другом, как его, забыла – так и вообще голые!!!» Каждый, каждый день, примчавшись из школы и похлебав почти холодного супа, потому что нету терпежу ждать, пока разогреется – и вниз, скорее вниз, на нашу площадку! Чтоб уже до темноты, до разорванных кедов и сдувшегося мяча, и до счета в районе третьего десятка голов, а потом еще на кубок, и на Суперкубок!

И я вполне освоился в воротах. И даже в совершенстве овладел приемом «бросок в ноги», как у Рината Дасаева. Даже лучше, потому что Дасаев прыгает вперед, я извиняюсь, ногами, а я – стараюсь руками. Это чрезвычайно эффектный прием, а главное – весьма эффективный. Вот нападающий выскакивает с тобой «один на один», вот он бежит, вот он видит, что основные хлопоты позади, на воротах какой-то мелкий стоит, это мы его в раз, сейчас мимо него пробьем, и уже нога заносится для удара, и за мгновение до этого уже победно вскидываются руки… как бы не так! Тут важно выдержать паузу, не «выброситься» раньше времени, чтоб не обвел, не оббежал – а стоять, делать вид, что ты пенек-пеньком, и в воротах лишь «для мебели», потому что самый младший… А теперь два резких коротких шага на рывке, и отчаянно головой вперед, распластываясь, и обжигающая боль в бедре, потому что площадка мелким гравием посыпана, и локоть сдираешь, но это все ерунда, потому что мяч в руках, а нападающий летит через тебя куда-то вдаль и что-то там о чем-то яростно и непечатно возмущается… Тут, конечно, важно, чтобы Тасик был на поле, или кто-то еще авторитетный из нашего дома, я-то знаю, что сыграно «чисто» и «в мяч», но не все это правило знают и понимают. И тогда Тасик в присущей ему доброжелательной манере знакомит недопонимающего с верной трактовкой эпизода.

А теперь – замедленный повтор, как полагается. Вот нападающий плавно «вываливается» из нашей оборонительной линии… вот движется прямо на ворота, вздымая колени… вот я срываюсь с места, даже на «рапиде» видно, сколь динамично я это исполняю… в ноги… головой как в омут… намертво… снято!

Теперь с другой камеры, «reverse angle». Вот нападающий… а, стоп. Не было тогда еще никаких «реверс энгл». Ну да ладно. И так понятно.
Каждый, каждый день…

И однажды – венец и апофеоз, кульминация и катарсис: явление Тасика всему народу второго школьного этажа. Да, безусловно: спорт – это в основном вереница неудач, цепь поражений и сплошная полоса невезения и предвзятого судейства. Но есть моменты, подобные физической дельта-функции – когда кривая вдруг взмывает вверх до самой бесконечности, и даже выше! Когда пусть и на исчезающее малый промежуток времени, меньше, чем на мгновение – но все-таки Триумф, интегрально во сто крат превосходящий всё остальное! То, ради чего ты готов, стиснув зубы, терпеть и сносить…
Злые языки потом, правда, утверждали, что Тасик явился, потому что был дежурный. Мол, так и так мимо шел… Да ерунда. Если бы Тасик был дежурный, у него была бы красная повязка с нарисованными черепом и костями. А повязки – не было. Значит, спустился специально.

Спустился, значит, подошел ко мне и при большом стечении публики произнес:
– Так, давай, значит… выходи сегодня в пять, там к нам на площадку с шестнадцатого дома придут, Серый там, Лысый, ну ты знаешь их… Серьезная игра будет, хочу, чтоб ты на воротах стоял. Что значит «сегодня среда, у меня шахматы»? Шахматы во сколько, в семь? Ну и нормально… а, еще доехать надо? Ну опоздаешь… что, пропустить не можешь один раз, что ты как маленький! Такая игра, специально договаривались! Ну, хочешь, к матери твоей подойду, скажу, чтоб разрешила тебе сегодня не ходить? Всё, давай, короче… в полпятого выходи даже, разомнемся. Жду…

И ушел.

Нет, получить золотые медали первенства Союза, поднять над головой «Золотую богиню» и Кубок Европейских Чемпионов – это тоже здорово, наверное. Да даже и наверняка — здорово. Но лично для меня ценней трофея нет, хоть он и неосязаемый. Когда Тасик подходит и говорит: «Ну ты как – выходишь сегодня? Выходи обязательно – серьезная будет игра!..»

…А однажды старший сынок спросил: «Пап, а мы когда к бабушке поедем – пойдем на площадку по жирафу лазать?» А я даже не понял, а потом специально посмотрел – да, действительно, стоит железный жираф. А я до сих пор вижу там – те самые наши ворота…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Записи Mike Lebedev