Российский продюсер и болельщик красно-белых Юсуп Бахшиев рассказал, как и почему руководители «Спартака» отказались увековечить в кино историю о легендарных основателях команды.

Сегодня почти каждый футбольный обыватель за версту узнаёт итальянские элегантные тройки Карреры, без труда вспомнит о вратарских целовальных ритуалах Реброва.

Однако вовсе не все из тысяч красно-белых фанатов на переполненной «Открытие-арене», глядя на баннер с изображением Николая Старостина, скажут о нём нечто большее, чем пусть и величественное, но всё же крайне ограниченное — «легенда».

Сегодня в футбольной памяти болельщиков огромное пространство занимают воспоминания о былых долгожданных триумфах и, как бы они ни сопротивлялись, досадных неудачах из недалёкого прошлого. Под всем этим гнётом современности всегда существует опасность упустить или вовсе потерять прошлое. Среди болельщиков «Спартака» находятся люди, которые не просто сами помнят, но и заботятся об исторической памяти миллионов своих товарищей.

Юсуп Бахшиев — продюсер и инициатор масштабного кинопроекта об историческом наследии «Спартака» и его создателях — Николае, Александре, Андрее и Петре Старостиных. В откровенном разговоре с Лайфом он поведал о попытках создать фильм о легендах «Спартака» и кто виноват в том, что он до сих пор не снят.

— Эта история началась примерно после того, как Россия выиграла право проведения чемпионата мира по футболу (2010 год. — Прим. Лайфа). Тогда мой товарищ Андрей Дейнеко работал директором по маркетингу в «Спартаке». Он пришёл ко мне со словами: «Слушай, давай к ЧМ придумаем для красно-белых какой-нибудь пиар-ход». В тот период команда играла плохо и ей была просто необходима поддержка. Тогда я сразу сказал, что не надо ничего выдумывать, есть же история клуба и легендарные братья Старостины. Так что в самом рождении «Спартака» заложена гениальная история, достойная экранизации. Настоящая сага — четыре брата в сложное время, когда всё было подчинено различным управлениям и министерствам, смогли создать абсолютно уникальный частный клуб. Я предложил снять кино о Старостиных.

— Мы написали заявку, Дейнеко отнес её Леониду Федуну. Но на тот период мы не получили поддержки, так как стадион «Спартака» был только в процессе строительства. Потом эта история снова возникла спустя три года.

И на этот раз вы сами пошли её представлять?

— Да, я познакомился с вице-президентом «Спартака» — Наилем Измайловым. Рассказал ему об идее фильма. Захотелось создать что-то масштабное. Решил, что будем снимать телевизионный сериал — 12 серий и полнометражный фильм. Общий бюджет проектов — порядка 400 миллионов рублей. От кассовых сборов «Спартак» должен был заработать 25%. Измайлову всё понравилось, он предложил стать партнёрами. Решили, что я беру на себя всю производственную часть — создание сценария, подготовку проекта и его реализацию, а он должен был обеспечить финансирование со стороны клуба.

Если кратко, какова идея фильма?

 Мы собирались реализовать его в ключе «Крёстного отца». Я, конечно, не имею в виду криминальную составляющую, мы хотели показать, что «Спартак» — это семья, а Николай Петрович — очень сильный лидер в этой семье. Надеялись показать истории людей, связанных одной целью, единой идеологией и мечтой. Собирались привлечь и болельщиков красно-белых.

Каким образом? Пригласили бы их в ленту?

— Конечно! Можно было прийти и сыграть, например, в массовке. Интересно же мелькнуть в картине о твоём любимом клубе. Также мы собирались делать пробы на эпизодические роли, чтоб у простых людей была возможность оказаться в одном кадре с профессиональными актёрами. Кроме того, планировалось, что болельщики сами путём голосования определят, какие актёры сыграют, например, братьев Старостиных. Всё это должно было широко освещаться: в прессе, в соцсетях — возможности для рекламы были фантастические. И всё, о чём я говорю, прежде всего приносило бы барыши «Спартаку». Не вкладывая ни копейки и не совершая ни одного шага, они могли получить потрясающую платформу для создания своей новой идеологической базы.

Вы начали работать над лентой уже после первых переговоров с Измайловым?

— Да, всё началось очень бодро. Я привлёк в проект сценариста Дмитрия Иванова — настоящий профессионал, работал с Первым каналом, многие его работы с успехом шли в прайм-тайм. Он написал заявку, сделали очень хорошую презентацию, буклет — уже начали тратить деньги, и как только всё это произошло, Измайлов пропал. Просто полтора месяца не подходил к телефону. Вообще, была странная ситуация, и, честно говоря, я уже махнул на неё рукой, как вдруг он опять появился. Сказал, что всё хорошо, денег он пока не нашёл, но привлёк ещё одного партнёра — Андрея Федуна.

Уже втроём мы встретились и обсудили, чего хотим достичь. Всё было нормально, и я пошагал дальше работать со сценарием и пытаться договориться с каким-нибудь федеральным каналом о показе нашего сериала. Проектом заинтересовались на НТВ, и я решил, что это отличный вариант. Тем более что их репутация а-ля «скандалы, интриги, расследования» уходит в прошлое.

То есть вы выполнили большую часть своих обязательств. А Измайлов?

— Время шло, но с его стороны по-прежнему не было никаких движений. Когда я понял, что денег от «Спартака» не будет, то предложил НТВ профинансировать проект, они согласились. Уже договорились с кинопрокатной компанией «Централ партнершип», с Фондом кино, причём руководство канала переговоры взяло на себя. Грубо говоря, НТВ полностью закрыл бюджет нашей картины.

Как только удалось договориться с НТВ (В феврале 2017. — Прим. Лайфа), я радостный пришёл к Измайлову со словами: «Всё! Искать ничего не надо, деньги есть!» Нам осталось с разрешением клуба и документом на передачу авторских прав от наследников Старостиных. Измайлов сказал, что они уже у него на руках. Однако Измайлов сказал мне буквально следующее: «А в чём интерес «Спартака»? Я был ошарашен. Про команду за огромные деньги снимают красивое кино с ведущими российскими актёрами, которое покажут на федеральном канале. Что значит «в чём интерес»?! Он заявил, что если мы хотим с ними работать, то должны заплатить.

Сколько и за что конкретно вы должны были платить?

— Я так понимаю, что это был некий аванс за возможную прибыль, которую проект в дальнейшем принесёт его создателям. Сумму я озвучивать не хочу. Но она большая, больше бюджета одной серии. К тому же я выслушал, что кинематографисты нечистоплотные люди и жулики. Естественно, я отказался платить.

После той встречи Измайлов опять пропал, и я решил самостоятельно связаться с потомками Николая Старостина. Дозвонился до его правнучки — Натальи, она сказала, что первый раз слышит о проекте, а самого Измайлова видела лишь однажды на открытии музея «Спартака». Оказалось, что целый год он нагло врал, говоря, что документы о покупке авторских прав уже готовы. Я решил самостоятельно решить этот вопрос, позвонил Андрею Федуну, предупредил. Однако в день, когда мы должны были подписать договор, мне позвонила Наталья, извинилась и сообщила, что не может ничего подписывать. С ней связался Измайлов и запретил продавать права.

Он имеет такие полномочия?

— Конечно нет! Наталья сказала, что «Спартак» каждый год даёт абонементы всей семье и они не хотели бы портить отношения с командой. Хотя, если честно, я не понимаю, как клуб, который создал Старостин, может отказать его потомкам в посещении стадиона?!

После этого вы продолжили переговоры с Измайловым?

— Да, но у нас началась какая-то вялотекущая борьба, Измайлов то соглашался, то отказывался от проекта. В какой-то момент он наконец встретился с Земским (руководитель НТВ) и сказал: «Ну хорошо, давайте попробуем всё подписать». Переговоры перешли в юридическую плоскость.

И, судя по всему, так и не вышли за её пределы…

— Они попросту закончились ничем. В «Спартаке» пытались внести в проект нашего договора абсолютно неприемлемые пункты, требовали полного контроля за всем: сценарием, производством, отбором актёров. Но как телеканал, который вкладывает сотни миллионов в проект, может согласиться с пунктом, по которому по одному слову клуба все съёмки сворачиваются?! Это был рычаг давления на нас.

В марте или апреле у меня состоялся последний разговор с Измайловым. Я тогда спросил, понимает ли он, что проект об отцах — основателях его клуба никогда не состоится? На что он, глядя мне в глаза, холодно бросил: «Ну и плевать». Не понимаю, как человек, который открыто говорит, что ему плевать на историю «Спартака», может работать в команде…

Насколько я понимаю, уже сделана большая работа, в частности над сценарием. Что теперь будет с этим материалом?

— Да, сделано очень много, но теперь всё пылится на полках. Хотя я регулярно получал от юристов «Спартака» электронные письма, в которых нас заверяли, что клуб в восторге от сценария.

Очень жаль, что ничего не вышло, были грандиозные планы. Каждый день я начинал с мыслями о картине. Мы собирались устроить большой праздник для всех фанатов, хотели сделать премьерный показ прямо на стадионе. Представьте, 40 тысяч человек на арене «Спартака» смотрят кино о его создателях… Все эти потерянные возможности до сих пор вызывают у меня дрожь. За два года я столько всего прочитал про Старостиных. Узнал, как развивалась история клуба, какие там были люди и что они были готовы положить жизнь и здоровье на его алтарь. И при взгляде сегодня на этих циничных красно-белых мухоморов с узенькими губами в руководстве команды, абсолютных непрофессионалов и просто непорядочных людей становится очень горько. Конечно, я понимаю, что таких измайловых в нашем спорте очень много. И как они только пробираются на руководящие посты?!

Глупо, понимая, что с течением времени всё некогда великое и почитаемое забывается, не использовать потрясающую возможность для 20 миллионов фанатов в искусстве увековечить историю «Спартака» и его основателей. Грустно, но и братья Старостины уже становятся немного мифологическими персонажами. На фанатских трибунах висит портрет Николая Петровича, и он как будда. А много ли о нём знают? Каким он был человеком, мужем, отцом? Что читал? Как проводил свободное время? Фильм стал бы великолепной возможностью рассказать поистине потрясающую историю. Уверен, тысячи молодых людей после просмотра этого кино влюбились бы в «Спартак» и стали его болельщиками. А те, кто уже знает о Старостиных, узнал бы их ещё лучше.

Как считаете, когда Измайлов узнает, что вы решились обнародовать эту историю, от него последует какая-то реакция?

— В одном из последних разговоров продюсер НТВ спросил Измайлова нечто похожее: не боится ли он, что эта некрасивая история станет достоянием гласности. На это он ответил: «Пусть только попробуют, я их порву». Но, зная его характер, думаю, он скажет, что всё это ложь, а проект от начала до конца придумал и разработал он.

Кстати, я узнал, что Измайлов ещё во время наших переговоров активно начал ходить по рынку, выдавая мою идею за свою. Я точно знаю, что он встречался с Фёдором Бондарчуком. Представляете, я с НТВ пишу сценарий, они тратят на него деньги и время, а в это время наш партнёр ходит по другим продюсерам и пытается заключить какие-то сделки! К чести и достоинству Фёдора, он не откликнулся на предложение Измайлова. В нашей индустрии неприлично вырывать стул из-под человека.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: L!FE

Записи maksspartak